Dmitry Shvetsцитируетв прошлом году
    Если ты не просто пошел во двор, но зачем-то гуляешь ночью по деревне, то обязательно обходи стороной черные двухмерные покачивающиеся тени без ног. Это духи недавно умерших, они называются бохолдой. Пересекать им путь не стоит.
    Bakhodir Akbarovцитирует2 месяца назад
    Распалась связь времен.
    Анна Селивановацитирует3 месяца назад
    Если ты не просто пошел во двор, но зачем-то гуляешь ночью по деревне, то обязательно обходи стороной черные двухмерные покачивающиеся тени без ног. Это духи недавно умерших, они называются бохолдой. Пересекать им путь не стоит.
    b0058027001цитирует7 месяцев назад
    Когда я первый раз оказалась в одном уральском селе, в котором живут в основном старообрядцы, то первая же бабушка, к которой я пришла брать интервью, рассказала, что в ней сидит нечистый дух, который называется «икота» или «пошибка». Тут же она и продемонстрировала: этот голос в ней заговорил. Очень
    Anna Xцитируетв прошлом году
    Например, а фольклористике много раз зафиксирован есть такой известный мотив: домовой, который давит или душит. Человек просыпается ночью и понимает, что не может до конца проснуться, что-то невыносимо тяжелое у него сидит на груди. Кто-то скажет, что это домовой, а городской человек, оснащенный минимальным медицинским знанием, будет говорить что это сонный паралич, который на самом деле тоже ничего не объясняет. Важно, что для одного явления есть несколько языков, которые разные люди используют для объяснения непонятного.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Вроде бы кажется, что все это просто легенды, которые никак не соотносятся с действительностью — обычные африканские сказки. Но если вы попытаетесь проверить, что находится в пещерах на утёсе Бандиагара, то ничего хорошего вас не ждет.

    Как-то раз я подумал, что было бы неплохо осмотреть утес поближе. Некоторые пещеры расположены не так высоко — метров, наверное, пятнадцать над землей, — и я хотел подойти поближе и посмотреть, что там внутри. Но как только мы подошли к утесу, откуда-то из кустов вышел человек с ружьем и сказал:

    — Ребята, назад! Если вы туда пойдете, вам конец. Вот тропинка: если хочешь, можешь по ней пойти, но ты умрешь.

    И вот ты стоишь возле этой тропинки и думаешь: «Либо мне попробовать развенчать эти верования и рассказать догонам, что такое предрассудок — либо мне все-таки не трогать их культуру и сохранить себе жизнь». И когда вы находитесь в такой ситуации, конечно, очень непросто сделать выбор.

    Я не пошел по этой тропинке, а потом знающие люди мне сказали: «Ты, может, и не умрешь от того, что ступишь на священную тропу. Но ты же ешь их еду, пьешь их чай... Вечером выпьешь его, а утром еще непонятно, что с тобой от этого чая сделается. А догоны скажут, что это теллемы тебя убили».

    И действительно, на земле догонов я видел несколько могил западных исследователей, которые погибали там в разное время от необъяснимых болезней. Многие из них хотели выяснить, кто такие теллемы, и проникнуть на утес. А теперь я стоял у их могил. Ужас ситуации в том, что именно это случилось с одним моим коллегой-лингвистом, который отправился в страну догонов изучать их язык, заинтересовался теллемами и скоропостижно скончался от какого-то желудочного заболевания. Он тоже там похоронен.

    И всё же однажды ночью я не выдержал и вышел из хижины — посмотрел на утес. Знаете, что я там увидел? Высоко на утесе, в пещере горел огонь.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Западной Африке. Там живёт народ догонов, который отличается своей закрытостью и таинственностью: даже соседи их недолюбливают и побаиваются.

    Живут они в селениях у подножия длинного скалистого утеса Бандиагара, занимаются возделыванием риса и проса и практически не смешиваются с другими народами, храня свою особенную культуру, религию, мифологию. Поэтому к догонам давно приковано внимание учёных но, будучи закрытым народом, они и белым людям не позволяют приближаться к своим святыням.

    Так вот, догоны считают, что на утесе живут маленькие летающие люди — теллемы. Легенды о теллемах у них чрезвычайно разнообразны. Из них следует, что летающие люди, по всей вероятности, являются древним народом, который жил в пещерах на утесе Бандиагара в течение многих тысячелетий, еще до того, как туда пришли догоны. И сегодня, если вы посмотрите на утес (а в некоторых местах он возвышается над равниной на пару сотен метров), в скале повсюду видны пещеры, явно вырытые рукой человека. Только находятся они на такой высоте, куда человеку без современной техники добраться совершенно невозможно. И тем не менее пещер довольно много, а в некоторых из них, если присмотреться с хорошим биноклем, можно увидеть следы человеческой деятельности. Я лично видел там деревянные фигурки идолов. Так вот, догоны считают, что теллемы некогда создали эти пещеры, потому что умеют летать.

    С теллемами связано немало жутких легенд. Например, догоны никогда не выходят из своих домов ночью — потому что в темноте можно встретить теллема, а любая такая встреча грозит человеку неминуемой смертью. Поэтому когда вы приезжаете в деревню догонов, вас всегда предупреждают: ночью нельзя выходить из хижины, вам по пути может попасться теллем, и вы умрете, никто не поможет.

    Догоны считают, что по ночам теллемы разводят огонь в пещерах, выходят из своих домов, общаются со священными животными, с духами. И только один человек среди догонов — зовётся я он «великий огон» и живет в отдельной, обособленной хижине, близко к утесу, — имеет возможность общаться с теллемами без вреда для себя. Но вам он об этом ничего не расскажет, потому что никогда не произносит ни одного слова. С момента назначения на эту должность великому огону запрещено общаться с людьми. К нему иногда приходят специальные женщины, приносят еду и одежду, и с ними он как-то коммуницирует, но в целом он — безмолвен. Я его видел из-за ограды: ходит, смотрит, но ничего не говорит.

    Еще от теллемов якобы унаследован отдельный язык, который знают некоторые посвященные догоны — они его учат с детства. Об этом языке нам практически ничего неизвестно, потому что догонам запрещено рассказывать о нем чужакам, и он используется только в ритуальных церемониях, связанных с масками. Маски тоже заимствованы от летающих человечков, их надевают на различные церемонии специальные танцоры. И когда такой танцор надевает маску, он преображается: он больше не говорит на языке догонов — только на теллемском.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Это помогает преодолеть страх смерти. Или по крайней мере регулировать этот страх, канализировать его определенным образом. Помогает канализировать горе. Горе, скорбь, тоска — это очень важная составляющая. Ей тоже выделена определенная ячейка в эмоциональном поведении человека, причем достаточно ограниченная. Для выхода подобных эмоций предусмотрен жанр причитаний, похоронных и поминальных, которые сами по себе — невероятно интересное явление. Это такие импровизированные тексты, которые, между тем, очень похожи один на другой, но одновременно имитируют и собственно плач. То есть причитающий обычно или не плачет, или плачет, но это не главная эмоциональная составляющая. Это создает определенный эмоциональный настрой и среди окружающих. Даже если ближайшие родственники покойного не умеют причитать, то, как правило, в деревне находится кто-то, кто их заменяет и от их лица причитает: профессиональные плакальщики.

    Это очень сильно снимает эмоциональное состояние скорби и нейтрализует ее. Кроме того, иногда на похоронах и на поминках даже предписывается веселиться. Таким образом смех противопоставляется тоске, скорби и страху.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Современные деревенские жители охотно рассказывают такие истории, но с некоторой оговоркой. Они склонны описывать эти события как рассказы о снах: да, покойник приходит и его прикосновения ощущаются физически, но происзодит это как бы во сне.

    Отчасти это связано именно с осознанием себя современным человеком: телевизор смотрим, в школу ходили, а в покойников верим.

    Происходит если не трансформация, то по крайней мере небольшое видоизменение этих сюжетов, когда рассказывают, что вроде как все было во сне. Но дело в том, что грань между сном и явью в таких случаях практически отсутствует.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Меры бывают очень разные и они основаны на совершенно разных механизмах воздействия. Простейший и считающийся довольно эффективным механизм — искусственно создаваемая ситуация абсурда.

    Сидит жена в ожидании своего мужа и грызет льняные семечки. В это время появляется покойник и спрашивает: «А ты что ешь?» Она ему отвечает: «Я вшей ем!» Он говорит: «Да где же это видано, чтобы человек вшей ел?!» Та ему отвечает: «А где это видано, чтобы мертвые к живым ходили?!» Эта ситуация должна поставить гостя в тупик. Он может произнести фразу, которая в подобного рода ситуациях является ключевой. Знак того, что все, отпустило, спасены. Он говорит завывающим глухим голосом: «А, догадалась!» — и уходит.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Никто из них не является каким-то безумным мракобесом. Они все прекрасно понимают, что такое медицина, и очень многие из тех людей, которые к ним обращаются, при этом ходят в больницы, делают операции, пользуются услугами психиатров и психотерапевтов. Просто для них есть еще такая вот религиозная поддержка. И все эти разные инструменты в критической ситуации становятся актуальными для людей и не противоречат друг другу.

    Если то, что я рассказываю о джиннах и экзорцизме, услышит какой-нибудь имам соборной московской мечети, он скажет, что все это безумная деревенщина, дискредитация ислама и так далее. Но особенность антропологии заключается в том, что мы не исламоведы и не корановеды. Нам интересен не ислам — нам интересны мусульмане. То есть люди, вместе со всеми их переживаниями, ошибками, загонами и противоречиями.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Согласно Корану, Бог создал джиннов, людей и ангелов. Джинны созданы из бездымного огня. И они есть везде. Можно сказать, что они как микробы: мы их не видим, но они есть. Мир джиннов параллелен миру людей, там есть женщины и мужчины, взрослые и дети, русские и англичане, мусульмане и немусульмане, больные и здоровые и так далее. Джинны вселяются в человека при самых разных обстоятельствах. Например, в момент испуга или если человек куда-то не туда пошел, не туда наступил — на помойке, в заброшенном здании. Когда я обсуждал одержимость с муллами, постоянно всплывала тема аморальности — джинны могут поджидать человека на дискотеках, в барах, в местах, где употребляется алкоголь, наркотики и происходят прочие непотребства.

    Вселившись в человека, джинн начинает ему мешать. У тебя трясутся руки, тебя тошнит, все разваливается на работе, в повседневной жизни, во взаимоотношениях с близкими людьми. Но главное — джинн мешает тебе быть мусульманином: не дает ходить в мечеть, где тебя начинает рвать и все тело болит, не дает тебе слушать Коран, не дает тебе общаться с людьми с сильным иманом (верой). И тогда люди обращаются к муллам, которые приходят и читают Коран, чтобы джинн покинул человека.

    Разные муллы делают это очень по-разному. Но главное — у них совершенно разные представления о том, стоит ли разговаривать с джиннами. Джинны ведь очень хитрые. Им пять тысяч лет. Они намного умнее и хитрее нас и всегда найдут способ нас обмануть. Соответственно, одни муллы считают, что разговаривать с ними бессмысленно. Другие, наоборот, увещевают их. Сначала стараются понять, кто этот джинн: на каком языке с ним надо разговаривать, мусульманин он или нет. Если это немусульманин, то мулла стремится обратить его в ислам. А если это мусульманин, то он его увещевает и говорит, что мусульманин не может вредить мусульманину: «Ты должен выйти из этого человека! Ты не должен больше причинять ему боли!»

    При этом многие муллы говорили мне, что джинны могут вредить им самим. Например, этим летом один таджикский мулла в Иркутске рассказал мне, что у джиннов есть свои ФСБ, КГБ, ЦРУ. Это метафора, конечно. Они следят за миром людей и муллами — своими противниками: «Ага, вот это наш враг!» И, соответственно, каждый мулла должен выстраивать свою собственную защиту, например, совершать дополнительные намазы, молитвы, зикр, то есть поминание Аллаха, в целом вести благонравный образ жизни, избегать любого харама и так далее.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Но что меня больше всего удивило — он как будто онемел, он перестал говорить. Мулла впоследствии объяснял это тем, что за парня говорил джинн. Он потерял голос джинна, и к нему должен был вернуться его собственный, человеческий голос.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Ключевой способ изгнания джинна — это чтение определенных сур Корана. Мулла читал нараспев, а парень брыкался, бился в моей машине, и его держали отец и дядя. Я видел очень много обрядов экзорцизма, но, думаю, этот был один из самых динамичных, пациент очень сильно сопротивлялся.

    В какой-то момент мулла вышел из машины и пошел к сугробу взять снега, чтобы умыть парня. И тогда тот начал ему кричать на таджикском: «Ты испугался меня! Ты меня испугался! Ты боишься меня — убирайся отсюда!»
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Вообще, экзорцизм и одержимость джиннами — это довольно распространенное явление в разных мусульманских культурах. У нас на Северном Кавказе, например, есть Центр исламской медицины, где изгоняют джиннов. И подобные учреждения есть во многих других мусульманских регионах мира или даже в городах вроде Лондона, где много мигрантов. В Москве таких специальных центров нет, но есть люди, которые изгоняют джиннов, — муллы. Чаще всего это таджики.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    В той экспедиции, где мы узнали про улейских девушек, мы попали в одну деревню, где произошла большая трагедия. Молодой человек пришел из армии и через какое-то время покончил с собой. А затем еще один юноша поступил так же. Когда мы приехали в эту деревню, она была словно вымершая. В полдень все ставни были закрыты, никого не было на улице, все безумно боялись. Мы с трудом нашли учителя физкультуры, который пояснил нам, что никто не будет с нами разговаривать, все очень боятся, потому что в деревню пришли улейские девушки. И совершенно невозможно с ними справиться. Не существует никакого правила, как от них избавиться. Если они придут, они будут забирать и забирать всех, у кого мрачные мысли. Одни поехали за шаманом, другие поехали за священником, третьи сидели большими компаниями и устраивали пир во время чумы, пытаясь веселиться, потому что всех охватил чудовищный страх. Это как фильм «Звонок». За тобой идет мертвая девушка, и не существует способа ее остановить, потому что волна самоубийств ее привлекла. И это самая страшная история, которую я видела и слышала в своей жизни, потому что, в отличие от остальных историй, эта по-настоящему влияет на поведение людей и по-настоящему пугает.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Давным-давно в деревне Улей жила девушка, которую родители выдали замуж против ее воли. После свадьбы она сбежала назад к родителям и попросила принять ее обратно. Родители на это ответили ей: «Выдана — значит выдана! Живи теперь с ним». И она пошла в сарай и повесилась. Через какое-то время другая девушка оказалась в похожей ситуации и страшно переживала. И в этот момент к ней явилась первая девушка из Улея и уговорила ее покончить с собой. А потом они вместе уговорили уйти из жизни еще одну девушку, еще одного юношу, а потом еще и еще.

    В моменты, когда ты испытываешь сильные душевные терзания, ты начинаешь слышать звуки бурятского танца ёхора, видишь огни, а потом появляются и эти многочисленные девушки, приглашающие тебя танцевать. И те, кто соглашается пойти с ними, — пропадают навсегда.

    Они забирают молодых людей, которые испытывают очень сильные эмоции. В тот момент, когда юноши и девушки находятся в крайнем смятении, задумываются о самоубийстве, к ним приходят улейские девушки и затягивают их в свой танец смерти. Они завлекают людей, находящихся в отчаянии, своим радостным хороводом, веселым бурятским танцем, который исполняют на любых праздниках.

    При этом их поведение сильно отличается от поведения других демонических персонажей. Они просто вмешиваются в твою жизнь, и с ними ничего нельзя сделать. Единственный способ совладать с ними — это искусственно поддерживать бодрое состояние духа, имитировать веселье.

    Люди, которые рассказывают об улейских девушках, часто отмечают, что те не виноваты в своей судьбе. Они не совершали никаких проступков, просто не совладали со своими чувствами. И они забирают тех, кто тоже ослабил эмоциональный контроль, поддался своим эмоциям. Идея, что необходимо изо всех контролировать свои эмоции, характерна для бурятско-монгольских культур.

    Одна наша информантка рассказывала, как в молодости работала трактористкой. Она работала без сна и отдыха трое суток подряд. Сил у нее уже почти не осталось, но и оставить работу она не могла. Вдруг она услышала звуки ёхора, увидела огоньки вдалеке и поняла, что за ней пришли улейские девушки. Тогда она бросила трактор, убежала в деревню и всю ночь сидела при зажженном свете с друзьями.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    В любой культуре есть свое представление о страшном. В любой культуре есть свои страшные персонажи и четкие правила, которые надо соблюдать, чтобы тебя не съел демон. И каждый носитель культуры хорошо знает правила: что надо и можно делать, а чего нельзя ни в коем случае.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Подобного рода рассказы (часто мифологические) и трактовки — это мостик между тем, что мы видим, и тем, чего мы объяснить не можем. И мы этот мостик постоянно выстраиваем. Чем проще такие объяснительные модели, тем нам спокойнее и понятнее, тем лучше мы переживаем страх перед неизвестным. Когда мы подобные вещи рассказываем, то все становится просто и более-менее понятно.
    mariaiamdrunkцитируетв прошлом году
    Есть же такое явление, как необъяснимые самоубийства людей, находящихся в состоянии алкогольного опьянения. Вот жил-жил, выпивал, а потом взял и повесился. Мы об этом много слышали в деревнях.

    Почему это происходит? Люди так устроены, что им любые непонятные явления надо как-то истолковать. Понятно, что этот рассказ раскрывает нам это происшествие через существование домового, который наказывает неверующего в него мужика. В городских реалиях это может быть объяснено алкогольным делирием, психическим расстройством. Тут все дело в языке, который мы используем для того, чтобы объяснить какие-то на первых взгляд необъяснимые и очень странные вещи. Городской житель обратится к вещам, связанным с его конкретным языком, к толкованием, которые он хорошо и легко усваивает.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз