Мишель Фуко

Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Более 250 лет назад на Гревской площади в Париже был четвертован Робер-Франсуа Дамьен, покушавшийся на жизнь короля Людовика XV. С описания его чудовищной казни начинается «Надзирать и наказывать» — одна из самых революционных книг по современной теории общества. Кровавый спектакль казни позволяет Фуко продемонстрировать различия между индивидуальным насилием и насилием государства и показать, как с течением времени главным объектом государственного контроля становится не тело, а душа преступника. Эволюция способов надзора и наказания постепенно превращает грубое государственное насилие в сложнейший механизм тотальной биовласти, окутывающий современного человека в его повседневной жизни и формирующий общество тотального контроля.
Эта книга сейчас недоступна
518 бумажных страниц
Правообладатель
ООО "Ад Маргинем Пресс"
Переводчик
Владимир Наумов
Уже прочитали? Что скажете?
👍👎

Впечатления

    iamKovyделится впечатлением4 месяца назад
    👍Советую
    🙈Ничего не понятно

    Неизвестно точно - живем ли мы в матрице.

    Но то что мы поместили себя в собственноручно созданный мир тюремных паноптикумов - Фуко обьясняет и доказывает практически безупречно.

    Сложно, интересно, хорошо.

    Julia Iskandarianделится впечатлением3 года назад
    👍Советую
    💡Познавательно
    🎯Полезно
    🚀Не оторваться

    Здорово, что читать Фуко легко и захватывающе, отчасти благодаря шокирующим историческим фактам, которыми полнится «Рождение тюрьмы»

    Мария Безденежныхделится впечатлением7 лет назад
    🚀Не оторваться

    С первых строк под впечатлением!

Цитаты

    Александра Метлицкаяцитирует7 лет назад
    В дисциплинарном режиме, напротив, индивидуализация является «нисходящей»: чем более анонимной и функциональной становится власть, тем больше индивидуализируются те, над кем она отправляется; она отправляется через надзор, а не церемонии; через наблюдение, а не мемориальные повествования; через основанные на «норме» сравнительные измерения, а не генеалогии, ведущиеся от предков; через «отклонения», а не подвиги. В системе дисциплины ребенок индивидуализируется больше, чем взрослый, больной – больше, чем здоровый, сумасшедший и преступник – больше, чем нормальный и законопослушный. В каждом упомянутом случае все индивидуализирующие механизмы нашей цивилизации направлены именно на первого; если же надо индивидуализировать здорового, нормального и законопослушного взрослого, всегда спрашивают: много ли осталось в нем от ребенка, какое тайное безумие он несет в себе, какое серьезное преступление мечтал совершить.
    Elena Fofanovaцитируетв прошлом году
    Техника исправления вытесняет в наказании собственно искупление содеянного зла и освобождает судей от презренного карательного ремесла.
    Igor Cheresizцитирует3 года назад
    Скорее, надо признать, что власть производит знание (и не просто потому, что поощряет его, ибо оно ей служит, или применяет его, поскольку оно полезно); что власть и знание непосредственно предполагают друг друга; что нет ни отношения власти без соответствующего образования области знания, ни знания, которое не предполагает и вместе с тем не образует отношений власти.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз