Цитаты из книги «SPQR. История Древнего Рима», Мэри Бирд

Римляне знали, что боги существуют, но не веровали в них как в глубоко усвоенную внутреннюю истину, в отличие от приверженцев большинства мировых религий. Древняя римская религия почти не заботилась ни о спасении души, ни о морали.
Римским адвокатам было строго запрещено получать плату за свои услуги, и про Цицерона правомерно говорилось: единственное, что он зарабатывал на ведении громких дел, — это публичную известность.
Над головой у Фалеса вились слова: «Фалес советовал страдающим запором не оставлять стараний»; над головой Солона: «Чтобы прокакаться, Солон гладил себя по животу»; а над Хилоном: «Хитрый Хилон учил пердеть беззвучно». Под мудрецами располагался еще один ряд фигур, которые восседали на общем унитазе со множеством мест (обычное для римского мира устройство отхожего места). Эти персонажи тоже имели что сказать на эту тему, например: «Попрыгай, и выйдет быстрее» или: «Пошло-пошло».
Латинское слово lupa означало не только «волк», но и в разговорном языке «проститутка» (публичный дом называлсяlupanar). Может быть, не дикий зверь, а местная шлюха нашла близнецов и позаботилась о них?
Рим оставил нам в наследство идеи свободы и гражданства, равно как и империалистической эксплуатации, снабдив современную политологию словарем терминов, включая и «сенаторов», и «диктаторов»
Триумфальные шествия победивших полководцев самым впечатляющим образом приоткрывали для горожан окна во внешний мир. Толпу римлян, выстраивавшуюся для приветствия родной армии-победительницы, поражали не только богатая добыча и трофеи, которые воины гордо демонстрировали городу. Хотя кое-что там могло поразить кого угодно во все времена. Понадобилось три дня, чтобы по возвращении Эмилия Павла после разгрома Персея показать народу всю добычу победителей и провезти ее по городу: только статуи и картины были размещены на 250 возах, серебряные монеты несли 3000 человек в 750 огромных сосудах. Неудивительно, что Рим смог себе позволить освободить граждан от прямого налога. Однако не в меньшей степени воображение захватывал показ чужеземных диковинок и обычаев, знакомивших с неведомыми ранее территориями.
В испанских серебряных рудниках, отвоеванных у Ганнибала, римляне заставили выдавать на-гора руду с такой интенсивностью, что следы загрязнения воздуха продуктами этого производства до сих пор встречаются в соответствующем слое ледяного панциря Гренландии. А
Quo usque tandem abutere, Catilina, patientia nostra?
«Охотиться, мыться, играть, смеяться составляет жизнь» (VENARI LAVARE LUDERE RIDERE OCCESTVIVERE).
На некоторых из таких таранов есть отштампованные в бронзе надписи. Например: «Луций Квинкций, сын Гая, квестор, одобрил этот таран». На одном сохранившемся карфагенском таране можно прочитать: «Мы молимся богу Баалу, чтобы этот таран пробил вражеский корабль и проделал большую дыру». Разница в «национальном стиле» налицо
Пираты в античное время были, с одной стороны, реальной повсеместной угрозой, а с другой – полезным жупелом, они становились воплощением любых страхов, примерно как сейчас на эту роль назначаются «террористы»: на практике «пиратами» мог оказаться и флот государства-изгоя, и мелкие работорговцы
По сути, солдаты демонстрировали абсолютную лояльность своему военачальнику в обмен на обещанный пенсионный пакет. Это решение в лучшем случае позволяло обходить интересы государства, в худшем – превращало легионы в частную «милицию» нового образца, заточенную целиком под интересы полководца
Ливий даже прикидывал, кто бы победил, если римляне и македонцы встретились бы лицом к лицу в бою – загадка, над которой диванные генералы до сих пор ломают головы.
В 312 г. до н. э. был построен первый акведук, принесший воду в растущий город и его пригороды, – водопровод, который брал воду с ближайших холмов и на протяжении примерно 15 км до города пролегал в основном под землей, в отличие от тех грандиозных надземных сооружений, которые появились гораздо позже и которые мы теперь представляем себе при слове «акведук». Это было детище современника Барбата, энергичного Аппия Клавдия Слепого, который в том же году закончил прокладку первой большой дороги, названной в честь создателя Аппиевой дорогой (via Appia)
В правление императора Нерона, когда кому-то пришла гениальная мысль принудить всех невольников носить униформу, от затеи отказались именно потому, что тут-то рабы увидели бы, какую многочисленную силу они составляют.
Начало было положено в 396 г. до н.э., когда пал после десятилетий упорной борьбы основной соперник Рима — этрусский город Вейи; закончилась череда побед примерно через 100 лет, когда покорение самнитов сделало римлян основной военной силой в Италии
Издавна римская элита с гордостью осознавала, что богатство подразумевает и политическую ответственность, и политические привилегии.

Расскажите это современным российским илитам

чисто римской озабоченностью порядком в городском хозяйстве позднейшие авторы связали этих царей с гениальным творением — Великой клоакой
Над головой у Фалеса вились слова: «Фалес советовал страдающим запором не оставлять стараний»; над головой Солона: «Чтобы прокакаться, Солон гладил себя по животу»; а над Хилоном: «Хитрый Хилон учил пердеть беззвучно». Под мудрецами располагался еще один ряд фигур, которые восседали на общем унитазе со множеством мест (обычное для римского мира устройство отхожего места). Эти персонажи тоже имели что сказать на эту тему, например: «Попрыгай, и выйдет быстрее» или: «Пошло-пошло».
«Нужно сначала стать гребцом, а потом управлять рулем»
bookmate icon
Тысячи книг — одна подписка
Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз