Виктор Пелевин

t

    Ксюша Рокоссовскаяцитирует5 дней назад
    Существование, сударь мой, это не выстрел из пушки. С чего вы взяли, что у него есть цель?
    Ксюша Рокоссовскаяцитирует5 дней назад
    Мы просто подворотня, сквозь которую движется хоровод страстей и состояний.
    Ксюша Рокоссовскаяцитирует5 дней назад
    просто подворотня, сквозь которую движется хоровод страстей и состояний.
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Перчатка упала в траву, задев стебель, по которому ползла букашка с длинным зеленым брюшком под прозрачными крыльями. Она замерла на месте. Потом, поняв, что опасности нет, поползла дальше. Скоро она выбралась в полосу солнца, и на ее крыльях появилась радужная сетка расщепленного света.

    Тогда она занялась чем-то странным – прижалась к стеблю брюшком, подняла голову и стала тереть друг о друга передние лапки. Выглядело это так, словно крохотный зеленый человечек молится солнцу сразу двумя парами рук.

    Скорей всего, никакого смысла в этих движениях не было. А может быть, букашка хотела сказать, что она совсем ничтожная по сравнению с малиновым шаром солнца и, конечно, не может быть никакого сравнения между ними. Но странно вот что – это огромное солнце вместе со всем остальным в мире каким-то удивительным образом возникает и исчезает в крохотном существе, сидящем в потоке солнечного света. А значит, невозможно сказать, что такое на самом деле эта букашка, это солнце, и этот бородатый человек в телеге, которая уже почти скрылась вдали – потому что любые слова будут глупостью, сном и ошибкой. И все это было ясно из движений четырех лапок, из тихого шелеста ветра в траве, и даже из тишины, наступившей, когда ветер стих.
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Как на закате времени Господь выходят Втроем
    Спеть о судьбе творения, совершившего полный круг.
    Кладбище музейного кладбища тянется за пустырем
    И после долгой практики превращается просто в луг.

    Древний враг человечества выходит качать права,
    И вдруг с тоской понимает, что можно не начинать.
    Луг превращается в землю, из которой растет трава,
    Затем исчезает всякий, кто может их так назвать.

    Правое позабудется, а левое пропадет.
    Здесь по техническим причинам в песне возможен сбой.
    Но спето уже достаточно, и то, что за этим ждет,
    Не влазит в стих и рифмуется только с самим собой…
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Перед ним возникла знакомая тьма, полная невидимого света, который давал о себе знать множеством неуловимых отблесков. Ни на одном нельзя было задержать внимание – он сразу исчезал, но вместе они превращали черноту в нечто другое, не похожее ни на тьму, ни на свет. Т. подумал, что это и есть единственный образ Божий, действительно данный свыше, потому что каждый человек с младенчества носит его с собой. И там, если смотреть внимательно, есть все ответы на все вопросы…
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    То есть как не очень, – обиделась лошадь. – Да будь я на вашем месте… Я бы сейчас так вскочила в телеге на ноги и закричала: да, Оптина Пустынь! Окно, раскрытое во все стороны сразу! Так не может быть, но так есть…
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    «Дети думают, в облаках живет Бог. И это чистая правда. А вот интересно, думают ли облака? Наверно, если у них есть мысли, то совсем короткие. И уж про Бога в себе они точно не думают, потому что для этого нужно знать слишком много слов…»
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Петербург Достоевского на огромной льдине
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Вы ведь не хотите быть вечностью. Вы хотите временно стать богом, чтобы быстрее отбить кредит.
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Тот, кто пишет Книгу Жизни, и тот, кто читает ее, и тот, о ком эта Книга рассказывает. И этот луч – я сам, потому что я не могу быть ничем иным. Я был им всегда и вечно им буду. Вы считаете, мне нужна какая-то еще сила?
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    «Ну вот, – подумал он, – сейчас узнаем, тварь ли я дрожащая или луч света в темном царстве…»
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    «Теперь я знаю, где искать истинного автора, – подумал он. – Его не надо искать. Он прямо здесь. Он должен притвориться мной, чтобы я появился. На самом деле, если разобраться, нет никакого меня, есть только он. Но этот «он» и есть я. И так сквозь всю промежуточную оптику – до самого начала и конца, Соловьев тысячу раз прав… «Eternal mighty I am», как в старом протестантском псалме. Вот только в моем случае строка на время удлинилась до «I am T.». Но «T.» здесь не важен. Важно только «I am». Потому что «I am» может быть и без графа Т., а вот графа Т. без этого «I am» быть не может. Пока я думаю «I am T.», я работаю подсобным рабочим в конторе Ариэля. Но как только я обрезаю эту мысль до «I am», я сразу вижу истинного автора и окончательного читателя. И еще тот единственный смысл, который есть в этом «I», и во всех других словах тоже. Как просто…»
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    1) Жизнь есть тревога

    2) В основе тревоги лежит дума

    3) Думу нельзя додумать, а можно только распустить

    4) Чтобы распустить думу, нужен император

    Сначала они хотели записать четвертую благородную истину иначе – «чтобы распустить думу, найди того, кто думает». Однако, как заметил Джамбон, современный ум изощрен настолько, что нередко продолжает думать, даже поняв, что его нет.

    Вы спрашиваете, кто этот «император»? Очень просто – тот, кто замечает думу, распускает ее и исчезает вместе с ней. Такой прием называется «удар императора», и я думаю, что ему обязательно найдется место в вашем арсенале непротивления. Удар наносится не только по думе, но и по самому императору, который гибнет вместе с думой: в сущности, он уходит, не успев прийти, потому что дело уже сделано.

    Можно было бы сказать, что «император» – это проявление активной ипостаси Читателя, еслихотите – Автора. Однако разница между Читателем и Автором существует только до тех пор, пока дума не распущена, потому что и «читатель»,и «автор» – просто мысли. Когда я спросила Соловьева, что же останется, когда не будет ни думы, ни императора, он ответил просто – «ты и твоя свобода».

    Здесь может возникнуть вопрос – что же, собственно, Соловьев называл словом «ты»? Автор, Ты и Читатель – таким было его понимание Троицы. Кажется, что между этими тремя понятиями есть разница. Но в действительности они указыва ют на одно и то же, и кроме него нет ничего вообще.
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    человек считает себя Богом, и он прав, потому что Бог в нем есть. Считает себя свиньей – и опять прав, потому что свинья в нем тоже есть. Но человек очень ошибается, когда принимает свою внутреннюю свинью за Бога
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    истина и чудо – две вещи несовместные. Когда заходит речь о разных там воскрешениях, преображениях и прочем, надо сразу проверять, на месте ли ваш кошелек
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Автор должен притвориться героем, чтобы тот возник… Вот где его можно поймать… Тогда понятно, зачем спасать героя. И где искать Бога. И зачем любить другого человека, когда тот страдает – это ведь безграничная вечность забыла себя, отчаялась и плачет…
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Найдите Оптину Пустынь. Только не спрашивайте случайных людей, как туда добраться. Ищите внутри себя.

    – Вы полагаете, она там появится?

    – Она там была всегда, – улыбнулся Соловьев. – Это как раз в ней появляется все остальное. Просто вы никогда не обращали внимания. Были слишком заняты перестрелками и опрощением…
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Проблема спасения на самом деле нереальна, граф. Она возникает у ложной личности, появляющейся, когда ум вовлечен в лихорадку мышления. Такие ложные личности рождаются и исчезают много раз в день. Они все время разные. И если такой личности не мешать, через секунду-другую она навсегда себя позабудет. А кроме нее спасать больше некого. Вот именно для успокоения этого нервничающего фантома и выдуманы все духовные учения на свете.
    Victoria Kazachyokцитирует8 дней назад
    Спастись из такого места, где нет никакой надежды, где спасения нет и быть не может. Что может быть занятнее такого приключения?
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз