Андреа Питцер

Тайная история Владимира Набокова

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Набоков замечает, что в мире есть два типа людей: те, кто помнит, и те, кто нет.
Зоя Павленкоцитирует3 года назад
Понимая, на что намекают сенаторы, президент Франклин Делано Рузвельт парировал: Библия тоже практически полностью написана иностранцами и евреями. Американская тяга к пацифизму и изоляционизму в то время казалась неразрывно связанной с ненавистью к евреям.
Gleb Chugaevцитирует3 года назад
у Солженицына объявился двойник, который устраивал пьяные дебоши и приставал на улицах к женщинам, пока друзья писателя не поймали самозванца. Хулигана сдали в милицию, откуда его… благополучно отпустили
oceansapartцитирует3 года назад
Гостиничная прислуга разыскала для звездного постояльца старинный обшарпанный пюпитр, якобы некогда служивший Флоберу – одному из немногих писателей, которыми Набоков искренне восхищался. Во время работы перед ним лежал Большой словарь Уэбстера, а шорты, повседневная обувь, книги и сачки для бабочек были свалены в углу номера – временного пристанища, сделавшегося постоянным, – словно немые свидетельства добровольного изгнания.
oceansapartцитирует3 года назад
С юных лет Набоков посмеивался над другими авторами, называя Т. С. Элиота «самозванцем и фальшивкой» и презирая нравственные поучения Достоевского (персонажи которого «грехами прокладывали себе дорогу к Иисусу»), Фолкнера (полного «обглоданной трафаретности» и «библейского бурчания») и «мелодраматичного писаки» Пастернака. Впоследствии он точно так же не признавал Хемингуэя, Генри Джеймса, Бальзака, Эзру Паунда, Стендаля, Д. Г. Лоуренса, Томаса Манна, Андре Жида, Андре Мальро, Жан-Поля Сартра и женщин-писательниц как таковых.
oceansapartцитирует3 года назад
Набоков с такой же тщательностью стремился расписывать и свои появления на телевидении, пряча карточки со «шпаргалками» в самых неожиданных местах съемочных павильонов – в цветочных горшках и чайных чашках.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Владимир Владимирович Набоков любил маленькие баночки фруктового желе и возмущался успехами Пастернака так, будто они могли перечеркнуть его собственные.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
к ее речи примешивается легкий бруклинский акцент. Набоков умалчивает, что в середине века этот акцент слыл настолько узнаваемо еврейским, что зажиточные бруклинские евреи даже брали уроки дикции (зачастую бесполезные), желая его скрыть.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
на почтовой бумаге гостиницы штампы «СОБАКИ не допускаются» и «ЦЕРКВИ на удобном расстоянии для верующих». Фраза о собаках была общепринятым сокращением: подразумевалось, что евреям и неграм тоже не рады. Полная формулировка – «Собаки, цветные и евреи не допускаются»
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Если намек «собаки не допускаются» оказывался чересчур тонким для посетителя, то пометка «церкви на удобном расстоянии для верующих» в ту эпоху однозначно давала понять: евреям сюда нельзя.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
зимним днем Набоков без объяснения устроил в аудитории полную темноту. А потом включал один светильник за другим, объявляя: «Это Пушкин! Это Гоголь! Это Чехов!». Дойдя до конца зала, он отдернул штору и, когда в комнату хлынул солнечный свет, сказал: «А это Толстой!».
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Изучать литературу под руководством Набокова было увлекательным занятием. Авторов он условно делил на рассказчиков, учителей и кудесников. Разумеется, лучшие сочетали в себе все три ипостаси, а гениям особенно хорошо давалась роль кудесника.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Владимир успел завести отношения как минимум с двумя дамами и познакомиться на бале-маскараде с третьей. Эта последняя, изящная девушка со светлыми волосами и в волчьей маске, прочитала Набокову его стихи, но не открыла лица, даже когда он вышел вслед за ней из бального зала.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Той же зимой Набоков стал свидетелем того, как друг семьи генерал Куропаткин, сидя на оттоманке в гостиной, начал показывать фокус со спичками, но не успел закончить, потому что его вызвали на фронт.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Елена Ивановна декорировала одну из комнат под его спальню в Ницце. Подыскали похожую мебель, а специальный нарочный привез из Франции кое-какие личные вещи. Вазы в комнате наполняли средиземноморскими цветами.
Дело было не только в том, чтобы старик чувствовал себя как дома, – мать Набокова внушила свекру, будто он вообще не переезжал. Уголок стены, который можно было наискось разглядеть из окна, по распоряжению Елены выкрасили в ослепительно-белый цвет, как на Ривьере. Свои последние дни Дмитрий Николаевич доживал в счастливом заблуждении, что находится в безопасной Ницце
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Вся Россия, которая мне нужна, всегда при мне: литература, язык и мое собственное русское детство.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Поколения предков отца, Владимира Дмитриевича, находились на царской службе. Профессор правоведения, любитель оперы и литературы, В. Д. Набоков не только держал великолепную библиотеку – у него была даже собственная библиотекарша.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Жалея свою старую няню, Елена Ивановна делала вид, будто та по-прежнему командует кладовой, хотя на самом деле старуха правила только «каким-то своим, далеким, затхлым, маленьким царством», на которое не посягали, чтобы не разбивать ее иллюзий.
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
автобиографию «Память, говори»
Olga Bulgakovaцитирует4 года назад
Дверь ее комнаты осталась открытой, света она не потушила, и там еще стояло облачко пудры, как дымок после выстрела, лежал наповал убитый чулок и выпадали на ковер разноцветные внутренности шкапа.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз