Татьяна Морозова,Анастасия Залогина,Инна Монова,Святослав Довбня

Дети с расстройствами аутистического спектра в детском саду и школе: практики с доказанной эффективностью

Действующий в России «Закон об образовании» предполагает равное право всех детей на то, чтобы учиться в школе и дошкольном учреждении. Успешное обучение детей с РАС в образовательных учреждениях становится возможным благодаря современным знаниям об их особенностях и потребностях, подходам к организации окружения и образовательного процесса, а также учету особенностей коммуникации, поведения и мотивации детей. Книга написана для родителей и специалистов, которые работают с детьми с РАС. Авторы издания — эксперты Фонда «Обнаженные сердца» детский невролог Святослав Довбня и клинический психолог Татьяна Морозова — постарались осветить наиболее важные вопросы развития и обучения детей с аутизмом. В методическом пособии подробно рассказано об особенностях обучения детей с РАС, современных подходах к развитию коммуникации и социальных навыков, способах оценки причин поведения и формировании социально приемлемого поведения, использовании разных видов визуальной поддержки. Вторая глава книги посвящена описанию диагностических критериев РАС и содержит раздел «Расстройство аутистического спектра» из «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам 5‑го пересмотра» (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fifth Edition. American Psychiatric Association, 2013) в переводе В. Гайнулиной под научной редакцией Т. Морозовой и С. Довбня.
202 бумажные страницы

Впечатления

    Irina Abdulovaделится впечатлением2 месяца назад
    👍Советую

    Грамотное и доступное пособие по работе с детьми с РАС.

    Кора Оболєнцеваделится впечатлениемв прошлом году

    Дуже цікава,просто написана розповідь.читається на одному диханні.

    tatyankabelova6230896делится впечатлением2 года назад
    💡Познавательно

    Спасибо

Цитаты

    Наталья Губановацитирует2 года назад
    1.
    Особенности обучения детей с РАС

    Все дети с расстройствами аутистического спектра могут учиться; при этом необходимо учитывать, что часто их образовательные потребности существенно отличаются от потребностей нейротипичных сверстников. Для успешной инклюзии в образовательную среду и полноценного участия в жизни общества ученикам с РАС необходима индивидуализированная программа поддержки и обучения, адаптируемая к их персональным особенностям.
    Основные составляющие успеха

    На сегодняшний день не существует медицинских способов «лечения» аутизма, но есть эффективные программы обучения и адаптации детей с РАС. Залог их успеха — направленность на развитие социального взаимодействия и коммуникации. Как правило, программы являются результативными, если они:

    • направлены на развитие социальной коммуникации и взаимодействия;

    • основаны на прикладном анализе поведения;

    • применяются в естественной среде;

    • используют позитивное подкрепление.

    Исследования показывают, что рано начатые поведенческие программы помощи, в которых участвует семья ребенка с РАС, демонстрируют превосходные результаты. Так, например, в США еще двадцать-тридцать лет назад около 75 % детей были маловербальными или невербальными к началу школьного обучения (пяти годам); сегодня, с появлением эффективных программ помощи, маловербальными остаются лишь 25 % детей.
    Инклюзия на первом месте

    Сегодня любой ребенок с особенностями развития имеет право на инклюзивное образование, подразумевающее общение с типично развивающимися сверстниками. Международным стандартом обучения считается наименее ограничивающее (специальное) окружение, возможное для конкретного ученика на данном этапе адаптации.

    Многие дети с расстройствами аутистического спектра обучаются в общеобразовательных школах по обычным программам. Некоторым из них нужна лишь небольшая адаптация программы (например, возможность отвечать письменно, если устный ответ затруднителен) и дополнительная поддержка в развитии социальных навыков. Другим требуется обучение в особым образом организованной среде и помощь подготовленного ассистента. Основной залог успеха инклюзивного образования для детей с РАС — многовариантность удовлетворения разных образовательных потребностей, возможность перехода из одних образовательных условий в другие по мере развития ребенка.

    Уровень инклюзии для разных детей отличается: например, дети с РАС, сталкивающиеся с дополнительными трудностями в обучении, могут изучать трудные предметы в специальном классе, а на уроках, которые даются легче (физкультуре, музыке и т. п.), находиться среди типично развивающихся сверстников.

    Важно, чтобы дети были вместе на переменах, в столовой, во время общешкольных мероприятий. После окончания школы ребенок с нарушениями развития будет жить среди обычных людей, а не в специально организованной группе. Люди с особыми потребностями — прежде всего люди. У них те же права и потребности, что и у других людей: жить в семье, учиться, дружить, ходить в кафе, играть на детской площадке. Необходимо работать над развитием доступной среды, под которой следует понимать не только комфортабельное пространство (лифт, пандус и т. д.), но и отсутствие предубеждений и барьеров в отношении к людям с ментальными особенностями.

    Исследования показывают, что с помощью инклюзивных программ помощи и поддержки можно не только улучшить качество жизни детей и взрослых с нарушениями в развитии, но и значительно снизить риск нарушений психического здоровья у членов их семей, частоту встречаемости депрессий и тревожных расстройств у родителей, повысить самооценку братьев и сестер.

    Инклюзивное образование не только важно для людей с нарушениями в развитии и их семей, но и приносит пользу всему обществу: повышается уровень толерантности и терпимости; типично развивающиеся сверстники, у которых есть возможность играть и учиться вместе с особенными детьми, растут более ответственными, учатся взаимопомощи. Инклюзия также приносит серьезную экономическую выгоду: увеличивается количество работающих людей, снижаются затраты на содержание закрытых учреждений и сегрегационных учебных заведений на медицинские расходы, улучшается качество жизни людей с нарушениями и т. д.
    Сильные стороны людей с РАС

    Родители и педагоги, работающие с детьми с РАС, знают их сильные стороны, многие из которых помогают добиваться успехов. Перечислим некоторые:

    • способность хорошо воспринимать конкретные понятия, правила и последовательности;

    • наличие развитой долговременной памяти;

    • математические способности;

    • навыки работы с компьютерной техникой;

    • навыки визуального мышления;

    • чтение, начиная с раннего возраста (эта способность называется «гиперлексия», некоторые дети с расстройствами аутистического спектра могут читать написанное даже раньше, чем понимать);

    • честность (иногда чрезмерная);

    • предельная концентрация (при выполнении нравящейся ребенку работы);

    • навыки ориентации в пространстве.

    У людей с РАС могут проявляться разные интересы и способности. Это помогает им в учебе, дальнейшем трудоустройстве и выборе хобби, что не менее важно, ведь занятие любимым делом развивает самоуважение и дает возможность гордиться своими достижениями.
    Как диагноз РАС ставится сегодня?

    Обучение детей с расстройствами аутистического спектра строится с учетом сильных индивидуальных сторон, специфики аутизма и связанных с ним ключевых дефицитов. Люди с РАС очень разные. Некоторые успешно работают, добиваются больших успехов, заводят семью и друзей, но многие нуждаются в длительной программе помощи и сопровождения. Для того чтобы понять, какая именно поддержка требуется человеку, необходимо знать его сильные и слабые стороны.

    Конечно, службы сопровождения образовательного учреждения (психологи, логопеды, дефектологи и педагоги в классах) не занимаются и не должны заниматься постановкой диагнозов. Для этого существуют другие организации и специалисты.

    Однако все вовлеченные в помощь ребенку педагоги, ассистенты и родители должны знать, что такое расстройства аутистического спектра, понимать, почему образовательные программы для детей с РАС обусловлены их индивидуальными особенностями, и каким образом они создаются.

    В этом пособии мы приводим диагностические критерии в соответствии с новейшим определением расстройств аутистического спектра — классификацией DSM-5. Наш выбор этой классификации для обучения специалистов, работающих в программах для детей с РАС, обусловлен тем, что в ней отражены новейшие представления о расстройствах аутистического спектра.

    В России пока чаще используется классификация МКБ-10, но уже достигнуто соглашение между Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ) и Национальным институтом психического здоровья США, в соответствии с которым должна быть достигнута высокая совместимость DSM-5 и Международной классификации болезней МКБ-11, над 11-м пересмотром которой сейчас работают сотрудники ВОЗ.

    На сегодняшний день DSM-5 в части описания расстройств аутистического спектра является самым современным руководством для профессионалов всего мира. Эта классификация дает наиболее актуальный и полный инструментарий для понимания поведения ребенка с аутизмом, описания симптоматики и базовых уровней тяжести расстройств аутистического спектра.

    Как видно из таблицы на странице 29, все составляющие расстройств аутистического спектра распределены в DSM-5 по двум основным разделам («диада аутизма»): (А) недостаточность социальной коммуникации и социального взаимодействия и (B) ограниченные, повторяющиеся паттерны поведения, интересов или деятельности.

    В первой части диады РАС (А) выделены следующие подразделы:

    A1. проблемы с началом и поддержанием социального взаимодействия;

    A2. проблемы с невербальной коммуникацией;

    A3. проблемы с пониманием социальных ситуаций и социальных отношений.

    Во второй части диады РАС (В) выделены следующие подразделы:

    B1. атипичная речь, движения и игра;

    B2. ритуалы и сопротивление изменениям;

    B3. чрезмерная увлеченность объектами или интересами;

    B4. атипичное сенсорное поведение.

    Необходимо учитывать, что диагноз РАС должен ставиться только в тех случаях, когда проявления «диады аутизма» влияют на функционирование человека; при наличии трудностей во взаимодействии с родными, сверстниками, окружением; трудностей в развитии различных навыков, включая язык и речь; ригидности и сложностей с переключением с одной задачи на другую. Если трудностей в повседневной жизни нет, то и нарушения нет. Смысл постановки диагноза не в том, чтобы повесить «ярлык» на человека, а в том, чтобы помочь ему справляться с трудностями, вызванными нарушением, реализовать свой потенциал и научиться жить в обществе вместе с другими людьми.

    Современные исследования показывают, что больше половины людей с РАС не имеют когнитивных нарушений, а сами по себе трудности в освоении академических навыков не являются диагностическим признаком расстройств аутистического спектра. РАС часто бывают связаны с другими нарушениями, например с эпилепсией, генетическими синдромами, желудочно-кишечными нарушениями, СДВГ и прочими, при этом важно понимать, что они сосуществуют, но не являются причиной друг друга (в научной литературе это называется коморбидностью).

    Поведенческие нарушения, проявления агрессии, аутоагресии и других форм нежелательного поведения не связаны напрямую с диагностическими критериями РАС. В большинстве случаев данные проявления обусловлены недостаточным развитием коммуникации ребенка, а также особенностями его окружения. Понимание коммуникативных потребностей детей и адекватная программа помощи помогут снизить проявления проблемного поведения, освоить академические и социальные навыки в более лояльном окружении. Таким образом, проблемное поведение — это не часть аутизма или других нарушений в развитии, не обязательно присутствующая симптоматика, как считалось ранее. Такого рода поведение с большей вероятностью возникает у людей с нарушениями в развитии, но его можно избежать при правильно организованной поддержке, включающей работу с социальной коммуникацией и поведением.

    Известно, что риск развития некоторых состояний (депрессия, тревожные расстройства, обсессивно-компульсивные расстройства и др.) у подростков и взрослых людей с аутизмом в несколько раз выше, чем у нейротипичных людей. Мы можем эффективно помочь при данных состояниях и не должны путать их с диагностическими чертами аутизма. Депрессия, тревожные расстройства и обсессивно-компульсивные расстройства во многих случаях хорошо поддаются лечению в сочетании с психотерапевтической помощью.

    Обсуждение диагноза с ребенком и его родителями — первоочередная задача. Взрослые с расстройствами аутистического спектра признаются, что для них очень важна достоверная информация об особенностях людей с РАС.

    Знание диагноза помогает человеку думать о себе более позитивно (не считать себя неудачником или невоспитанным, лучше понимать себя и свои особенности), адаптироваться к трудностям, развивать важные для успеха в социуме качества. Человек с РАС может научиться способам саморегуляции, справляться с тревогой, планировать свой день, адаптироваться к неожиданным изменениям, поддерживать диалог и т. д.

    Информирование о диагнозе — это проявление уважения к человеку. Однако то, каким образом должна преподноситься информация, всецело зависит от индивидуальных особенностей личности.
    Как ключевые дефициты РАС влияют на разработку образовательной программы?

    Современные программы помощи, направленные на развитие коммуникации, обучение и социализацию, демонстрируют высокую эффективность для людей с нарушениями в развитии. С их помощью можно добиться успешного функционирования и адаптации. Они помогают детям с РАС учиться, играть и развиваться вместе с типично развивающимися сверстниками, жить в семье, любить и работать.

    Только тщательно проведенная оценка может привести к выбору адекватных целей в работе с ребенком. На проектных площадках Фонда «Обнаженные сердца» реализуются программы, которые позволяют учитывать специфические особенности каждого ребенка.
    Поведенческие подходы лежат в основе любой успешной программы

    Современные исследования показывают, что поведенческие подходы являются наиболее эффективными для работы с детьми с РАС.

    Что это означает?

    В настоящее время мы не умеем «лечить» аутизм, но знаем, что у всякого поведения есть причины. Мы можем анализировать их и уровень коммуникации ребенка, корректировать его окружение, мотивировать его к выполнению задачи или инструкции и тщательно собирать данные, чтобы создать прочный каркас, который обеспечит возможность будущего развития.

    Целью данного пособия не является полное описание прикладных поведенческих программ, этому вопросу посвящены другие работы, доступные в том числе на русском языке.

    Наиболее эффективными на сегодняшний день считаются программы, которые основаны на анализе поведения, непосредственной работе с ребенком, обучении сотрудников детских садов и школ и вовлечении родителей. Дети с аутизмом очень разные, поэтому программа помощи должна основываться на учете сильных и слабых сторон ребенка. Исследования подтверждают, что программа помощи должна быть интенсивной и постоянной, «курсовой» подход имеет достаточно низкую эффективность. Необходимо организовать программу помощи там, где живет и учится ребенок: дома, в детском саду, в школе.

    Известно, что доказавшие свою эффективность программы помощи строятся на поведенческом фундаменте с учетом закономерностей развития ребенка, его коммуникативных способностей, инклюзии в жизнь семьи и общества. При этом поведенческие подходы показывают разную эффективность для развития разных навыков: например, обучение методом отдельных блоков / дискретных проб больше подходит для развития академических и предакадемических навыков, а натуралистические подходы больше подходят для развития социальных и игровых навыков.

    Чем младше ребенок, тем чаще используются натуралистические стратегии, также разработанные в рамках поведенческих подходов. Речь идет о стратегиях в программе ASSERT, Денверской модели раннего вмешательства, PRT, JASPER и многих других.

    Необходимо подчеркнуть, что мы никогда не используем потенциально опасные для физического или психического здоровья или развития подходы; мы также избегаем применения тех методов, эффективность которых еще оценивается. На наш взгляд, рекомендовать любой подход к использованию в российской системе образования можно только в том случае, если его эффективность и безопасность в обучении детей с РАС уже подтверждена серьезными научными исследованиями.
    Мотивация и поощрение

    Мотивация является важнейшей составляющей обучения для любого ребенка. Всем детям ставят оценки и хвалят за успехи. Но для многих детей с расстройствами аутистического спектра социальная похвала или абстрактное поощрение не всегда являются эффективными. Поэтому успешная программа обучения должна включать в себя оценку мотивации и разработку индивидуального плана: когда и за что ученик получает поощрения.

    В наших программах мы не рекомендуем использовать стратегии, включающие наказания (лишение ребенка любимых объектов или активностей). Такие стратегии работают значительно хуже по сравнению с поощрением социальной коммуникации, желательного поведения и учебных успехов.
    Социальное взаимодействие

    Трудности с развитием социальных навыков относятся к области ключевых дефицитов у детей и взрослых с РАС. Несмотря на имеющиеся трудности, дети с РАС так же, как и их сверстники, нуждаются в друзьях и общении. Нет никаких оснований полагать, что контакты с другими людьми могут быть для них болезненными или нежелательными.

    Поэтому наша программа направлена на помощь ребенку с аутизмом в развитии социальных навыков, общения и игры со сверстниками. Мы обучаем его тому, как вступать в диалог, играть с соблюдением определенных правил, отказываться от того, что неприятно, и т. д. Для этого используются самые разные стратегии: от моделирования сверстников до социальных историй. Программа также предполагает обучение людей, которые окружают ребенка (детей и взрослых).
    Коммуникация — основа развития ребенка

    Одним из важнейших ключевых дефицитов человека с РАС, с которым часто приходится работать педагогам, являются трудности в развитии коммуникации, языка и речи. Некоторые дети с аутизмом начинают говорить рано, но их речь не всегда несет направленный, коммуникативный характер; другие совсем не пользуются вербальной речью.

    Цель программы, с одной стороны, научить ребенка использовать коммуникацию, начиная с самых ранних этапов развития, с другой — предоставить эффективный способ соглашаться или отказываться, выражать желания и потребности, задавать вопросы и комментировать.

    Для этого необходимо не только учить ребенка коммуникативным, языковым и речевым навыкам, но и вводить дополнительную (аугментативную), а в некоторых случаях и альтернативную коммуникацию.

    Как показывают многочисленные исследования, такое сочетание позволяет во многих случаях избежать развития поведенческих нарушений и значительно ускоряет развитие языка и речи у ребенка с РАС.
    Особенности восприятия и обработки информации

    Многим детям с РАС свойственны особенности восприятия и обработки информации. К ним относятся трудности с выделением сигнала из шума, с переключением от одной активности к другой, с исполнительными функциями и планированием. Они также лучше усваивают информацию при наличии визуальной поддержки и поддержании высокого темпа занятий для удержания внимания.

    Некоторые взрослые люди с аутизмом подчеркивают, что более остро воспринимают звуки и запахи; обращают внимание на детали, которые для большинства не являются информативными. Также многим из них сложно находиться в местах большого скопления людей (вокзалы, торговые центры, стадионы) и поэтому им нужно развивать навыки поведения в трудных ситуациях.

    Вместе с тем чрезмерная ориентированность родителей и специалистов на сенсорные аспекты чревата тем, что попытка подобрать соответствующую потребностям ребенка сенсорную стимуляцию может привести к подкреплению нежелательного поведения (особенно в том случае, если поведенческий план не разработан заранее).

    Наиболее эффективно включать в общекомандный план работы с ребенком элементы сенсорной программы, поведенческие стратегии, поиск адекватных способов коммуникации и социального взаимодействия.

    Очень важно давать ребенку с особенностями время для обработки информации, не торопить его, поддерживать его инициативу. Лучше избегать использования слишком длинных фраз и идиом.

    Также мы используем стратегии, помогающие структурировать пространство, организовать различные учебные зоны, создать зрительную поддержку, подготовить учебные материалы, индивидуальные и групповые расписания и все, что будет окружать ребенка во время его пребывания в образовательном учреждении.
    Обучение без ошибок

    Учебный процесс для ребенка с РАС строится исходя из необходимости обучения на основе позитивного опыта. Это помогает учителю вовремя дать подсказку и оказать поддержку, определить необходимый уровень подсказки или физической поддержки и спланировать стратегии отхода от них. В современной учебной программе ассистент или тьютор чаще всего помогает учителю организовывать работу с целым классом, а не с одним ребенком. Это позволяет эффективнее строить учебный процесс и снизить риск развития зависимости от поддержки.
    Принцип частичного участия

    Некоторым детям сложно участвовать во всех групповых активностях в классе. Для них предусмотрена возможность участия лишь в той части занятий, где он / она могут овладеть новыми социальными навыками (это и называется «частичным участием»). Для того чтобы такое участие было успешным, необходимо подобрать вспомогательные материалы, которые заинтересуют ребенка. Если же групповая активность слишком продолжительная, используется принцип «обратных цепочек», когда ребенок присоединяется к остальным только на последнем этапе. Этот же принцип часто используется при обучении ребенка навыкам самообслуживания.
    vixentaelцитирует2 года назад
    как же наказания? Традиционная система обучения нередко использует наказания: низкую оценку, запись в дневнике, вызов родителей, выговор или замечание и т. д.
    Irina Abdulovaцитирует3 месяца назад
    Вот несколько простых рекомендаций для педагогов и родителей детей с РАС.

    • Адаптируйте свою речь. Говорите меньше — это позволит ребенку лучше понять ваше сообщение. Контролируйте длину фразы. Будьте на шаг впереди. Если ребенок использует только отдельные слова, постарайтесь сократить вашу фразу до двух слов. Если ребенок невербален, используйте отдельные слова. Например, вместо фразы «пойдем играть» — только слово «играть».

    • Предоставьте ребенку время на обработку информации (обычно рекомендуют посчитать про себя до пяти), прежде чем повторить вопрос или инструкцию.

    • Постарайтесь, чтобы ребенок увидел вас, обратил на вас внимание. Встаньте напротив, поощряйте контакт глаз.

    • Используйте жесты или другие виды визуальной поддержки.

    • Используйте речевую фразу «сначала — потом». Перечисляйте события в том порядке, в котором они должны произойти (например, «сначала обед, потом прогулка»).

    • Постарайтесь не использовать идиом, многие дети с РАС воспринимают их смысл буквально.

    • Не превращайте вашу инструкцию в вопрос, используйте утвердительную форму (вместо «пойдешь спать?» или «пойдешь обедать?» говорите «идем спать» или «идем обедать», когда собираетесь укладывать или кормить ребенка).

    • Поощряйте действия по очереди («сначала ты, потом я», «теперь твоя очередь»).

    • Обращайтесь к ребенку, когда хотите, чтобы он что-то сделал или ответил вам. Многие дети с РАС не понимают, что обращения «дети» или «все» имеют к ним отношение.

    • Подкрепляйте попытки адекватной коммуникации со стороны ребенка, используя игры, активности, игрушки. Коммуникация для ребенка с РАС — непростая задача.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз