Джордж Рейнольдс

Киноа не будет

За последние несколько лет веганство превратилось из причуды в обыденность. Среди веганов — масса знаменитостей и инфлюэнсеры. Веганская еда перестала быть скучной и стала глянцевой и привлекательной. Почему же чем дальше, тем больше агрессии вызывают веганы? Разбирается корреспондент The Guardian Джордж Рейнольдс.

Каждую неделю Bookmate Originals выпускает переводные статьи из лучших зарубежных СМИ в цикле Singles. Достаточно объемные и значимые тексты, чтобы их можно было читать как небольшие книги. Но гораздо более быстрые по ритму, сжатые и актуальные.
22 бумажные страницы
Издательство
Bookmate Originals
Серия
Синглы
Переводчик
Лия Эбралидзе

В этой серии

Впечатления

    Марина Ястремскаяделится впечатлениемв прошлом году
    👎Не советую
    💩Фуууу

    Боже, а можно невеганы не будут писать о ваганстве? Ну, чтобы не получалось такого абсурда, что веганами могут быть флекситариарцы. Хотя это совершенно разные группы людей. Веган не может быть флекситариарцем. Это аксиома. Веганы избегают эксплуатацию животных настолько, насколько это возможно и практически осуществимо. Веган не может стать на 5 минут флекситариарцем, чтобы хапнуть стейк.

    Kate Bondделится впечатлением9 месяцев назад
    👍Советую

    Интересный лонгрид про «как так вообще получилось». Я бы сказала, очень раткий обзор истории веганства, забавных стереотипов, политических настроений и общих тенденций. Хотя кое-где казалось, что в силу своей (очевидно) невеганской позиции автор нарочно закрывает глаза на кричащие факты. Например о том, что бо́льшую часть всей великой и ужасной не эко-френдли сои в мире съедают всё-таки не люди, а животные, выращиваемые на убой. 🤷

    Marina Burlilovaделится впечатлениемв прошлом году

    «для кого-то поедание мяса — чудовищное преступление, но для других перспектива жизни без него выглядит еще ужаснее»
    Я отношусь ко второй категории, но интересно понять мотивы первой и найти баланс.

Цитаты

    Kate Bondцитирует9 месяцев назад
    Как писала Кэрол Адамс, слова, которые мы используем, защищают нас от нравственных последствий мясоедения: мы едим говядину, а не коров, свинину, а не свиней, в то время как капуста остается капустой на всех этапах своего жизненного цикла. Определения, связанные с мясом, несут в нашем языке положительную окраску, в то время как понятия «овощного» ряда означают что-то неприглядное: крепкого, мускулистого мужчину мы назовем «мясистым», а ленивого или равнодушного — «овощем». Чтобы отказаться от мяса, нам придется не просто есть заменитель свинины, но отвергнуть некоторые глубоко усвоенные нами ценности.
    Валентинацитирует7 часов назад
    В начале 2010-х годов в Великобритании распространилось уничижительное слово gammon (букваль
    Vera Prytkovaцитирует11 часов назад
    Сексуальная политика мяса

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз