Анатолий Алексин

В Стране Вечных Каникул

    Айбениз Насиблицитирует5 лет назад
    мама и папа спорили, а я не подчинялся кому-нибудь одному, чтобы не обидеть другого, и делал все так, как хотел сам.
    Anastasiya Kuznetsovaцитирует4 месяца назад
    но зато приносили с собой елочные праздники с Дедами-Морозами
    Anastasiya Kuznetsovaцитирует4 месяца назад
    любил!
    Но вообще-то мне хотелось немного изменить эту известную русскую поговорку — отбросить
    Kristinaцитируетв прошлом году
    А где же обещанный номер? Где номер?..
    - Номер отменяется! В следующий раз... - пообещал я. А сам подумал: "Сейчас-то и будет главный номер программы!"
    Первыми на арену ворвались ребята с нашего двора. А вслед за ними незнакомые мне мужчины, женщины, мальчишки и девчонки. Все стали хвататься за гири, но - о, чудо! - никто не мог их поднять! Я, будто случайно, толкнул ногой одну гирю - и почувствовал, что она налилась неприступной тяжестью и словно бы приросла к полу. Сказка пришла мне на помощь! Но как же теперь поднимет эти гири сам клоун-богатырь?
    - Я не могу работать в такой обстановке! - прогремел он на весь цирк. И, гордо вскинув свою свирепую голову, ушел за кулисы.
    - Никто не может сдвинуть гири с места, а ты смог! Ты смог! - обнимали меня дружки-приятели. Они подняли меня на руки и потащили в тот ряд, где сидели сами.
    - Куда же вы его? - закричала моя бывшая строгая соседка. - Я сберегла его место!..
    Ей хотелось сидеть рядом с ребенком-богатырем. Но ребята унесли меня к себе. Мишка и Жора теснились теперь на одном стуле, а я сидел на бывшем Жорином месте, прижавшись плечом к Валерику.
    - Вот что значит курс лечения! - с завистью сказал Мишка. - Мы ходим в школу, зубрим, с утра до вечера расходуем свои силы. А он сберегает их! Накапливает!.. Вот бы мне кто-нибудь прописал такой "курс"!
    - Да, здорово было бы! Если бы и нам тоже. Эх, хорошо было бы! вздыхали и другие ребята.
    Сзади и спереди ко мне потянулись руки: все хотели пощупать мои мускулы.
    - Вы ничего не почувствуете: они в расслабленном состоянии, - сказал я. - Отдыхают!
    Валерик молчал. А вечером во дворе он подошел ко мне и вполголоса, но повелительно произнес:
    - Смотри на меня внимательно: в оба глаза! Слушай меня внимательно: в оба уха! Гири были фанерные? Или из какого-нибудь там папье-маше?
    Я хотел сказать, что гири были настоящие, что ни один человек в цирке, кроме меня, не смог их поднять. Но язык не слушался меня, голос куда-то пропал. И я не сумел соврать. Первый раз в жизни хотел - и не сумел! Наверно, Валерик меня загипнотизировал...
    Только уже дома голос ко мне вернулся. Тогда я набрал две двойки и торопливо, взволнованно заговорил в трубку:
    - Я вас очень прошу... Я просто умоляю: заколдуйте, пожалуйста, Валерика! Чтобы он восхищался мною, как все!
    - Это невозможно, - ответила
    b1528027699цитируетв прошлом году
    И Снегурочка-паспортистка умчалась на своих легких серебристых роликах.
    Дед-Мороз, как и накануне, встал в центре зала с секундомером в руке, будто судья на стадионе, и объявил соревнования «Кто всех быстрее? Кто всех ловчее? Кто всех умнее?»
    Снова ко мне подвели под уздцы «старого, но боевого коня» — облезлый зеленый велосипед (должно быть, дядя Гоша возил его с Елки на Елку), я опять взобрался на кожаное седло и нажал на педали. Но, на этот раз я не очень торопился — мне было ясно, что я все равно буду «всех быстрее», потому что соревновался я сам с собой.
    Я ехал счастливый, заранее видя себя двукратным велосипедным чемпионом медицинской Елки. «Как это здорово: быть абсолютно уверенным в своей победе! — думал я, от удовольствия совсем уже замедляя ход. — Никто не может меня догнать и обойти!»
    О спортсменах-гонщиках в газетах часто пишут примерно гак: «У них не оставалось времени ни для каких мыслей, кроме одной: «К финишу! Скорей к финишу!..» А у меня для мыслей времени было вполне достаточно. И я размышлял о том, какие призы вручит мне Дед-Мороз за то, что я бесспорно окажусь «всех быстрее, всех ловчее и всех умнее». И еще я думал: «Ведь праздник идет точно так, как вчера… Может, и подарков в конце принесут столько же? А получать их буду я один!»
    Размечтавшись, я подъехал к финишу на самой медленной скорости. Сразу же было объявлено, что я «быстрее всех», и мне был вручен победный приз. Конечно, не такой, как накануне. Самый необычайный приз может быть вручен только один раз, иначе он не был бы «самым необычайным».
    На этот раз Дед-Мороз вручил мне красивый бумажный пакет, раскрашенный в красный и зеленый цвета. Я заглянул внутрь и с радостью увидел, что в пакете мои любимые белые и розовые брусочки пастилы, шоколадная медаль в золотой обертке и мятные пряники.
    Я успел засунуть в рот одну конфету, откусить кусочек сладкой коричневой медали и ощутить во рту охлаждающий, словно зубной порошок
    b1528027699цитируетв прошлом году
    Хорошо, хорошо! Тоже будешь поэтом! — похвалил меня дядя Гоша.
    И сразу начался концерт… Мне казалось, что песен и танцев в то утро было гораздо больше, чем накануне, потому что раньше они как бы распределялись на сотни юных зрителей, а в то утро доставались мне одному. И я был просто в восторге!
    «Все ребята сейчас сидят в классе, — радовался я, — зубрят, потеют у доски. А я — снова на Елочном празднике, как их полномочный представитель, или, сокращенно говоря, полпред!»
    Для меня одного пели певцы, и аккомпанировали аккомпаниаторы, и танцевали танцоры. Потом артисты кланялись (тоже мне одному!) и ждали, пока я аплодисментами попрошу их исполнить что-нибудь еще. Но я хлопать не торопился… Я на несколько мгновений задумывался, как бы размышляя над увиденным и услышанным, а затем уже аплодировал. Разным артистам я хлопал по-разному — одним погромче, другим потише, чтобы все видели, что у меня есть свой вкус и свои взгляды на искусство.
    Потом дядя Гоша вновь перешел на стихи:
    Ну, а сейчас с большим задором
    Все будем петь!
    Что значит…
    — Хором! — подхватил я.
    И мне действительно пришлось петь, потому что это входило в программу утренника. На несколько минут я даже пожалел, что со мной рядом не было, как вчера, других школьников и школьниц, потому что петь «хором» одному очень трудно. Особенно, если у человека такой ужасный слух, как у меня. Накануне голоса ребят как бы заслоняли собой мой голос, но в то утро заслонять было некому…
    И я запел. Песня была очень длинной, и я не мог остановиться посредине, потому что мне аккомпанировал целый оркестр. Все шло по вчерашней программе, и поэтому, когда я, наконец, закрыл рот, зайцы, медведи и лисы захлопали мне очень громко, как и полагалось.
    А сам массовик опять перешел на рифмы: Собирайся, весь народ, Собирайся в…
    — Хоровод! — угадал я.
    И один пошел «хороводом» вокруг елки. Это тоже было не очень приятно, но все же легче, чем петь.
    Зато потом грянул туш, и появился Дед-Мороз в окружении своей свиты. Впереди на легких серебристых роликах кружилась Снегурочка. Она подкатила прямо ко мне, и я взволнованно вскочил со своего места, потому что она была внучкой Деда-Мороза, а внучка волшебника, конечно, и сама тоже хоть немного волшебница.
    — Дедушка поручил мне оформлять прописку в Стране Вечных Каникул. Но до сих пор я была без всякой работы: прописывать было некого! — сказала она. — У тебя есть паспорт?
    b1528027699цитируетв прошлом году
    Я мог попросить…
    Одним словом, я мог попросить все что угодно. И если бы я знал, как в дальнейшем сложится моя жизнь и жизнь моих друзей, я бы, наверно, попросил о чем-нибудь очень важном для себя и для них. Но в тот момент я не мог заглянуть вперед, сквозь годы, а мог только поднять голову — и увидеть то, что было вокруг сияющую елку, сияющие игрушки и вечно сияющее лицо массовика дяди Гоши.
    — Чего же ты хочешь? — спросил Дед-Мороз.
    И я ответил.
    — Пусть всегда будет Елка! И пусть никогда не кончаются эти каникулы!..
    — Ты хочешь, чтобы всегда было так же, как сегодня?
    Как на этой Елке? И чтобы никогда не кончались каникулы?
    — Да. И чтобы все меня развлекали…
    Последняя моя фраза звучала не очень хорошо, но я подумал: «Если он сделает так, чтобы все меня развлекали, тогда, значит, и мама, и папа, и даже учителя должны будут доставлять мне одни только удовольствия. Не говоря уже обо всех остальных…»
    Дед-Мороз ничуть не удивился:
    — Хорошо, эти желания вполне можно посчитать за одно. Я сделаю так, чтобы каникулы и развлечения для тебя никогда не кончались!
    — И для Валерика тоже! — поспешно добавил я.
    — Кто это… Валерик? — спросил Дед-Мороз.
    — Мой лучший друг!
    — А может быть, он вовсе не хочет, чтобы эти каникулы длились вечно? Он об этом меня не просил.
    — Я сейчас сбегаю вниз… Позвоню ему из автомата и узнаю: хочет он или нет.
    — Если ты еще вдобавок попросишь у меня деньги на автомат, то это и будет считаться исполнением твоего желания: ведь оно может быть только одно! — сказал Дед-Мороз. — Хотя… скажу тебе по секрету: я теперь должен выполнять и другие твои просьбы!
    — Почему?
    — О, не торопись! Со временем узнаешь! Но эту просьбу я выполнить не могу: твой лучший друг не участвовал в велосипедных гонках и не завоевал первого места. За что же я должен награждать его самым необычайным призом?
    Я не стал спорить с Дедом-Морозом: с волшебником спорить не полагается
    lka97697цитирует2 года назад
    Категорически запрещается звонить в чужие квартиры и убегать, не дождавшись, пока откроют
    Полина Морозовацитирует5 лет назад
    Сильный хочет поддержать бесхарактерного, словно бы поделиться с ним своей волей и мужеством; добрый хочет отогреть чье-то холодное, черствое сердце; настойчивый хочет заразить своим упорством легкомысленного и увлечь его за собой…
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз