Джулиан Барнс

Нечего бояться

    Кая Фэйтцитирует5 лет назад
    Я не верю в Бога, но мне Его не хватает.
    lupashkoцитирует7 лет назад
    чем лучше знаешь человека, тем хуже ты способен его разглядеть
    Oleg Koronnyyцитирует6 лет назад
    Умер неизвестный: скорбят немногие. Таким обязательно будет наш некролог в глазах всего мира.
    Игорьцитирует5 лет назад
    Франсис Стигмюллер за несколько часов до смерти в неаполитанской больнице сказал (предположительно по-итальянски) медбрату, который поправлял его постель: «У тебя красивые руки». Достойное восхищения замечание; миросозерцание доставляло ему удовольствие, даже когда он покидал этот мир.
    Maria Knyazherцитирует5 лет назад
    Вам сначала какую новость — хорошую или плохую? Здоровая тактика — всегда выбирать хорошую: есть шанс умереть, так и не услышав плохую.
    Екатерина Овсянниковацитирует6 лет назад
    Я не верю в Бога, но мне Его не хватает.
    Nataly Purroцитирует6 лет назад
    В свои шестьдесят я смотрю на друзей и готов признать, что отношения со многими из них — это уже не дружба, а воспоминание о ней.
    Mikhail Malaevцитирует4 года назад
    Шутки смерти: locus classicus [48] — тысячелетней давности история, впервые прочитанная мной у Сомерсета Моэма. В Багдаде один купец посылает своего слугу за продуктами. На базаре того толкает в бок какая-то женщина, слуга оборачивается и узнает в ней Смерть. Побледнев и весь дрожа, он бежит домой и молит хозяина одолжить ему лошадь: ему нужно немедленно скакать в Самарру и спрятаться там, где Смерть никогда его не найдет. Купец соглашается, слуга уезжает. Тогда хозяин сам идет на рынок, находит Смерть и давай распекать ее, зачем это она напугала его слугу. Да, отвечает Смерть, я даже не думала его пугать — я сама удивилась. Я была просто ошарашена, увидев его сегодня утром в Багдаде, ведь вечером у меня с ним назначена встреча в Самарре.
    Mikhail Malaevцитирует5 лет назад
    Рахманинов съел пригоршню фисташек, поговорил о смерти, придвинулся поближе к блюду, съел еще одну пригоршню, поговорил о смерти. Неожиданно он откинулся на стуле и рассмеялся. «Эти фисташки прогнали мой страх смерти. Интересно куда».
    Victoria Kryuchkinaцитирует5 лет назад
    Возможно, главная граница проходит не между верующими и неверующими, а между теми, кто боится, и теми, кто не боится смерти. Следовательно, мы делимся на четыре категории; понятно, какие две считают себя выше других: те, кто не боится смерти, потому что у них есть вера, и те, кто не боится смерти, несмотря на отсутствие веры. У этих групп нравственный приоритет. На третьем месте те, кто, несмотря на наличие веры, не может избавиться от древнего примитивного рационального страха. А уже за ними, без медалей, без права голоса, в глубокой заднице те из нас, кто боится смерти и не имеет веры.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз