Книги
Плинио Апулейо Мендоса

Габриэль Гарсиа Маркес. Письма и воспоминания

Читать в приложении
    Anastasiia Maiborodaцитирует4 года назад
    Конечно, сосуществование с этим миром несет в себе большой риск. Что в нем натурального? Мир репрезентаций, мир, лучше склоняющий глагол иметь, чем глагол быть, искусственный мир, где все можно симулировать, даже любовь, и где существует риск превратиться в мотылька, летящего на свет лампы
    Masha Filippovaцитирует5 лет назад
    страна, которая смогла отправить в космос спутник и сидевшую в нем собаку, не сумела сделать так, чтобы уборные нормально работали или чтобы ботинки не натирали мозоли.
    b0632313761цитирует2 года назад
    Повстанцы часто действуют против правительства, побуждаемые исключительно персональным синдромом, который папаша Фрейд объяснил куда лучше, чем папаша Маркс.)
    Masha Filippovaцитирует5 лет назад
    наши достижения рождаются из страха. Из поражения — триумф, из несчастья — удача.
    Masha Filippovaцитирует5 лет назад
    , что когда-либо должно произойти, пусть уж лучше произойдет поскорее.
    Evgeniya Vdovichenkoцитирует5 лет назад
    — А я думал, что в Колумбии все парни, которые носят галстуки, могут говорить по-английски.
    — Только не интеллектуалы. Мы говорим по-французски.
    — И что же вы за интеллектуалы?
    — Я полон космической скорби. Я ношу очки и без причины начинаю лысеть.
    Aцитирует5 лет назад
    «Я мажу транквилизаторы на хлеб, как масло»,— сказал он однажды, и эта фраза, не зафиксированная его пишущей машинкой, отражала суровую правду его жизни в те времена.
    Aцитирует5 лет назад
    Золушка становится настоящей принцессой, но в глубине души ей не удается забыть дым и тяжелую работу на кухне. Где-то глубоко внутри все еще кровоточат нанесенные презрением раны, и теперь, когда все ему улыбаются, нечто тайное, неустранимое, глубокое нуждается в воздаянии, нужно свести счеты. Со всеми расквитаться.
    b4325763041цитирует4 месяца назад
    которые никогда не ощущали большой разницы между счастьем и безумием и всегда оставались простодушными
    lerkaцитирует9 месяцев назад
    в прошлом году европейские издатели сходили с ума по четырем романам, которые вышли с разницей в несколько месяцев и уже считаются лучшими книгами последнего времени: «Век просвещения» Карпентьера, «Смерть Артемио Круса» Карлоса Фуэнтеса, «Город и псы» Варгаса Льосы и «Игра в классики» Кортасара.
    lerkaцитируетв прошлом году
    Наша память обладает легкостью бабочек, и поэтому я подумал, что стоит последовать примеру импрессионистов, отказаться от классического строго хронологического построения и прерывать повествование неожиданными воспоминаниями, которые, словно мазки кисти, будут усиливать впечатление от прожитого момента.
    lerkaцитируетв прошлом году
    понимаю эту книгу как большую поэму обыденной жизни». Вот что есть «Сто лет одиночества» прежде всего.
    Гуля Бекжановацитируетв прошлом году
    Для того, чтобы защититься от этого мира мрачных людей с Андского плоскогорья, от «качако» [
    b0632313761цитирует2 года назад
    Искусство — это ипподром, где ставки делаются только на тех, кто победно пересек линию финиша.
    b0632313761цитирует2 года назад
    Конечно, сосуществование с этим миром несет в себе большой риск. Что в нем натурального? Мир репрезентаций, мир, лучше склоняющий глагол иметь, чем глагол быть, искусственный мир, где все можно симулировать, даже любовь, и где существует риск превратиться в мотыль
    b0632313761цитирует2 года назад
    ка, летящего на свет лампы.
    Катерина Совацитирует2 года назад
    «К счастью, он сумасшедший», — с облегчением подумал я. И ровно с этого момента мы стали друзьями.
    Катерина Совацитирует2 года назад
    Его цель, сказал он мне однажды, была куда более скромной и простой: «Я просто хотел создать исполненное сочувствия поэтическое описание мира моего детства, проходившего в большом печальном доме, рядом с сестрой, евшей землю, рядом со слепой бабушкой, предсказывавшей будущее по стоячей воде, и с множеством родственников с одинаковыми именами, которые никогда не ощущали большой разницы между счастьем и безумием и всегда оставались простодушными. Я понимаю эту книгу как большую поэму обыденной жизни». Вот что есть «Сто лет одиночества» прежде всего.
    Darya Smirnovaцитирует2 года назад
    Мир репрезентаций, мир, лучше склоняющий глагол иметь, чем глагол быть, искусственный мир, где все можно симулировать, даже любовь, и где существует риск превратиться в мотылька, летящего на свет лампы.
    Darya Smirnovaцитирует2 года назад
    Суть в том, что латиноамериканские романисты не хотят заботиться о продажах, как это делают европейцы и гринго, поэтому только они пишут о том, о чем им действительно хочется писать
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз