«Товарищ Керенский». Антимонархическая революция и формирование культа «вождя народа» (март — июнь 1917 года), Борис Колоницкий
Книги
Борис Колоницкий

«Товарищ Керенский». Антимонархическая революция и формирование культа «вождя народа» (март — июнь 1917 года)

Читать
804 бумажные страницы
  • 💡1
  • 👍1
В своем новаторском исследовании автор показывает, что культ вождя народа, известный нам по фигурам Ленина и Сталина, зародился не в советское время, а весной и летом 1917 года. «Первая любовь революции» Александр Керенский стал первым носителем и отчасти изобретателем этого культа. Традиция монархической культуры не исчезла бесследно. Обогатившись традицией почитания партийных вождей, она возродилась в новом образе уникального вождя революционной армии и революционного народа, который оказался востребован разными слоями общества. Борис Колоницкий — доктор исторических наук, профессор факультета истории Европейского университета в Санкт-Петербурге, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН.
Впечатление
На полку

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Букмейт — это приложение, в котором хочется читать
  • 💡Познавательно1
  • 👍Советую1
Вход или регистрация
Alexandr  Grigoriev
Alexandr Grigorievделится впечатлением4 месяца назад
👍Советую

Александр Кошелев
Александр Кошелевделится впечатлением4 месяца назад
💡Познавательно

Кирьяков же, опираясь на свидетельство самого министра, сообщал: «Первые детские воспоминания А. Ф. Керенского — тогда еще шестилетнего ребенка — это, по его словам, смутные воспоминания о тихом ужасе, охватившем Симбирск, когда там узнали о казни сына местного директора народных училищ, студента Александра Ильича Ульянова (родного брата нашего “пломбированного” Н. Ленина) за участие его в попытке последних народовольцев казнить... царя Александра III...»82. (Нельзя тут не вспомнить стандартные советские жизнеописания Ленина, непременно упоминавшие о судьбе Александра Ульянова как о решающем моменте, определившем дальнейшую жизнь вождя.)

Не все биографы Керенского упоминали о его родителях. В некоторых текстах сообщалось, что его отец в момент рождения Александра был директором гимназии в Симбирске83. Богораз-Тан не вполне точно писал: «Отец его... был учителем русского языка в Симбирске, впоследствии директором гимназии в Казани»84.

При этом никто из биографов Керенского во время революции не указывал, что в 1887 году Ф. М. Керенский получил «генеральский» чин действительного статского советника, а через два года был назначен на должность главного инспектора училищ Туркестанского края. Иными словами, отец будущего министра сделал довольно удачную административную карьеру в Министерстве народного просвещения, что было не слишком полезно для создания революционной биографии Керенского-младшего85. (Это также напоминает канонические советские биографии Ленина, в которых делался акцент на «демократическом происхождении» вождя, но не говорилось о чине действительного статского советника, присвоенном И. Н. Ульянову86.)

В биографиях Керенского, изданных в 1917 году, не писали и о его предках по отцовской линии. Подобно многим другим русским интеллигентам, министр происходил из семьи священников. Можно предположить, что такая родословная не была во время революции особенно полезна для укрепления авторитета политика. Никто из биографов Керенского в 1917 году не упоминал о матери Александра Федоровича — Надежде Александровне (урожденной Адлер), отец которой, офицер российской армии, возглавлял топографическую службу Казанского военного округа87. Между тем происхождение матери министра было тогда предметом частных разговоров: одни считали ее немкой, а другие — еврейкой88. (Слухи о еврейских корнях Керенского фиксировали в 1917 году, не позже июня, и русские периодические издания89.) Иностранная фамилия матери и служебное положение деда с материнской стороны не считались факторами, способствовавшими укреплению репутации вождя Российской революции, поэтому, наверное, первые биографы Керенского о них и умалчивали.
Так, в 1-м запасном пехотном полку, который столь горячо приветствовал военного министра в начале мая, солдаты «ругали министра Керенского за предпринятое им наступление предателем, изменником родины и грабителем как бывшего присяжного поверенного, предлагали принять против него меры, так как иначе он будет диктатором»
Синяя книга» Зинаиды Гиппиус
Historia Rossica, Новое литературное обозрение
Новое литературное обозрение
Historia Rossica
  • 30
  • 717
Новое литературное обозрение, Новое литературное обозрение
Новое литературное обозрение
Новое литературное обозрение
  • 346
  • 417
Длинный список премии «Просветитель» — 2017, Премия «Просветитель»
Революция 1917, Bookmate
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз