Книги
Елена Марасинова

Закон» и «гражданин» в России второй половины XVIII века. Очерки истории общественного сознания

    Alex Willowцитирует2 года назад
    Империя1103Всероссийская во всяком случае пребывает нераздельна, и неразделима да пребудет под самодержавной власти императорскаго величества, и хотя особа императорскаго величества переселится из временной сей жизни в вечности, но императорское величество высокое достоинство и престол
    Alex Willowцитирует2 года назад
    XVIII столетии интеллектуалы еще ограничивались легким фрондерским недовольством, не выходящим за грани «дозволенной оппозиционности», что объясняется, в частности, молодостью культуры дворянского сословия, воспитанного и поставленного в исключительно привилегированное положение самой властью. Тогда первый поэт России, автор оды «Бог», Гавриил Державин, мог служить секретарем императрицы — в следующем столетии уже было невозможно представить Пушкина в этой роли при дворе Николая I.
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Завещание канцлера, записанное другом свободы1054 Фонвизиным, через племянника писателя, будущего декабриста, станет вдохновляющим фактором для отважных молодых людей александровского правления, поддерживаемых мыслью, что и «отцы» мечтали о конституции1055. Однако в словах Панина, неопубликованных, необнародованных, доверенных перед смертью другу и адресованных воспитаннику, речь идет вовсе не о конституции, а об идее «самоограничения власти», которая как единственный монопольный источник закона собственно одна и может себя ограничить, а вернее, ограничить свои пристрастия и зависимость от капризов любимцев
    Alex Willowцитирует2 года назад
    «Оценивая то, что было сделано ею за многие годы, — пишет Е. В. Анисимов, — можно без особого преувеличения утверждать, что Екатерина II, десятилетиями работая над законодательством, в некотором смысле заменила собой целую Уложенную комиссию
    Alex Willowцитирует2 года назад
    русская фронда периода правления Екатерины II
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Императрица, выступая от лица «Всякой всячины», пытаясь соответствовать тону новиковского «Трутня», писала также о согражданах, однако отождествляя их с подданными, главная доблесть которых состоит в признании справедливости и правосудия современного правления
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Мнение Фонвизина о завидной судьбе русского крестьянина и наличии несомненных плюсов в его крепостном состоянии можно признать доминирующим в сознании просвещенного дворянства, т. е. той части высшего сословия, которая вообще задумывалась о положении податного населения
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Таким образом, в развитии политической терминологии русского языка второй половины XVIII века запечатлелся еще один парадокс — понятия гражданин и сын Отечества становились нравственным оправданием существования крепостничества
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Таким образом, с точки зрения большинства представителей высшего сословия, податное население не входило в разряд «hominesspolitici»991 и к гражданам, строго говоря, не причислялось
    Alex Willowцитирует2 года назад
    В крепостнической России эталонными, заданными властью чертами истинного гражданина обладала прежде всего элита дворянства. В трактовке Наказа граждане являются таковыми лишь в той мере, в какой они равны перед законами государства
    Alex Willowцитирует2 года назад
    В таких документах, как «Генеральный план Московского Воспитательного дома», а также высочайше утвержденный доклад И. И. Бецкого «О воспитании юношества», основные идеи которого были практически дословно воспроизведены в XIV главе Наказа «О воспитании», заявлялось, что «Петр Великий создал в России людей — [императрица Екатерина II] влагает в них души». Иными словами, престол второй половины XVIII века разрабатывал «правила, приуготовляющие» быть «желаемыми гражданами» или «прямыми Отечеству подданными», что полностью отождествлялось. Наименование новых граждан и истинных подданных означало высокий порог ожиданий власти, что предполагало «любовь к Отечеству», «почтение к установленным гражданским законам», «трудолюбие», «учтивость», «отвращение от всяких предерзостей», «склонность к опрятности и чистоте». На «полезных членов общества» возлагалась обязанность «паче прочих подданных исполнять августейшую волю». Определенная политическая зрелость и приверженность «общему благу» должна была проявляться у гражданина в ясном понимании необходимости сильного самодержавного правления или «нужды иметь государя»987
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Специфика социальной структуры русского общества, практически лишенного «третьего сословия» в его европейском понимании, отразилась и на эволюции понятия гражданин, которое, теряя свое первоначальное значение горожанин, наполнялось исключительно государственно-правовым или нравственно-этическим смыслом и не отягощалось этимологической связью с наименованием класса «буржуа
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Руссо о значении этого слова во французском языке. На самом же деле знаменитый философ в трактате 1752 года «Об общественном договоре» провел своеобразный семантический анализ понятия гражданин и тонко уловил главное направление эволюции его содержания. «Истинный смысл этого слова почти совсем стерся для людей новых времен, — пишет Руссо, — большинство принимает город за гражданскую общину, а горожанина за гражданина... Я не читал, чтобы подданному какого-либо государя давали титул civis. Одни французы совершенно запросто называют себя гражданами, потому что у них нет, как это видно из их словарей, никакого представления о действительном смысле этого слова; не будь этого, они, незаконно присваивая себе это имя, были бы повинны в оскорблении величества. У них это слово означает добродетель, а не право»980.

    Таким образом, Руссо указал на единый семантический корень понятий горожанин и гражданин. Затем философ выявил постепенное наполнение последнего термина новым содержанием, отражающим усложнение взаимоотношений власти и личности в XVIII столетии, и, наконец, отметил присутствие в современном ему понимании слова гражданин двух смыслов — добродетель и право981. Позже, во время Французской революции, «правовая составляющая» полностью восторжествует, потеснив «добродетель» и окончательно уничтожив понятие подданный в политическом языке революционного Парижа
    Alex Willowцитирует2 года назад
    время Французской революции термин гражданин становится самым употребительным, полностью вытеснив понятие подданный не только из сферы законодательства, но даже из практики повседневных обращений
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Подобное словоупотребление свидетельствовало прежде всего о том, что в середине XVIII века и для власти, и для большинства современников понятие гражданин не было символом противостояния абсолютизму. Этот термин часто употреблялся с тем, чтобы акцентировать не только существование всеобщей зависимости подданных от престола, но и наличие так называемых горизонтальных отношений между жителями империи
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Таким образом, термин «гражданин» для характеристики взаимоотношений личности и государства актуализируется в политической лексике лишь ко второй половине XVIII века, чему немало способствовала публицистика российской императрицы, оперирующая просветительскими понятиями и являющаяся неотъемлемой частью европейской общественной мысли этого периода. В Наказе непосредственно заявлялось о существовании «союза между гражданином и государством», а в книге «О должностях человека и гражданина» целая глава посвящалась «Союзу гражданскому»971
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Важнейшим этапом углубления смыслового значения понятия гражданин в русском языке второй половины XVIII века стал Наказ Уложенной комиссии, в котором только этот термин, без учета таких выражений, как «гражданская служба», «гражданская свобода» и т. п., встречается более 100 раз, в то время как упоминаний слова подданный насчитывается лишь 10. Для сравнения следует отметить, что в законодательных актах второй половины XVIII века это соотношение выглядит приблизительно как 1 к 100 и свидетельствует о достаточно редком употреблении понятия гражданин в официальных документах рассматриваемого периода. В Наказе, лишенном жестких регламентирующих функций и основанном прежде всего на трудах Монтескье, Беккариа, Бильфельда и других европейских мыслителей, возникал абстрактный образ гражданина, имеющего, в отличие от «ревностного российского подданного», не только обязанности, но и права. «Имение, честь и безопасность» этого отвлеченного социального субъекта, проживающего в неком «благоучрежденном умеренность наблюдающем государстве», охранялись одинаковыми для всех сограждан законами
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Приблизительно в те же годы Никита Панин в проекте Императорского совета выделил основные черты государственного правления, к которым отнес, в частности, «духовный закон и нравы гражданские, что называется внутренней политикой»957
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Таким образом, вернолюбезными, истинными подданными для власти было именно дворянство, а точнее — его элита. Социальная иерархия всего населения империи выражалась через понятие состояние, и лишь позиции высшего сословия определялись термином достоинство952, что еще в 1754 году было законодательно зафиксировано властью, «даровавшей» дворянству наименование благородное. При этом достоинство и благородство знатных подданных определялось не древностью происхождения, а службой императору, которая под влиянием официальной доктрины из принудительной обязанности становилась привилегией и наиболее богоугодным делом. Как сказано в той же книге «О должностях человека и гражданина», знатные подданные «суть ближайшие к особе монарха, следовательно преимущественно ему ведомы, им употребляемы», они напрягают «силы душевные» к пользе общества и потому «называются истинными сынами Отечества»953
    Alex Willowцитирует2 года назад
    Екатерина на практике зачастую бережнее относилась к интересам «разных вер народов», чем к нуждам представителей древних подданных, по крайней мере их бесправной податной части.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз