Цитаты из книги «Без разрешения», Мария Сотская,Марина Симакова,Саша Шадрина,Елизавета Семяновская,Ира Смирнова,Лия Рахматуллина,Рита Косякова,Светлана Лукьянова,Эльмира Какабаева

Anastasia Burmistrova
Anastasia Burmistrovaцитирует8 месяцев назад
детские образы и дет­ские трав­мы вообще красной нитью проходят через весь сборник
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
следующему тесту, который состоял из неоконченных предложений.
• Думаю, что мой отец редко…
• Когда я вижу женщину рядом с мужчиной…
• Сделал бы всё, чтобы забыть…
• Когда-то…
• Большинство моих товарищей не знают, что я боюсь…
• Моя мать…
• Когда ко мне приближается мой начальник… («Я благоговею», хотелось написать мне
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
В комнате пахло людьми. Застоявшийся запах четырёхчасовой потери времени.
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
Иногда может показаться, что все эти тексты выполняют терапевтическую функцию, предлагая автору речь в качестве лечебно-профилактического средства. Но в действительности это средство другого рода — новый способ путешествовать, походное приключение, в котором автор познаёт себя только вместе с миром. Писательская практика интригует, но ещё и меняет ракурс, прочищает внимание, переключает регистр с «существую» и «говорю» на «письмо говорит»
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
здесь, кажется, занимает ироничную позицию антрополога, наблюдателя и писателя нравов,
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
Раскрепощающее, сильное и принадлежащее целому миру письмо в то же время таит в себе опасность: оно всегда уже содержит в себе нарциссический жест, и потому рискует потонуть в лавине неизбывной, замкнутой на себе речи. Писательницам, чьи тексты составляют этот сборник, чаще всего удаётся избежать этого искушения: кажется, что они вовремя бьют себя по рукам и переключаются на фактуру именно в тот момент, когда над ними нависает опасность. Тем не менее иногда все-таки возникает ощущение герметичности, чрезмерного «овнутрения» живого и жизненного нарратива, запертого в застенках сугубо личного переживания, огораживающего и заслоняющего собой весь мир.
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
К четвёртому занятию нужно описать обыденную сцену, которая произошла недавно
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
После четвёртого занятия нам надо написать сцену, где в красивых декорациях происходит что-то ужасное
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
оранжевой комнате библиотеки мы читаем рассказ Грейс Пейли, который называется «Любовь
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
Когда мы учились описывать декорации, в которых действуют наши герои, Эльмира описывала комнату, где проходило тестирование: сначала от своего лица, потом от лица женщины, которая следила за испытуемыми.
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
Саша раздаёт распечатанные листы, скреплённые степлером — это инструкция к сегодняшнему занятию. Если своей идеи для рассказа до сих пор нет, то можно выбрать любое сочетание из трёх слов и так придумать сюжет. Например:
— «хрущёвка, качели, красная машина» — это они добавили сами при переводе методички британского курса;
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
Как мы живём в эту одну минуту и шестнадцать секунд, пока из колонок звучит песня про любовь под липами! Нас окружает самая сердцевина лета и её запахи, и хриплое дачное радио в песчаной пыли, спелые мясистые помидоры и сиреневый базилик, золотистая иссохшая осока, тучи комаров, ночное звёздное небо, родители, соседи, лучшие друзья; и жизнь — не такая, какая она есть, но какой она бывает, только когда ты счастлив, и дышишь незаметно для себя, и притом очень уверен в собственном существовании
Maria  Kushakovskaya
Maria Kushakovskayaцитирует5 месяцев назад
В раннем утреннем свете на белой простыне двуспальной кровати я фотографирую свой живот и ноги, отправляю их и получаю в ответ — «как красиво
Гаяна Демурина
Гаяна Демуринацитирует7 месяцев назад
Февраль, март и даже чуть-чуть апрель — самые унылые месяцы в Москве.
Кира Андрияки
Кира Андриякицитирует7 месяцев назад
Я сняла его и примерила следующий.
Полина Никулина
Полина Никулинацитирует7 месяцев назад
С моего места открывается прекрасный вид: мужчины в деловых костюмах, женщины в шёлковых блузках, инсталляция с манекенами, дубовая дверь в уборную, Жора, пытающийся урав­новесить себя на стуле. Мужчины напротив те­ре­бят друг другу галстуки и по очереди ковыряют вилкой в шоколадном торте. Надо будет забрать остатки, когда они уйдут.
Нависает тень:
Полина Никулина
Полина Никулинацитирует7 месяцев назад
Официант закидывает руку на кассу, словно садится за руль спортивной тачки
Полина Никулина
Полина Никулинацитирует7 месяцев назад
Мерцает свет, лязгают тарелки, орёт кофемашина, снуют белоснежные фартучки. Жора подбегает к прилавку
Anastasia Burmistrova
Anastasia Burmistrovaцитирует8 месяцев назад
Рычащий «rrr» — это звук, который порывает с писательским молчанием, это звук, с которого начинается свободная речь.
Anastasia Burmistrova
Anastasia Burmistrovaцитирует8 месяцев назад
Второй мотив, который можно зафиксировать в этих текстах, касается переживания неприютности, неопределённости, даже некоторой чуждости рав­нодушного мира. Он прерывист и состоит из постоянных трансферов из одной ситуации в другую, из одного временного отрезка в другой, будь то романтические отношения, рабочие места или творчество; в нём буквально не на что опереться и не за что держаться.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз