Михаил Салтыков-Щедрин

Пошехонская старина

«Пошехонская старина» (подзаголовок: Житие Никанора Затрапезного, Пошехонского дворянина) — роман написанный Салтыковым-Щедриным в 1887—1889 годах, его последнее произведение, законченное незадолго до смерти.

«Пошехонская старина» впервые напечатана в журнале «Вестник Европы»: начало — осенью 1887 года, последние две главы — весной 1889 года.
653 бумажные страницы
Дата публикации оригинала
1889

Впечатления

    ЛенаYделится впечатлением4 года назад

    Очень занимательная книга, наполненная множеством бытовых подробностей дворянскооо быта. Хорошее отрезвление для любителей "старых добрых времен"

    Sergey Gavrichenkoделится впечатлением3 года назад
    👍Советую
    💡Познавательно
    🎯Полезно

    Интересная книга, автобиографичная. Рассказывает о буднях дворян средней руки (среднего класса), о помещиках и помещицкой практике в отношении дворовых и крестьян. Так же о пошехонском раздолье, обучении детей, нравах того общества, попытках выйти замуж и много чего другого. Отношение к дворовым и крепостным душам особо поразило, т. к. порой со скотиной обращались лучше, чем с ними. Зачастую делали так, чтобы им было хуже просто потому, что не понравилось как себя ведёт дворовый, глаза не такие, тон не тот и т. п. Из-за этого многие девки (девушки и женщины в услужении в барском доме) кончали жизнь самоубийством (топились, замерзали насмерть), а других запросто избивали до смерти. Выдавали за муж спецом за самых ублюдочных мужиков. Неугодных же парней сбывали в армию на 40 лет. Ну и чуть что били розгами за люьую провинность. Стоит отметить, что описывает и примеры добрых помещиков, но то капля в море. Разница с тем, что показывают в фильмах, разительна (никакого хруста французских булок). Очень ярко при чтении можно почувствовать дух дореволюционной России. Отчасти задевает реформу 1863 года и описывает как она отразилась на помещиках. Описывает взаимоотношения помещиков, балы, чаяния, надежды, распорядок будних дней. Книга стоит прочтения: сбрасывает весь романтический флёр царской России, нанесенный потомками барствующих семей. Советую к прочтению, особенно девушкам, которые грезят балами. Вернись монархия вновь, подавляющее большенство окажется на месте крепостных, а не гусар, великих князей и их дам. Да и после прочтения книг Кропоткина (Записки революционера), Толстого (Эмигранты) и этой, очерчиваются реальные контуры общества того времени. Мне полюбился этот жанр, где в такой повествовательной форме в виде романа авторы излагают свое видение и ощущения от жизни. Будто проговорил с автором до утра за жизнь.

    hank owlделится впечатлением8 месяцев назад
    👍Советую
    💡Познавательно
    🎯Полезно
    🚀Не оторваться
    😄Весело
    💧До слез

    А к щекам приложи сырое говяжье мясцо, и будет тебе счастье...

    До этого мое знакомство с салтыковым ограничивалось его сатирическими сказками. И как-то прошли они мимо, впрочем и ничего плохого сказать не могу. А теперь вот в копилке прочитанного внезапно оказалась "пошехонская старина". И это просто отличнейшая семейная хроника, и роман нравов, и незалакированная картина жизни нашенского третьеразрядного дворянства времен крепостничества не в столицах, а в глуши.
    В предисловии салтыков пишет, что это мол сборная солянка из характеров различных семейств и жизненных обстоятельств, окружавших его в детские годы. Однако чего-то есть у меня подозрение, что все-таки на девяносто, если не больше, процентов - это история именно его семейства. Но почему он отнекивается, в общем-то, понятно.

    Самое первое, что напрочь меня вынесло, это как в богатом, даже не просто в зажиточном, а реально в очень богатом семействе мамаша с папашей травили своих детей голодом и кормили тухлятинкой. Причем, любимчиков подкармливали особо, стравливая детей друг с другом. И над постылыми мамаша всячески издевалась. И держали для гостей что посвежее на погребе в холодке, чтобы, значит, пустить пыль в глаза, мол мы тут обжираемся. Но правду-то не утаишь, и над беднягами смеялись соседские дети. А крепостные девушки жалели барчуков и втихаря за пазухой таскали им что-нибудь погрызть.
    При этом салтыков описывает совсем другое отношение и к детям и к столу у соседей и даже у родственников. То есть этот демонический ахтунг чисто внутрисемейная патология. И почему же так произошло. Мамаша у них сильно страдала от самодурства папаши и его сестер, пока не вошла в силу. Зато потом всем дала прикурить. При этом сама жрала и пила всласть. Ну, и мошну неслабо набивала, не без этого. Ёпрст, то есть нет ничего удивительного. Самый монстр, сатрап, тиран и садист обычно получается из угнетаемого, получившего власть в свои руки.
    В общем, отъедались бедные дворянские дети только во время зимних праздников, когда все соседи ездили по гостям, принимали гостей и плотно кушали, то есть натурально обжирались.

    Про крепостничество очень показательно написано. Хозяева реально были разные. Опять же и внутри семьи, среди родни. Были законченные звери, были серединка на половинку и просто хорошие. Но никто, за очень-очень редким исключением, как-то не рвался отпустить закабаленных людей на волю. О нравственности еще как рассуждали, но халява - это же святое. И какие бы ни были господа, рабство - уродливое явление.
    И все, значит, такие передовые хозяйственники выезжали на том, что гоняли бедных крепостных на пахоту, не давая ни малейшего передыху. Ни малейшего. А как только вышла рабам вольная, то куда только что подевалось. Куча сволочей разорилась, и так им и надо.
    Причем! Приезжал, значит, из столиц к ним на лето один барин с француженкой-любовницей, а потом женой. Так, став вдовой, эта иностранка (без сомнения смутьянка и еретичка в глаза нашенских бар) была добра к своим рабам. Как вышел указ - первая выпустила молодых крестьян на волю, а старикам отстроила дома и назначила что-то вроде пенсиона. Просто... преступная... либеральность, ага.

    А как губили жизни крепостных из прихоти, из вредности, просто потому что вот. Короче, нет никаких слов. Сенных девушек в семействе главного героя было очень жаль. Такая мерзкая гадина их хозяйка, то есть мамаша семейства. Причем, свербело у нее, что она творит гнусности, но очень-очень изредка. То есть где-то там глубоко внутри трепыхалась почти что умершая, дышащая на ладан, душа. Но она быстренько на нее кулаком, да каблуком наступала и заливала любые угрызения совести сладким чаем с жирными сливками.

    Также салтыков вовсю описал подлые, то есть высокие, отношения в дворянских и купеческих семействах, когда за наследство были готовы удавить ближайших родственников и не чурались ничего. Унижались, наушничали, наговаривали, пресмыкались, вплоть до того, что даже крали завещания и пускали по миру родную кровь. Впрочем, это все не чуждо и остальным слоям общества.

    Самое смачное в книге - рассказ, как старшую дочь семейства - мамашину любимицу выдавали замуж в городе москве. Я просто наслаждалась, когда читала. Рыльцем девица не вышла, но женихов хотелось бравых. А мамаша со свахами всякое ей пихали. Не орлов, короче. Так что трагедии разыгрывались практически древнегреческие.
    Особенно запомнился один косметический рецепт, который пользовала невеста.

    "Этого "хорошего цвета лица" она добивалась страстно и жертвовала ради него даже удобствами жизни. Обкладывала лицо творогом, привязывала к щекам сырое говяжье мясо и, обвязанная тряпками, еле дыша, ходила по целым часам."

    На что только не идут девочки заради красоты и выгодной брачной партии. Ужас, ужас.

Цитаты

    Анна Селивановацитирует4 года назад
    Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.
    Миша Кондратенкоцитирует8 лет назад
    Зато у вас помещиков восемь семейств в приходе считается! – возразил я.
    – Что помещики! помещики-помещики, а какой в них прок? Твоя маменька и богатая, а много ли она на попа расщедрится. За всенощную двугривенный, а не то и весь пятиалтынный. А поп между тем отягощается, часа полтора на ногах стоит. Придет усталый с работы, – целый день либо пахал, либо косил, а тут опять полтора часа стой да пой! Нет, я от своих помещиков подальше.
    Первое дело, прибыток от них пустой, а, во-вторых, он же тебя, жеребцом или шалыганом обозвать норовит.
    Кирилл Боровковцитирует2 месяца назад
    По моему мнению, и в торжественные годины, и в будни идея отечества одинаково должна быть присуща сынам его, ибо только при ясном ее сознании человек приобретает право назвать себя гражданином.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз