Цитаты из книги «Пятеро, что ждут тебя на небесах», Митч Элбом

каждый из нас влияет на того, кто рядом, а тот, в свою очередь, на того, кто рядом с ним, и потому весь мир полон историй, а все они лишь фрагменты одной истории, одной-единственной.
веками бряцание оружием путали с храбростью, а отказ воевать — с трусостью.
Может показаться странным начинать историю с конца. Но ведь любой конец одновременно и начало. Мы просто сразу об этом не догадываемся.
Молодые мужчины идут на войну. Иногда потому, что они должны, иногда потому, что они хотят. И всегда потому, что они считают: так им положено. А повелось так с давних времен, веками бряцание оружием путали с храбростью, а отказ воевать – с трусостью.
Я потерял единственную женщину, которую любил.

Она взяла его руки в свои.

— Нет, не потерял. Я всегда была рядом с тобой. И ты по-прежнему любил меня. Потерянная любовь — все равно любовь, Эдди. Она принимает другую форму, вот и все
Справедливость, – произнес Синий Человек и простер вверх руку, – не правит жизнью и смертью. Если б она правила, то ни один хороший человек не умер бы молодым.
Порой в жизни происходят грустные события, и тогда приходится делать то, что положено.
у каждого есть своя грустная история.
чего стоит красивый вид без душевного покоя?
ведь в каждом взрослом мужчине независимо от возраста таится бегущий мальчик.
Он об этой ночи никогда не говорил ни твоей матери, ни кому другому. Ему было стыдно за нее, за Микки, за себя. А попав в больницу, он вообще перестал разговаривать. Думал, что в молчании можно укрыться. Только молчание редко приносит спасение. Мысли-то все равно его мучили.
Все родители так или иначе ранят своих детей. Это неизбежно. И на ребенке, будто на чисто вымытом стакане, остаются следы того, кто к нему прикоснулся. Иногда это грязные пятна, иногда трещины, а некоторые превращают детство своих детей в мелкие осколки, из которых уже ничего не склеишь.
Когда жертвуешь чем-то важным, ты это не теряешь. Ты просто передаешь это другому человеку.
того дня отец перестал со мной разговаривать. Он считал, что я его опозорил, и, наверное, в том мире, где он жил, так оно и было. Но отцы иногда разрушают жизнь своих сыновей, и моя жизнь была после этого разрушена. Из нервного ребенка я превратился в нервного молодого человека.
Потому что его дух – целый и невредимый – часть моей вечности. Но его самого тут нет. А ты есть.
– То, что происходит до твоего рождения, на твоей жизни тоже может сказаться, – заметила старуха. – И люди, что жили до тебя, тоже могут повлиять на твою жизнь.
Родителям, как правило, очень трудно свыкнуться с мыслью, что дети повзрослели и их надо отпустить на свободу, поэтому дети уходят на свободу сами.
Рядом с ним снова присаживается тоска. Он уже к ней привык и весь подбирается, словно освобождая ей место, как для вновь вошедшего пассажира в переполненном автобусе.
– Время – это совсем не то, что ты думаешь. – Капитан присел рядом с Эдди. – И смерть тоже. Смерть – еще не конец. Мы думаем, что это конец. То, что происходит на земле, – только начало.
Сам того не ведая, он завел с отцом ритуал семафора, исключавший слова и физические проявления любви.
bookmate icon
Тысячи книг — одна подписка
Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз