Фрэнсис Бернетт

Маленькая принцесса. Приключения Сары Кру

Наталья Михайловацитирует5 лет назад
Сара полюбила их и дала им всем имена, взятые из книг – очень романтические имена – и фамилию Монморанси. Хорошенькая толстенькая малютка в кружевном чепчике получила имя Этельберты Бошань Монморанси, девочка постарше – Виолетты Шолмондери Монморанси, а маленький мальчик с пухленькими ножками, только что начинавший ходить, – Синди Вивиана Монморанси. Затем шли Лилиана Эванжелина Мад Марион, Розалинда Глэдис, Гюй Кларенс, Вероника Юстес и Клод Гаральд Гектор.
Анна Моревацитирует2 месяца назад
И с этого первого урока французского мисс Минчин невзлюбила Сару.
Химерацитируетв прошлом году
Если природа наделила вас великодушным сердцем и щедрым характером, руки ваши и ваше сердце всегда открыты для всех. И если иногда ваши руки пусты, сердце ваше всегда полно и в нем найдутся добрые, ласковые, задушевные слова, способные утешить и ободрить, найдется и веселый смех, который иногда помогает лучше всего остального.
Химерацитируетв прошлом году
Ей хочется, чтобы и Эрменгарда представляла себя принцессой, но та считает себя слишком толстой для этого.

– Да, она слишком толста, – сказала Лавиния, – а Сара слишком худа.

Джесси, конечно, и на этот раз не могла не засмеяться.

– Сара говорит, что тут дело не в наружности или богатстве, а в мыслях и поступках.
Химерацитируетв прошлом году
Может быть, у меня на самом деле дурной характер, а не сержусь я только потому, что у меня есть все нужное, и потому, что все добры ко мне. Не придумаю даже, как узнать, хорошая я или плохая. Может быть, у меня отвратительный характер, но никто никогда не узнает этого, потому что не будет случая узнать.
Екатерина Рысьцитирует3 года назад
слушать, как холодно бывало на чердаке.
Екатерина Рысьцитирует3 года назад
Когда сидишь у огонька в большой, ярко освещенной комнате, очень приятно
Екатерина Рысьцитирует3 года назад
веселый смех, который иногда помогает лучше всего остального.
Екатерина Рысьцитирует3 года назад
Если природа наделила вас великодушным сердцем и щедрым характером, руки ваши и ваше сердце всегда открыты для всех. И если иногда ваши руки пусты, сердце ваше всегда полно и в нем найдутся добрые, ласковые, задушевные слова, способные утешить и ободрить
Екатерина Рысьцитирует3 года назад
Когда Бекки пошла вниз, эта была уже не та Бекки, которая поднималась наверх, сгибаясь под тяжестью ящика с углем. В кармане у нее лежал запасной кусок сладкого пирога, она была сыта, и ей было тепло, но не только от пирога и от огня. Что-то другое напитало и согрело ее, и это другое была доброта Сары.
puddle88цитирует3 года назад
Умные люди часто делали много зла. Например, Робеспьер…
Alexander Erdyakovцитирует5 лет назад
– Ты, должно быть, хочешь выучить меня наизусть, моя крошка? – спросил капитан, гладя ее волосы.
– Нет, – ответила она, – я и так знаю тебя наизусть. Ты у меня в сердце.
Ирина Неуйминацитирует5 лет назад
Сара так много жила воображением, что даже самое необыкновенное и чудесное не могло долго удивлять ее. Все казалось ей возможным.
Ирина Неуйминацитирует5 лет назад
в то время, как грязная вода шлепала под ее башмаками, а ветер как будто старался сорвать с нее тоненькую кофточку, она думала:
«Представим, что на мне сухое платье, шерстяные чулки и крепкие башмаки, а в руках – хороший, не рваный зонтик. И положим – положим – что, подойдя к булочной, где продаются горячие лепешки, я вдруг найду сикспенс – ничей сикспенс. Тогда я войду в булочную, куплю шесть самых горячих лепешек и съем их все сразу!»
Странные вещи случаются иногда.
И очень странная вещь случилась с Сарой. Она в это время переходила через улицу и, стараясь выбирать местечки посуше, смотрела себе под ноги. Вдруг в грязи, около тротуара, блеснуло что-то. Это была маленькая серебряная монета; прохожие затоптали ее в грязь, но она все еще немножко блестела. Это был не сикспенс, а монета в четыре пенса.
Сара схватила ее посиневшей от холода рукой.
– Это случилось на самом деле! – прошептала она. – На самом деле!
Ирина Неуйминацитирует5 лет назад
Это потому, что ты тогда начинаешь думать не о себе, а о другом, – объяснила Сара, плотнее закутываясь в одеяло. – Я заметила это. Когда живется плохо, нужно думать о чем-нибудь другом.
– А вы можете это, мисс? – спросила Бекки, с восхищением глядя на нее.
– Иногда могу, а иногда нет, – ответила Сара. – Но когда могу, это очень помогает. Если мне тяжело, очень тяжело, я говорю себе: «Я принцесса и фея. А так как фея, то ничто не может повредить мне или обидеть меня». И когда я представляю себе это, мне становится легче.
Ирина Неуйминацитирует5 лет назад
Как тяжело быть крысой! – подумала Сара. – Никто не любит их. Все вскакивают, когда увидят крысу, и кричат: «Ах, отвратительная крыса!» Мне было бы очень неприятно, если бы люди вскакивали, увидав меня, и кричали: «Ах, отвратительная Сара!» – и ставили для меня ловушки, прикидываясь, будто хотят угостить обедом. Быть воробьем несравненно лучше. Но ведь никто не спрашивал крысу, кем она хочет быть – крысой или воробьем».
Ирина Неуйминацитирует5 лет назад
Если природа наделила вас великодушным сердцем и щедрым характером, руки ваши и ваше сердце всегда открыты для всех. И если иногда ваши руки пусты, сердце ваше всегда полно и в нем найдутся добрые, ласковые, задушевные слова, способные утешить и ободрить, найдется и веселый смех, который иногда помогает лучше всего остального.
Yana Semourцитирует5 лет назад
Ей всегда бывало очень трудно удержаться от гневной вспышки, если ее неожиданно отрывали от чтения.
– Я чувствую тогда, как будто меня ударили, и мне хочется ударить самой, – п
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз