Шарон Ротбард

Белый город, Черный город. Архитектура и война в Тель-Авиве и Яффе

    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    Город создается из камня, кирпича и бетона, но еще – из рассказов и историй;
    Анна Дорфманцитирует10 месяцев назад
    Между историей города и его географией существует самая прямая – и неизбежная – взаимосвязь: география города всегда пытается сохранить истории, которые следует запомнить, и стереть те, что лучше забыть.
    Lera Chewbaraцитирует2 года назад
    Обычно узнать, что же город повествует, помогает охрана архитектурных памятников или, наоборот, их снос
    Natalia Gribulyaцитирует2 года назад
    В народном сознании всегда сохранялось доверие к ашкеназской общественной иерархии, в которой екке (немецкие евреи) занимали высшую ступень социальной лестницы[25]. В Израиле к этой особой этнической группе относились как к своего рода культурной аристократии, и не только потому, что регион Ашкеназ считался исторической и географической родиной всех ашкеназов, а потому, что очень хотелось представить израильских ашкеназов наследниками современной, интеллектуальной и светской, традиции германского еврейства, ассоциирующейся с веком Просвещения. Считалось, что это куда более достойное наследие, чем то, что связывало израильтян с прошлой бедностью, традиционализмом и религиозным рвением польского еврейства[26]. Этот феномен проецирования культурного и нравственного соотношения сил на европейский набор идентичностей прослеживается в израильско-ашкеназском фольклоре, где среди основных персонажей фигурируют польская тетушка, считающая себя немкой, и румын, притворяющийся русским.
    Luiza Gareevaцитируетв прошлом месяце
    Среди них были Эрих Мендельсон, Рихард Кауфманн, Дов Карми, Карл Рубин, Зеев Рехтер, Арье Шарон, Шмуэль Местечкин и Сэм Баркаи.
    Luiza Gareevaцитируетв прошлом месяце
    Обычно узнать, что же город повествует, помогает охрана архитектурных памятников или, наоборот, их снос. Соответственно, все, что сделано, не сделано или уничтожено в визуальном пространстве города, также является актом историографии, поскольку от решения снести старое здание или сохранить существующее зависит, что обречено на забвение, а что следует увековечить
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    уверен, что Израиль – одна из наиболее радикальных на планете лабораторий современности, где в один котел свалены самые взрывоопасные ингредиенты в их чистейшем виде – актуальные утопии и древние верования, причем без каких-либо мер предосторожности[
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    Тель-Авив сегодня считается одним из самых дорогих городов в мире, фактически вытесняя молодое поколение из своего центра. Тель-Авив стал многим не по карману. Как правило, чтобы стать владельцем квартиры в Тель-Авиве, нужно ее унаследовать.
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    последние десять лет Тель-Авив собрал огромное количество призов и званий помимо диплома ЮНЕСКО. Город Баухауса, Белый город, «город, который никогда не спит», сегодня – еще и столица «нации стартапов», один из наиболее креативных, классных и терпимых к секс-меньшинствам городов. Тель-Авив входит в тройку лучших городов мира, в десятку – наиболее интересных для любителей архитектуры, а также в десятку городов с лучшими вечеринками и в десятку – с лучшими пляжами. Это лучшее место для отдыха, а кроме того, тут живут самые красивые люди.
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    белый – это цвет, который мы видим, когда не можем различить остальные.
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    желание стать белым может быть лишь у того, что белым не является. Более того, Тель-Авив, как мы уже убедились, в действительности не белый
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    Тель-Авив – город-хищник, волк в овечьей шкуре, и эта шкура – Белый город.
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    Именно архитекторы доводят оккупацию до логического завершения, делая ее необратимой.
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    ты богат, потому что белый, ты белый, потому что богатый
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    после 1932 года европеизм стал главной определяющей чертой канона модернизма.
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    Историк архитектуры Жан-Луи Коэн, подробно изучавший Алжир и Касабланку, утверждает, что, поскольку французское правление сопровождалось унижением и подавлением, не стоит ожидать, что алжирское и марокканское население поддержит идею сохранения французской модернистской архитектуры[229]. И в этом смысле Израиль тоже уникален, поскольку является одной из немногих стран мира, канонизировавших свою колониальную архитектуру. Даже в неевропейских национальных государствах, где встречается довольно много образцов интернационального стиля, обычно больше внимания уделяется охране исконного наследия, а естественное нежелание увековечивать периоды колониального угнетения приводит к тому, что эти здания редко поддерживаются в надлежащем виде.
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    «Вы можете выбрать любой цвет – главное, чтобы он был белый», – такую присказку часто можно услышать в архитектурной студии или на строительной площадке.
    Когда речь идет о голой стене, белый воспринимается как чистый лист, как основа или фон – идеальный для того, чтобы подчеркнуть игру теней в солнечном свете снаружи или же показать картины, мебель либо другие объекты при искусственном освещении внутри помещения. Выбор белого по умолчанию, скорее всего, сложился естественным образом – изначально он рассматривался как самый минималистичный пигмент, выражающий некий стандарт, нейтральность, норму и универсальный порядок вещей. Со временем белый оброс новыми понятиями, у него появились дополнительные качественные характеристики: чистый, гигиеничный, свежий, оригинальный, наивный, девственный[226]. Внезапно цвет, который раньше являлся стандартным, обрел широкий спектр возможностей и стал полем для самых разных ассоциаций – аскетично белый, как доминиканский монастырь, гедонистичный, как средиземноморская вилла, классический, как греческий храм, современный, как нью-йоркский лофт, или минималистичный, как японский бутик.
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    Эксперты выступали против этой затеи, все они говорили одно: естественная форма Тель-Авива – линейная, центра у него нет и быть не может, а следовательно, городу не нужна никакая «центральная» автостанция
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    для города куда важнее не то, что это сионистский и еврейский проект, а то, что это проект белый, европейский.
    Стас Киреевцитирует5 месяцев назад
    белая составляющая всегда будет куда важнее еврейской.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз