Катерина Кудрявцевацитирует2 года назад
    Когда я покидаю здание с чувством вины за собственное существование, ливень стихает. В моей — бывшей нашей — квартире травят клопов, и мне некуда идти после. Из моей — бывшей нашей — любимой булочной я звоню ей. Я рассказываю о своём провале: она, конечно, находит успокаивающие слова, и мне приятно чувствовать, что меня жалеют. Свежевыпеченный хлеб красиво разложен в плетёных корзинах в витрине, и он совершенно не пахнет: он никогда не пах, даже в тот день, когда мы съели половину буханки, пока добрались до дома. Тогда я радовалась, что очередное клише удалось воплотить в жизнь: вот мы несёмся по холодеющему проспекту, и в руках у нас хлеб в бумажной обёртке и ровно полкилограмма черешни, и мы будем счастливыми ещё примерно две недели, пять дней и два часа.
    Eugenie Suvorinaцитируетв прошлом году
    Я достаточно знаю про Дэвида Харви и журнал Artforum, чтобы мы могли заняться сексом.
    Anastasia Burmistrovaцитирует3 года назад
    детские образы и дет­ские трав­мы вообще красной нитью проходят через весь сборник
    Sofia Astashovaцитирует18 дней назад
    Трепетное внимание к детству, жгучее желание вновь и вновь рассматривать и выставлять на показ свои разбитые коленки — давняя примета женской прозы. Тому, среди прочих, имеется одна веская причина: женщины не боятся выглядеть инфантильно, припоминая себя в нежном возрасте, ведь пат­риархальное общество не требует от них зрелости, а, напротив, инфантилизирует их по полной. Ответом на такое положение вещей могут быть две стратегии: либо использовать карт-бланш на инфантилизм в своих, контрпатриархальных целях (например, сознательно проговаривая, а не замалчивая детский опыт), либо идти поперек, пытаясь нарушить логику конструктов «мужское — женское» и «зрелое — детское» соответственно. Обе стратегии просматриваются в текстах, присутствующих в сборнике, но ювенильная линия бросается в глаза. Может, дело обстоит в другом — в общей тенденции к инфантилизации современной культуры, в увеличении периода, переживаемого как «молодость»? Так или иначе, кочующие из текста в текст «Какао, Катание, Качели, Коленки и Кудри», судя по всему, будоражат писательское воображение и сообщают нам нечто о нас самих.
    Sofia Astashovaцитирует18 дней назад
    две женщины сильно за три­д­цать
    Sofia Astashovaцитирует19 дней назад
    Бар находится на пересечении Покровки и Чистопрудного бульвара. Я люблю Москву только такой: маленькой, приземистой. Совсем рядом Хитровка, где полгода назад, ранней весной, на покрытой тёмной плиткой стене было выведено пурпурной краской «Любовь — это овсянка». Может быть, и сейчас тоже
    Sofia Astashovaцитирует19 дней назад
    Тогда я радовалась, что очередное клише удалось воплотить в жизнь: вот мы несёмся по холодеющему проспекту, и в руках у нас хлеб в бумажной обёртке и ровно полкилограмма черешни, и мы будем счастливыми ещё примерно две недели, пять дней и два часа.
    Kakliboцитируетв прошлом месяце
    В раннем утреннем свете на белой простыне двуспальной кровати я фотографирую свой живот и ноги, отправляю их и получаю в ответ — «как красиво»; снова засыпаю.
    Kakliboцитируетв прошлом месяце
    Тогда я радовалась, что очередное клише удалось воплотить в жизнь: вот мы несёмся по холодеющему проспекту, и в руках у нас хлеб в бумажной обёртке и ровно полкилограмма черешни, и мы будем счастливыми ещё примерно две недели, пять дней и два часа
    Kakliboцитируетв прошлом месяце
    Я приехала домой, она накрыла меня одеялом и принесла мне чай, а потом мы смотрели одну из этих кулинарных передач, после которых хотелось печь что-то необыкновенное: желание сильное и потому никогда не пересекающее границы реальности
    Анастасия Троценкоцитируетв прошлом месяце
    Я представляю его вспотевшим, ворочаю­щимся на мятой простыне в утренних московских су­мерках, пробивающихся сквозь тонкие шторы. Как он подходит к окну и смотрит на Новый Ар­бат, на дома-книжки, расцвеченные светодиодами.
    Я думаю об этом не без удовольствия
    Виктория Рукусцитирует2 месяца назад
    «История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, затем в виде фарса», — гласит гегелевская максима.
    kseniya wiseцитирует2 месяца назад
    дверь? Готова?

    — Не драматизируй, просто входи.

    Дверь открывается
    Екатерина Довжикцитирует2 месяца назад
    огда я радовалась, что очередное клише удалось воплотить в жизнь: вот мы несёмся по холодеющему проспекту, и в руках у нас хлеб в бумажной обёртке и ровно полкилограмма черешни, и мы будем счастливыми ещё примерно две недели, пять дней и два часа.
    anchous12цитирует2 месяца назад
    — Ну и квартиру ты снял. Всё есть, даже детская кроватка.

    — Можем украсть ребёнка и притвориться семьёй.

    Пять месяцев назад я путешествовала по Карелии и останавливалась в другой квартире с детской кроваткой. Тогда я уже слышала эту шутку от человека, с которым мы пили кофе на первом этаже этого дома. Я обдумываю эту общую тягу к воровству детей.
    Дарья Кошкинацитирует2 месяца назад
    Когда в следующий раз мы рисуем струк­туру рассказа, я понимаю, что на самом де­ле я хочу написать о том, как я тоскую по единомышленникам, как я хочу чувствовать себя принятой в стаю, и о том, как сильно моё отношение к группе поменялось в течение занятий — я стала немного в стае. Но я не знаю, как об этом написать.
    Ирисцитирует9 месяцев назад
    Кажется, у меня случился приступ паники. Все эти недомолвки, намёки, разговоры про мою несовершенность, внутреннее желание быть и казаться лучше, чем я есть на самом деле. Я испугалась быть пойманной, я испугалась, ­что я какая-то не такая, что я чего-то недостой­на, что я недостойна этой работы среди лю­дей, которые прошли весь этот ужас проверки и оказались безупречными.
    Ирисцитирует9 месяцев назад
    Я беру гематоген на кассе.

    — В детстве говорили, что он сделан из бычьей крови.

    — Возьми мне тоже.
    Ирисцитирует9 месяцев назад
    На следующий день Давид пишет, что проснулся в шесть утра опустошённый, с суицидальны­ми мыслями. Я представляю его вспотевшим, ворочаю­щимся на мятой простыне в утренних московских су­мерках, пробивающихся сквозь тонкие шторы. Как он подходит к окну и смотрит на Новый Ар­бат, на дома-книжки, расцвеченные светодиодами.
    Ирисцитирует9 месяцев назад
    Я говорю, что наше занятие меня очень тронуло и вдохновило. Я не говорю о том, какой чужой я чувствовала себя в библиотеке и как каж­дое моё слово казалось мне глупос­тью. Я не говорю о том, как я хотела всем понравить­ся.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз