Бесплатно
Викентий Вересаев

В тупике

    Лея Органацитирует5 лет назад
    мысль наша всегда обращена к прошедшему и будущему, а о настоящем мы никогда не думаем, и поэтому никогда не живем, – только все надеемся жить…
    Taya Gorevaцитируетв прошлом месяце
    Когда Катя говорила с Надеждой Александровной или когда читала газеты, у нее было впечатление: пришли, похваляясь, самонадеянные, тупые, не видящие живой жизни люди, разжигают в массах самые темные инстинкты и, опираясь на них, пытаются строить жизнь по своим сумасшедшим схемам, а к этим людям со всех сторон спешат примазаться ловкие пройдохи, думающие только о власти и своих выгодах.
    Когда Катя разговаривала с Корсаковым, ей представлялась картина: хрупкая ладья несется по течению в бешеном, стихийном потоке, среди шипящей пены и острых порогов, а сидящие в ладье со смертельными усилиями только следят, чтобы ладья не опрокинулась, не дала течи, не налетела на подводную скалу. И верят, что, в конце концов, выплывут на широкую, светлую реку. А толчки, перекатывающиеся волны, треск бортов, – все это было естественно и неизбежно.
    Taya Gorevaцитируетв прошлом месяце
    – Скоро все так переменится, что вы даже не ожидаете. – Он помолчал. – Ленин уже два месяца ведет тайные переговоры с великим князем Борисом Владимировичем. Будет инсценирован государственный переворот. Идейные вожаки большевизма заблаговременно исчезнут, а всех скомпрометированных прохвостов оставят на расправу, чтобы окружить большевизм мученическим ореолом и уйти с честью. Ленин, Троцкий и другие получают пожизненную пенсию по пятьдесят тысяч рублей золотом и обязуются уехать в Америку.
    – Дай-то бог! – вздохнула Агапова. – Там с ними уж легче будет управиться.
    Taya Gorevaцитируетв прошлом месяце
    Когда-то она была революционеркой, но давно уже стала обыкновенной старушкой; остались от прежнего большие круглые очки, и то еще, что она не верила в бога.
    Татьяна Шадринацитирует2 года назад
    Вот что, Митя! Что ты вчера рассказал про себя, про Марка
    Iraida Ponomarevaцитирует2 года назад
    В ясных глазах Ханова мелькнула растерянность, как у человека, который с великим трудом утвердился среди болота на кочке и его вдруг хотят с нее столкнуть
    Iraida Ponomarevaцитирует2 года назад
    у него были прекрасные черные глаза, внимательно прислушивающиеся к идущим в душу впечатлениям жизни.
    Iraida Ponomarevaцитирует2 года назад
    А когда идут рыцарства и всякие красные кресты, это значит, что такие войны изжили себя и что люди сражаются за ненужное.
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    – Я не совсем понимаю. Вы весь хлеб отбираете у мужиков?

    – Ну, да. Не весь, а называется – хлебные излишки.

    – Платите вы им?

    – Конечно, платим. По твердым ценам.

    – По твердым! Да что ж там, пустяки! Семьдесят рублей за пуд пшеницы, а она сейчас две с половиной, три тысячи стоит.
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    Ну, что, Уляша, нравится вам большевизм?

    Уляша застенчиво улыбнулась и взглянула в сторону.

    – Нет. Что же это делают! Кому охота работать, если все отбирают. Цену объявляют пустяковую, "по твердой цене", и все верно лишнее отдай им. Вино забрали, уж не знаем, работать ли виноградники, или бросить. Люди все время в разгоне по нарядам, а нужно сено возить.

    – Зато земля теперь ваша. И вещи у дачников для вас отбирают.

    – Вещи – что! Их и купить можно. А за землю мы Бреверну не так уж много платили. И в городе хорошо торговали. А теперь торговлю прекратили… Только и ждем, что авось прогонют их.

    Катя хохотала.
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    Проплывали плакаты на длинных палках:

    Да здравствует международная социальная революция!

    Да здравствует книга в руках пролетариата!

    – В первый раз слышу, чтоб кто-нибудь желал здоровья книге!
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    Людям одеться не во что, а тысячи аршин материи тратят на флаги и знамена!
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    Ужас в том, что выбора нет никакого. Либо с теми, либо с этими. А кто в промежутке…
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    – Скоро все так переменится, что вы даже не ожидаете. – Он помолчал. – Ленин уже два месяца ведет тайные переговоры с великим князем Борисом Владимировичем. Будет инсценирован государственный переворот. Идейные вожаки большевизма заблаговременно исчезнут, а всех скомпрометированных прохвостов оставят на расправу, чтобы окружить большевизм мученическим ореолом и уйти с честью. Ленин, Троцкий и другие получают пожизненную пенсию по пятьдесят тысяч рублей золотом и обязуются уехать в Америку.

    – Дай-то бог! – вздохнула Агапова. – Там с ними уж легче будет управиться.
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    – Я на все руки мастер: и слесарь, и стекольщик, и огородник, и спекулянт.
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    Ах, Капралов, зачем вы пьете!

    – Гм! Как пью, – все видят. А как работаю – никто не замечает!
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    Ведь, по существу, это война против культуры, против всех высших духовных ценностей. Вместо науки – публицистика "Правды", вместо поэзии – Демьян Бедный, вместо живописи – толстопузые попы и звероподобные генералы на плакатах.
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    Смотрю я на вас, и мне вспоминается Паскаль. Он говорит, что мысль наша всегда обращена к прошедшему и будущему, а о настоящем мы никогда не думаем, и поэтому никогда не живем, – только все надеемся жить… А вот вы это умеете, – из всего извлекать настоящее. Как это редко!
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    – Мы сейчас молока не пьем: великий пост.

    Иван Ильич захохотал.

    – Молоко пить нельзя, а людей грабить можно! Нет, Уляша, вы просто прелесть!
    Oleg Emelyanovцитирует3 года назад
    Нет, Уляша, большевизм именно в том, как вы говорите: грабь, хватай, что увидишь, не упускай своего! Брось работать и бездельничай. И только о себе самом думай.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз