Зона интересов, Мартин Эмис
Книги
Мартин Эмис

Зона интересов

Читать
348 бумажных страниц
  • 👍18
  • 💀10
  • 🚀8
Новый роман корифея английской литературы Мартина Эмиса в Великобритании назвали «лучшей книгой за 25 лет от одного из великих английских писателей». «Кафкианская комедия про Холокост», как определил один из британских критиков, разворачивает абсурдистское полотно нацистских будней. Страшный концлагерный быт перемешан с великосветскими вечеринками, офицеры вовлекают в свои интриги заключенных, любовные похождения переплетаются с детективными коллизиями. Кромешный ужас переложен шутками и сердечным томлением. Мартин Эмис привносит в разговор об ужасах Второй мировой интонации и оттенки, никогда прежде не звучавшие в подобном контексте. «Зона интересов» – это одновременно и любовный роман, и антивоенная сатира в лучших традициях «Бравого солдата Швейка», изощренная литературная симфония. Мелодраматизм и обманчивая легкость сюжета служат Эмису лишь средством, позволяющим ярче высветить абсурдность и трагизм ситуации и, на время усыпив бдительность читателя, в конечном счете высечь в нем искру по-настоящему глубокого сопереживания.
Переводчик
Сергей Ильин
Впечатление
На полку

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Букмейт — это приложение, в котором хочется читать
  • 👍Советую18
  • 💀Страшно10
  • 🚀Не оторваться8
Вход или регистрация
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichделится впечатлением4 года назад

Трагикомедия абсурда. Историю "Зоны интересов" (Освенцима) рассказывают сразу три героя: Ангелюс Томсен — разочаровавшийся нацист, главный "злодей" - комендант концлагеря Пауль Долль и Шмуль - надсмотрщик зондеркоманды. Мы оцениваем ужас прошлого через время и свои эмоции, сидя сытыми в тепле на уютном диване - совсем другая обстановка. Герои же (от коменданта до старост зоны) относятся к происходящему безэмоционально: работа такая, и если бы не указания сверху, от всего этого можно было бы еще и прибыль получить (не совсем дословно, но если кормить евреев получше, не так жестоко наказывать и так часто не уничтожать, они смогли бы лучше работать и приносить доход). Буднично и обыденно обсуждаются перспективы лагеря, комендант в театре рассчитывает, сколько бы газа потребовалось, чтобы умертвить публику в зале. Лагерь - как идеальный бизнес-проект. Чувствуешь, как размываются границы между добром и злом в годы войны - Шмуль помогает коменданту спланировать и снизить издержки в процессе уничтожения евреев (не потому что надеется на спасение или хочет выслужиться перед начальством, он просто выполняет свою работу). Разноплановая книга: наполнена юмором, сошедшим со страниц Швейка и тут же: нацистские вечеринки перемежаются с лагерными буднями, и напоминают "Войну и мир" Толстого. Интересное о послесловие, о том, что мы до конца так никогда и не можем постичь слова и дела организаторов Холокоста, потому что не можем отождествить себя с ними.

Евгений Лобынцев
Евгений Лобынцевделится впечатлением3 года назад

Х

Ksenia Nikiforova
Ksenia Nikiforovaделится впечатлением2 года назад
👍Советую
💡Познавательно
🎯Полезно
🚀Не оторваться

Такие книги стоит читать. Посмотреть на картинку глазами 3х людей, составить объемное впечатление. И обязательно послесловие.

Федор Попадюк
Федор Попадюкцитируетв прошлом году
На заре мы обсуждаем экстерриториальную природу лагеря, и все в спальне возвращается к норме: мы разговариваем, называем друг друга по именам, жестикулируем, повышаем и понижаем голос; и мне нравится думать, что нас объединяет дух товарищества. Однако чего-то недостает, и недостает всегда; что-то присущее человеческому общению отсутствует.
Глаза. Начиная работать в команде, ты думаешь: «Это я, всего лишь я. Я смотрю в землю или в сторону, не желая, чтобы кто-нибудь заглядывал мне в глаза». А спустя какое-то время замечаешь, что так поступают все зондеры – все стараются спрятать глаза. И кто бы мог подумать, насколько фундаментальна для человеческих отношений эта потребность видеть глаза? Да. Но ведь глаза – это окна в душу человека, а когда душа умирает, и глаза становятся неживыми.
Так товарищество это – или беспомощное многословие? Способны ли мы слушать – или хотя бы слышать – то, что говорят другие?
Маша Казакова
Маша Казаковацитирует2 года назад
Временами я не вполне уверен в «один» – обозначает ли это слово количество или используется как… определение?
Александр Трофимов
Александр Трофимовцитирует2 года назад
Слепых людей все жалеют. А глухих не переносят.
Так много книг, так мало времени, Lelya Nisevich
Take a breath, Katya Akhtyamova
Katya Akhtyamova
Take a breath
  • 360
  • 1.1K
Пришла и говорю, Анна Наринская
Анна Наринская
Пришла и говорю
  • 39
  • 1K
Пересмешники, Пересмешники
Пересмешники
Пересмешники
  • 400
  • 874
Dramedy - больше драмы!, Anna Fedorova
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз