Книги
Елена Марасинова

Закон» и «гражданин» в России второй половины XVIII века. Очерки истории общественного сознания

В книге рассматриваются правовые представления российского общества в годы правления Екатерины Великой. Анализируя сложное переплетение самодержавной традиции и европейского просвещения, автор раскрывает смысл понятий, присутствовавших в языке второй половины XVIII века. Это позволяет проследить развитие институтов подданства и гражданства в России. Исследование основано на широком круге источников — законодательных актах, публицистике, дневниках, переписке, мемуарах, прошениях и художественной литературе. Елена Марасинова — автор книг по истории сознания русского дворянства и политической истории России XVIII века.
653 бумажные страницы

Впечатления

    Alex Willowделится впечатлением2 года назад
    👍Советую

Цитаты

    Alex Willowцитирует2 года назад
    Империя1103Всероссийская во всяком случае пребывает нераздельна, и неразделима да пребудет под самодержавной власти императорскаго величества, и хотя особа императорскаго величества переселится из временной сей жизни в вечности, но императорское величество высокое достоинство и престол
    Alex Willowцитирует2 года назад
    XVIII столетии интеллектуалы еще ограничивались легким фрондерским недовольством, не выходящим за грани «дозволенной оппозиционности», что объясняется, в частности, молодостью культуры дворянского сословия, воспитанного и поставленного в исключительно привилегированное положение самой властью. Тогда первый поэт России, автор оды «Бог», Гавриил Державин, мог служить секретарем императрицы — в следующем столетии уже было невозможно представить Пушкина в этой роли при дворе Николая I.
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Завещание канцлера, записанное другом свободы1054 Фонвизиным, через племянника писателя, будущего декабриста, станет вдохновляющим фактором для отважных молодых людей александровского правления, поддерживаемых мыслью, что и «отцы» мечтали о конституции1055. Однако в словах Панина, неопубликованных, необнародованных, доверенных перед смертью другу и адресованных воспитаннику, речь идет вовсе не о конституции, а об идее «самоограничения власти», которая как единственный монопольный источник закона собственно одна и может себя ограничить, а вернее, ограничить свои пристрастия и зависимость от капризов любимцев

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз