Формейшен. История одной сцены, Феликс Сандалов
Бесплатно
Феликс Сандалов

Формейшен. История одной сцены

Читать
676 бумажных страниц
  • 🚀7
  • 👍5
  • 🔮3
Московский экзистенциальный панк стоит особняком в череде локальных панк-революций девяностых годов — начитанность музыкантов той волны запросто уживалась с их необузданностью, а поэтическая выверенность песен с откровенно любительским звучанием. Их коллективные действия не ограничились записью десятка альбомов, которыми и по сей день вдохновляются творческие личности со всей страны — они оставили особый кодекс поведения, стиль жизни, равно пронизывающий историю московских сквотов, радикальных политических движений, анонимных арт-групп и много другого. Вместе с этим «Формейшен» может быть интересен не только поклонникам «Соломенных енотов», «Лисичкиного хлеба» и «Банды четырех», но и тем, кому близка тема «лихих» и «пустых» девяностых, а также теория и практика нон-конформизма.
Впечатление
На полку

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

  • 🚀Не оторваться7
  • 👍Советую5
  • 🔮Мудро3
Вход или регистрация
Alexey Yukhalov
Alexey Yukhalovделится впечатлением9 месяцев назад
👍Советую
🔮Мудро
🚀Не оторваться

Я начинал читать эту книгу ещё пару лет назад в бумажном варианте. Прочесть до конца не получилось – пришлось вернуть владельцу. И все это время периодически на ум приходили строки из нее (той части, которую я успел прочитать), истории, цитаты. И вот, наконец, добил до конца.

СЕ и Б4 (за последних спасибо группе «Да, смерть!») в частности люблю давно, хотя и выборочно. Но на самом деле это неважно, любишь или хотя бы знаком с творчеством или нет. Эта книга, по-моему, не столько про персоны, сколько про время или, не побоюсь этого слова, эпоху, которая передается через вполне определенные культурные единицы.

Короче, это как «Время Березовского» только про Усова (именно он здесь главное действующее лицо), то есть, вроде как, про эти фамилии, но на самом деле про время.

Читать нужно, маст хэв. Извините за обилие созданных матерных цитат, но из книги слов не выкинешь.

Константин Потопберег
Константин Потопберегделится впечатлением2 года назад

Потрясающее произведение о 90-х 00-х. Настроение передает даже человеку незнакомому с группами, людьми и сценой того времени.

Роман Лошманов
Роман Лошмановделится впечатлением3 месяца назад
👍Советую

Отлично сделанная книга о локальных героях творческого подполья. Для их немногочисленных фанатов — заслуженный рукотворный памятник. Для остальных — их саморазоблачительный панегирик собственному эгоцентризму и творческой несостоятельности, замаскированный под рассказы о невозможности вписаться в общество потребления. Амбивалентный то есть труд. Как «Прошу убей меня», только по-русски и про неудачников. Оторваться невозможно.

Ирина Осипенко
Ирина Осипенкоцитируетв прошлом году
Если ты честный человек, то ты должен жить так. Если ты говоришь, что не играешь во всю эту буржуазную хуйню, то и не играй в нее. Не устраивайся вообще ни на какую работу, потому что это проституция и трата времени. Сиди дома, смотри старые фильмы и читай книги. Когда Боре говорили, что вот, мол, я на работу пошел, у меня теперь есть новые возможности, он отвечал, что у тебя есть возможность только проебать свое время и личность. «В Советском Союзе написали десять тысяч хороших книг, ты их все прочел? Иди и читай!» То есть предлагалось жить исходя из того, что все хорошее уже сделано до нас. Вообще, в 1990-е любому приличному человеку нужно было четко обозначить свою позицию по отношению к всепожирающей Мамоне
Gleb Krauklish
Gleb Krauklishцитирует3 года назад
В реальности же Тюмень была городом, где человек в неформальной одежде не то что по улице не мог нормально, без драки, пройтись, а даже из подъезда порой целым не выходил. Такое было как раз с Кузнецовым, который при помощи зеленки попробовал соорудить на голове нечто такое панковское и даже из дома не выбрался — его отоварили маляры, которые красили стены на лестничной площадке.
Женя Тюлень
Женя Тюленьцитирует3 года назад
А я на собственный концерт иду с пакетиком, в котором бутылочка, — и мне больше ничего с собой брать не надо.
Что читает Букмейт, Bookmate
Ноты и нейроны: книги о музыке, Иван Мин
common place, Издательство common place
Издательство common place
common place
  • 30
  • 455
Выбор Игоря Гулина, КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekend
Выбор Игоря Гулина
  • 41
  • 295
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз