Зеленый. История цвета, Мишель Пастуро
Книги
Мишель Пастуро

Зеленый. История цвета

Читать
261 бумажная страница
Переводчик
Нина Кулиш
  • 💡4
  • 👍4
  • 🎯3
Исследование является продолжением масштабного проекта французского историка Мишеля Пастуро, посвященного написанию истории цвета в западноевропейских обществах, от Древнего Рима до XVIII века. Начав с престижного синего и продолжив противоречивым черным, автор обратился к дешифровке зеленого. Вплоть до XIX столетия этот цвет был одним из самых сложных в производстве и закреплении: химически непрочный, он в течение долгих веков ассоциировался со всем изменчивым, недолговечным, мимолетным: детством, любовью, надеждой, удачей, игрой, случаем, деньгами. Только романтики разглядели его тесную связь с природой, что остается актуальным до наших дней, когда зеленому, теперь цвету здоровья, свободы и надежды, поручена высокая миссия спасти планету.
Впечатление
На полку

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

  • 💡Познавательно4
  • 👍Советую4
  • 🎯Полезно3
Вход или регистрация
iamKovy
iamKovyделится впечатлением2 месяца назад
👍Советую
🎯Полезно

Что можно сказать про такой цвет, как зелёный?

Всего-то аутсайдер, со временем перехвативший пальму популярности у всех других цветов. Кроме синего, но его попробуй потесни.

Всего-то цвет юности, буйства чувств, эмоций. Цвет удачи и сопутствующих божеств, цвет сукна на игорных столах, цвет покрытия рыцарских ристалищ и футбольных полей. Цвет зелёных чёртиков и инопланетян. Цвет пророка, который поднимаешь на знамя, если такова твоя вера. Цвет-убийца Наполеона и средневековых детей, если ты корыстный фабрикант. Яркий цвет жизни и бледный цвет болезненного угасания, если ты человек. Просто человек.

Третья книга из цикла Мишеля Пастуро опять помогает нам по-новому увидеть привычный цвет и понять как он изменялся, влиял и поддавался общественному влиянию. Относительно предшественников - истории Синего и Чёрного цветов книга получилась такая же ровная, с умеренным количеством повторов уже пройденного материала и некоторых спорных обобщений, которые Пастуро явно делает в угоду читабельности.

Читать однозначно стоит. Можно под Blackmore`s Night - Green sleeves.

Алексей
Алексейделится впечатлением3 месяца назад
👍Советую
🔮Мудро
💡Познавательно
🎯Полезно

Небольшая книга французского историка Мишеля Пастуро — долгожданное продолжение серии его работ по истории и семиотике цвета, начатой «Синим» и продолженной «Черным». На сей раз Пастуро обращается к одному из самых противоречивых, чтобы не сказать двусмысленных цветов — зеленому, ухитрявшемуся на протяжении долгих веков оставаться одновременно цветом юности, надежды и весны с одной стороны, и цветом дьявола, зависти и соблазна с другой.
У древних греков в языке не было специального слова для обозначения зеленого, что породило многовековую дискуссию о том, могли ли греки вообще воспринимать этот цвет, или их зрительный аппарат существенно отличался от нашего. В Риме зеленый цвет в одежде считался проявлением экстравагантности и даже порока (в противовес респектабельным белому, желтому или терракотовому) — неслучайно ему отдавал предпочтение один из самых непопулярных императоров Нерон. Однако в то же самое время зеленый считался полезным для глаз — все тот же Нерон, устав от созерцания гладиаторских боев, любил полюбоваться на свою коллекцию изумрудов.
В Средние века эта репутация сохранилась — в первую очередь потому, что для получения насыщенного зеленого цвета требовалось смешать два красителя, желтый и синий, а это запрещалось тогдашними правилами красильного цеха, да и вообще наводило на мысли о ереси и разврате (любой смешанный, нечистый оттенок считался греховным, так как происходил не от бога). Впрочем, в ту же эпоху возникает и альтернативная концепция зеленого — он начинает восприниматься как цвет нейтральный, промежуточный, своего рода компромисс между красным, черным и белым. Тогда же за ним закрепляется значение, хорошо зафиксированное русским выражением «молодо-зелено»: зеленый цвет становится символом неопытности, незрелости и даже трогательной юношеской влюбленности. Лишь к эпохе романтизма зеленый приобретает сегодняшний смысл и окончательно становится в первую очередь цветом природы, чистоты и здоровья, а также знаменем энвайроментализма.
Приглашая прогуляться по истории зеленого цвета, зеленых красителей (длительная непопулярность зеленого была связана в частности с тем, что люди очень долго не умели изготавливать стойкий зеленый пигмент) и цветовой семантики в разные эпохи, Пастуро умело развлекает читателя разного рода историями — от рассказа о происхождении известной песни «Зеленые рукава» до почти анекдотического высказывания Кандинского, уподобившего зеленый цвет толстой и глупой корове. Однако сквозь весь этот милый развлекательный субстрат, как обычно у Пастуро, прорастают мысли небанальные и важные — об относительности восприятия, о том, как трудно установить однозначную связь между объектом и обозначающим его словом, и о том, как сильно мы ошибаемся, приписывая людям других эпох собственную картину мира.
Источник: Галина Юзефович. https://meduza.io/feature/2017/12/16/memuary-uchenogo-kotoryy-vnedrilsya-v-bandu-gangsterov

Напишите нам
РЕКЛАМА НА МЕДУЗЕ

Ариадна
Ариаднаделится впечатлениемв прошлом году

Пастуро, теперь зеленовый. От предыдущих книг эта отличается более внятной частью посвященной античности, а еще здесь относительно много про рассказывается про символизм растений и животных (цвет обязывает). В остальном привычный набор из гербов, красильщиков, короля Артура и фрака Вертера - все, что было в предыдущих частях, но с акцентом на зеленый.

Anna Nikonova
Anna Nikonovaцитируетв прошлом году
древних средиземноморских традициях этим древом была смоковница или даже виноградная лоза; позже, в Испании, это будет апельсиновое или гранатовое дерево. В странах Западной Европы с умеренным климатом в этой роли чаще всего выступает яблоня, главным образом из-за латинского названия своего плода: malum (яблоко)
Алёна Минаева
Алёна Минаевацитирует9 месяцев назад
Теперь зеленый — не только цвет природы, надежды и свободы, но еще и здоровья, гигиены, приятного времяпрепровождения и даже социальной ответственности.
Daria Litovchenko
Daria Litovchenkoцитирует9 месяцев назад
Во-первых, это проблемы идентификации. Мы видим объекты, изображения, произведения искусства и памятники прошлых веков не в их первоначальном цветовом решении, а такими, какими их сохранило для нас время. Иногда разница между их тогдашним и теперешним цветами бывает огромной.
 О чувствах , Anastasiya Nagurnova
Anastasiya Nagurnova
О чувствах
  • 335
  • 6.5K
Теория моды, Новое литературное обозрение
Новое литературное обозрение
Теория моды
  • 20
  • 528
Новое литературное обозрение, Новое литературное обозрение
Новое литературное обозрение
Новое литературное обозрение
  • 339
  • 270
Искусство. Фотография. Дизайн, Tonika Kazakova
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз