Полина Барскова

Седьмая щелочь

Разговор о блокадном письме необходим хотя бы для того, чтобы засвидетельствовать: уже во время блокадного бедствия велась огромная, многоцелевая и многожанровая работа словесности по описанию, осознанию, отражению блокадного опыта. Восстанавливая эту работу сегодня, мы обращаемся к задаче создания языка, которым о блокаде может говорить не переживший ее, но отвечающий за нее и не желающий ее полного забвения. Изучая работу блокадных поэтов, мы видим, что они искали язык, который бы утолял боль жертвы истории и запечатлевал историю, пытаясь примирить эти далековатые задачи.
148 бумажных страниц

Похожие книги

Впечатления

    Лена Мироноваделится впечатлением4 месяца назад
    👍Советую
    💡Познавательно
    🚀Не оторваться

    Страшная и пронзительная книга. Филологическое исследование, которое читается как исторический хоррор. И не знаешь, чему больше удивляться: героизму (безумию?) блокадных поэтов или смелости (безрассудству?) автора. Удивляет - восхищает - вытесняет эта книга. Хочется закрыть и забыть это все. И нужно усилие воли, чтобы вернуться, продолжить читать, осознавать, запоминать. Стоит ли оно усилий? Да. Что-то в сытой повседневности меняется после такого чтения. Приоткрывается щель в иной мир, в иной смысл жизни. Переосмыслениями подвижен человек, жив, в конечном счете. Быть может, мученики блокады были бы рады такому эху.

    Pryanichkybandделится впечатлением6 дней назад
    👍Советую

    josephделится впечатлениемв прошлом году
    👍Советую

Цитаты

    Pryanichkybandцитирует6 дней назад
    Отсюда пошла традиция связывать поэзию, память, ощущение места и катастрофу: об этой связи, цепочке и пойдет речь в настоящих размышлениях о блокадной поэзии Татьяны Гнедич
    Мария Чернякцитирует2 месяца назад
    работы: всегда отдавать себе отчет, что ты говоришь о том, чего не испытал, то есть знаешь только вчуже, с чужих трудных слов. В этом главный шов и главный вопрос: как разнятся и как соединяются, ка
    Irina Novikovaцитирует3 месяца назад
    РЫ-РЫ

    Я дурак, я дерьмо, я калека,
    Я убью за колбасу человека.
    Но пустите нас, пожалуйста, в двери,
    Мы давно уже скребемся, как звери.
    Я ж страдаю, палачи,
    Недержанием мочи!
    17 сентября 1941

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз