Тове Дитлевсен

Зависимость

Тове всего двадцать, но она уже достигла всего, чего хотела: талантливая поэтесса замужем за почтенным литературным редактором. Кажется, будто ее жизнь удалась, и она не подозревает о грядущих испытаниях: о новых влюбленностях и болезненных расставаниях, долгожданном материнстве и прерывании беременности, невозможности писать и разрушающей всё зависимости. «Зависимость» — заключительная часть Копенгагенской трилогии, неприукрашенный рассказ о бессилии перед обнаженной действительностью, но также о любви, заботе, преданности своему призванию и в конечном счете о неуверенной победе жизни.
144 бумажные страницы
Издательство
No Kidding Press
Переводчик
Анна Рахманько

В этой серии

Впечатления

    tashaделится впечатлением2 месяца назад
    👍Советую
    🎯Полезно
    🚀Не оторваться

    В последней части «копенгагенской трилогии» Тове рассказывает о своей жизни после прихода к ней успеха в литературной среде, о череде неправильных (и, в моем понимании, совершенно безрассудных) решений и фатальной зависимости. Спасибо Тове не только за удивительный слог, но и честность перед собой и читателем.

    Sonya Garaninaделится впечатлением2 месяца назад
    👍Советую
    💀Страшно
    🚀Не оторваться

    От последней части просто физически невозможно оторваться, и ещё более жутко становится от знания, что это реальная история, и что у неё есть вполне определённый конец. Я просто влюбилась в Тове, хочу почитать то, что она писала, соотнося это с её периодами в жизни.

    Большая радость, что книга переведена на русский язык и издана. Спасибо no kidding press <3

    Настя Мозговаяделится впечатлением3 месяца назад
    👍Советую
    💧До слез

    в заключительной части своей трилогии Дитлевсен рассказывает про серию решений, которые разрушили её жизнь. её уникальный и удивительный голос остался, но обстоятельства как будто перекрикивают его. читать было грустно и горько. невыносимо думать о том, что зависимость терзала её до конца жизни, а умерла она, приняв смертельную дозу таблеток.

Цитаты

    Nataliaцитируетвчера
    Для меня же писательство, как и в детстве, — нечто потаенное и запретное, постыдное; нечто, что ты делаешь в укромном уголке и только когда никто не видит.
    Маринацитируетпозавчера
    Перед уходом Эббе много раз обматывает длинный шарф вокруг шеи, укутываясь почти до носа: на улице колючая холодная зима. Когда я целую его на прощание, шерсть от шарфа попадает в рот.
    laytman10цитирует4 дня назад
    Я слишком занята собственной жизнью, собственным зыбким будущим, чтобы быть еще и патриоткой.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз