Книги
Виктор Шендерович

Текущий момент и другие пьесы

Надя Боровковацитирует2 месяца назад
снова открывает дверь. На пороге стоит ЛИКВИДАТОР. Пожилое тихое существо.

ЛИКВИДАТОР. Простите за задержку: склероз! Вместо Пятой Прядильной, три — прилетел на Третью Прядильную, пять, представляете? Тетку какую-то чуть кондратий не хватил. Я что, такой страшный?

ПАШКИН. Честно? Мне — очень страшно.

ЛИКВИДАТОР. «Семнадцатый», меня предупреждали, что ты приколист. Где объект?

ПАШКИН. А вон.

Ликвидатор проходит в кухню, где приходящему в себя Стронциллову меряют давление врачи — и останавливается в шоке.
Надя Боровковацитирует2 месяца назад
СЕКРЕТАРША (входя). Лев Петрович, я пойду, ладно?

ЛЯДИЧЕВ. Куда?

СЕКРЕТАРША (нежно). Ну Ле-ев Петрович… Ну я вечером расскажу…

ЛЯДИЧЕВ (поперхнувшись). Иди, иди…

СЕКРЕТАРША. Сюрпризик вам будет…

ЛЯДИЧЕВ. Иди!

Секретарша уходит.
Надя Боровковацитирует2 месяца назад
СЕКРЕТАРША (входя). Лев Петрович! Ой, простите… Ничего, что отвлеку? Тут к вам бабушка пришла.

ЛЯДИЧЕВ. Нет у меня бабушки!

СЕКРЕТАРША. С Коминтерна, 13. Насчет батарей.

ЛЯДИЧЕВ. Она уже приходила!

СЕКРЕТАРША. Она тепла хочет, Лев Петрович...

ЛЯДИЧЕВ. Пускай ждет лета.

Секретарша уходит.
Надя Боровковацитирует2 месяца назад
Входит МАМА, в руках у нее — клетка с большой игуаной.

МАМА (игуане). Это ничего, Петя, это ничего… Игуана так игуана… Всякое в жизни бывает, мало ли куда занесет человека? Мы с отцом твоим одно время в Воркуте жили. Света не видели вообще — окно снегом как замело раз и навсегда, так и все! И снег-то черный от угля… А тут у тебя и светло, и просторно… Я тебе яблочек нарезала. Съешь дольку? Вот какой красавец! Ты ешь как следует, а то не вырастешь… (Встревоженно.) Это я, Петя. Ты меня узнаёшь? Ты мигни, если узнаёшь. Ой, мигнул, узнал! Ты такой молодец, тут тобой все гордятся… Тетя Ната говорит: я так и знала, что он далеко пойдет!

Кормит игуану яблочком.
Надя Боровковацитирует2 месяца назад
МАМА. Петя! Тебе телефонограмма.

ТИШУКОВ. Какая телефонограмма, мама, что за ерунда… (Опомнившись.) Какая телефонограмма?

МАМА. Каминский какой-то сбежал.

ТИШУКОВ. Как сбежал?

МАМА. Я не знаю. Мне позвонили, просили передать, я записала: «Каминский сбежал…».
Надя Боровковацитирует2 месяца назад
ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Театр напоминает вам о необходимости выключить мобильные телефоны. (Проникновенно.) Тем более что все это — сон, а во сне не говорят по мобильным телефонам…
Надя Боровковацитирует2 месяца назад
В луче света появляются ВЕДУЩАЯ ШОУ и ГОСТЬЯ.

ВЕДУЩАЯ ШОУ. Наш следующий гость — Нина Ивановна. От нее недавно ушел муж, и она решила всем об этом рассказать. Аплодисменты!
Надя Боровковацитирует2 месяца назад
ЖЕНА. Ты обещал Димке сходить в планетарий.

ТИШУКОВ. Когда?

ЖЕНА. В восемьдесят третьем году.

ТИШУКОВ. Обещал — схожу.

ЖЕНА. В каком году?

ТИШУКОВ. Вон из моего сна. (Пауза.) Русского языка не понимаешь? Ты, сновидение!.. Пошла вон.

ЖЕНА. Дурак.

ТИШУКОВ. Все это сон. (Хомяку.) Правда, Яков Кондратьевич?

ЖЕНА. Я от тебя уйду.

ТИШУКОВ. А вот и нет. Спорим?

ЖЕНА. Ну, ты подлец…

ТИШУКОВ. Раньше надо было.

ЖЕНА. Раньше я одна знала, что ты подлец. Теперь все узнают.
Надя Боровковацитирует2 месяца назад
снова открывает дверь. На пороге стоит ЛИКВИДАТОР. Пожилое тихое существо.

ЛИКВИДАТОР. Простите за задержку: склероз! Вместо Пятой Прядильной, три — прилетел на Третью Прядильную, пять, представляете? Тетку какую-то чуть кондратий не хватил. Я что, такой страшный?
Olga Kasumovaцитирует2 года назад
Сегодня плохой день, чтобы заводить почту на Яндексе.
Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
Пашкин наливает чаю. Стронциллов вертит ручку приемника, и в эфир вплывает Армстронг — «What a wonderful world». Дальнейший диалог, до самого конца — идет под его голос.
О! Этого я знаю. Он у нас в раю поет каждую субботу.
ПАШКИН. Да? Слушай, а мне потом в рай — нельзя будет?
СТРОНЦИЛЛОВ. А ты умеешь так петь?
Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
ЛИКВИДАТОР. Я старый ангел, у меня четвертый вызов за ночь, я имею право один раз перепутать адрес! И вообще, я устал. Освещения на улицах нет, номеров на домах нет. Вселенная расширяется все время куда-то. Вы не знаете, когда прекратится этот бардак?
ПАШКИН (радостно). В России — никогда!
Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
ПАШКИН. А что: ад — он какой?
СТРОНЦИЛЛОВ. Кому какой. Босха видели?
ПАШКИН. Кого?
СТРОНЦИЛЛОВ. Ах ну да. И слава богу, что не видели. Потому что нет этого ничего. Кипящей смолы, костров, чертей с вилами... То есть — есть, но это уже экзотика. Туристические туры для верующих, наглядная агитация. А вообще все гораздо интереснее.
ПАШКИН. Как?
СТРОНЦИЛЛОВ. Я же сказал: кому как. Шелупонь всякая и мучается по-мелкому, а для VIP-клиентов — отдельное обслуживание. Цезарь, например, в каморке маленькой обитает. Там и правит.
ПАШКИН. Кем?
СТРОНЦИЛЛОВ. В том-то и ад его, что — некем. Тараканами руководит. Испанский король Филипп, напротив, во дворце, но пятый век в дыму. Астма у него чудовищная, а дым все валит из-под обоев. И поверите ли: пока все костры, на которых протестантов жарили, по очереди не прогорят, дым не пройдет.
ПАШКИН. Ох ты!
СТРОНЦИЛЛОВ. А вы как думали? Каждому — свое. Мессалина живет в строгом воздержании, Геббельс — среди евреев. Представляете? Геббельс, а вокруг — свитки Торы, семисвечники, пейсы, маца.
ПАШКИН. Мучается?
СТРОНЦИЛЛОВ. Геббельс-то? Пол грызет.
ПАШКИН. А евреи?
СТРОНЦИЛЛОВ. А они его не видят и не помнят его. Они — в раю.
ПАШКИН. А чего это у вас евреи — в раю?
СТРОНЦИЛЛОВ. Не беспокойтесь, не все. Только те, у которых ад был при жизни.
Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
СТРОНЦИЛЛОВ. А так — не слышит. Вы Всевышнего с гэбухой своей не путайте. Он прослушкой не занимается. И потом, это раньше: Каин, Авель, Авраам, Исаак — и все под контролем. А теперь вас тут шесть миллиардов, поди уследи.
ПАШКИН. За мной уследили.
СТРОНЦИЛЛОВ. Так это я же и уследил. Выборочное подключение к линии жизни. А сам Господь давно ничего не делает. Он свое сделал. Энтузиазм прошел; в человечестве разочаровался так, что и передать невозможно. Не в коня, говорит, корм. Прав?
Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
ПАШКИН. А нейтрон — это сколько?
СТРОНЦИЛЛОВ. Это, Иван Андреевич, практически с гулькин хер. И там, внутри, будете вы — в виде некоторой субстанции. Представили?
ПАШКИН . Нет.
Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
СТРОНЦИЛЛОВ. Иван Андреевич, я все-таки не понял — что мы с вами решили? Будем по инструкции подготавливать сознание. до второго пришествия — или приступим? (Пауза.) Приступим. Для начала — необходимые формальности... Фамилия, имя, отчество, адрес, годы жизни... (вписывает) — готово... Вероисповедание?
ПАШКИН. Что?
СТРОНЦИЛЛОВ. В бога верите? Если да, укажите, в какого,сколько лет...
ПАШКИН. Я верю.
СТРОНЦИЛЛОВ (терпеливо). В какого, сколько лет...
ПАШКИН. В Христа. Недавно.
СТРОНЦИЛЛОВ. Католицизм, протестантизм, ортодоксальная церковь, адвентизм?
ПАШКИН. Что?
СТРОНЦИЛЛОВ. Иван Андреевич, давайте как-то соберемся. У меня опросный лист на сорок пунктов — эдак мы до утра не закончим, а вы не один.
ПАШКИН. Послушайте. Простите, я забыл, как вас зовут.
СТРОНЦИЛЛОВ. У меня нет имени.
ПАШКИН. А вот вы говорили...
СТРОНЦИЛЛОВ. Я шутил.
ПАШКИН. Как же мне к вам обращаться?
СТРОНЦИЛЛОВ. Не надо вам ко мне обращаться. Отвечайте на вопросы — и всё.
ПАШКИН. Давайте поговорим.
СТРОНЦИЛЛОВ. Не вижу предмета для разговора.
ПАШКИН. Но ведь речь идет о моей жизни!
СТРОНЦИЛЛОВ. Жизнь ваша, Иван Андреевич, тут уже ни при чем. Это было ваше личное дело, как жить; мы не вмешивались — хотя, не скрою, от увиденного не в восторге. Кто в 65-м году украл блок марок?
ПАШКИН. Блок марок?
СТРОНЦИЛЛОВ. У Пети Коняева, в Трехпрудном переулке, на дне рождения, с открытой полки.
ПАШКИН. О Господи!
СТРОНЦИЛЛОВ. Господь не крал марок, Иван Андреевич. Это вы ерунду говорите. Марки украли вы. Да? (Пашкин кивает.) Да. Красивые были, серия «Вооруженные силы СССР», если я не ошибаюсь... Я не ошибаюсь?
ПАШКИН. Нет.
СТРОНЦИЛЛОВ. Восемь штук, с зубчиками. А похвастаться перед одноклассниками нельзя. Тоска... Но, я думаю, это ведь мелочи, правда? Босоногое детство?
Пашкин кивает.
А кто настучал старшине Зуеву на товарища по взводу? В учебке, в 73-м? Кто сказал этой скотине, что курсант Кондратьев (берет очередные листы из принтера, читает) «критическими высказываниями подрывает обороноспособность подразделения»?
ПАШКИН. Не я.
СТРОНЦИЛЛОВ. Что?
ПАШКИН. Я.
СТРОНЦИЛЛОВ. Никогда не врите мне больше.
ПАШКИН. Я заблуждался. Но я осознал
Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
Чтение пьесы — дело другое: ты сам на веслах. Зато есть счастливая возможность двигаться в своем темпе и причаливать в лучших местах. Так что милости просим к Ивану Андреевичу Пашкину, по адресу: Москва, Пятая Прядильная улица, дом три, квартира сорок — там сейчас такое начнется!
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз