в Древний Рим, где пиры были столь же разнообразны, сколь и обильны, а добрый хозяин предусмотрительно заготавливал длинные перья, с помощью которых гости могли вызывать рвоту, чтобы освободить переполненный желудок и вновь предаться чревоугодию. Викторианцы не были столь практичны.
Вашей собственной прекрасной плоти вполне достаточно, чтобы заполнить корсет.
Почему? Ну… просто посмотрите на природу вокруг и сделайте выводы!

«Требуя, чтобы оба пола взаимодействовали для создания жизни, природа запрещает любовные действия мужчин с мужчинами, женщин с женщинами, мужчин с самими собой и женщины с самой собой и приказывает, чтобы все любовные действия совершались только между мужчиной и женщиной».

Это все равно что природа бы запретила есть пирог, поскольку все ингредиенты для него растут из земли. Почему бы сразу не есть землю? Так же логично и не противоречит природе.
«Репутацию умной женщины приобрести проще простого. Чтобы ее получить, знаний нужно меньше, чем у школьника… Про остроумие сложно сказать, смешно оно или вредно… Кого не возмутит легкомысленная дерзость заносчивой женщины, которая хочет блеснуть мнимым превосходством? Если у вас, мои честные, есть знания и способности, позвольте им быть замеченными без лишней демонстрации, этим вы докажете, что у вас есть еще нечто намного более ценное – человечность и мудрость».

Если бы кто-то был достаточно смел, чтобы сказать это Гарриет Бичер-Стоу, прежде чем она написала книгу, которая помогла ввергнуть нашу страну в гражданскую войну. Или Аде Лавлейс, прежде чем она написала механический алгоритм, что технически делает ее первым программистом в истории. О да, они и многие подобные им изменили мир своими талантами, но я больше чем уверена – на вечеринках они были отменными язвами.

Даже если бы они не были занудами, говорит наш анонимный автор, и действительно были искрометными и остроумными, о, это было бы еще хуже!

В конце концов, «юмор и оживленная беседа несовместимы с истинной женской скромностью».
Повторяю еще и еще раз: никому не интересны ваши речи. Когда вы на публике, лучше вообще забудьте, что умеете говорить. Вам кажется, что вы культурная, образованная и умная. Но для мужчин, которые должны были бы устроить концерт в вашу честь (совесть и, главное, ум), вы всего лишь маленький пудель в рюшках, выполняющий забавные трюки.
«Этикет для леди» напоминает, что ни у вас, ни у какой-либо другой женщины нет права находиться одной в музее, библиотеке или любом другом подобном гнезде разврата.
Как хозяйка предложите вторую порцию каждого блюда. Но как гость никогда не принимайте предложение о добавке. Приготовление, подача и потребление блюд рассчитаны по времени так же тщательно, как запуск шаттла. Вы, которая решила полакомиться еще несколькими побегами вон той спаржи, можете пустить под откос весь процесс.
Также помните, что не следует сажать рядом двух людей, которые очень нравятся друг другу, или даже двух людей, которые занимаются одним делом. Поскольку они могут говорить друг с другом, отдельно от всех гостей о вещах, которые находят интересными. И если все остальные должны провести три часа за обсуждением выставки цветов в городском парке или о том, какая частная школа в Швейцарии лучше других справляется с задачей стерилизации с помощью кипятка, то и они пусть принимают в этом активное участие.
Ваши гости должны быть собраны в комнате, максимально удобной для приема гостей в правильное время (см. выше). Их число должно быть, как гласит поговорка того времени, «больше, чем Муз (три), и меньше, чем Граций (девять)». Действительно, хотя гости числом до двенадцати приемлемы. Тринадцать – уже нет. Мы знаем, что тринадцать – это не дурное число, но все верят, что если вас за столом тринадцать, то один умрет в течение года. Конечно, суеверие, но на данный момент и раны стерилизуют алкоголем.
Что касается увольнения прислуги: если они плохо выполняют свою работу, вы должны за месяцы предупредить их о своем решении, чтобы за это время они смогли подыскать новое место. Новое место, особенно в той же сфере деятельности, почти невозможно найти без «рекомендаций» – хотя бы одного письма от предыдущего работодателя, подтверждающего честность и усердие слуги. Томас Хилл, плодовитый и уважаемый автор руководств по всему, от «Благодарности проводнику и похвалы железной дороге» до кратких и сделанных со вкусом эпитафий, в одной из своих книг по этикету приводит пример, как завершить карьеру строптивой служанки (обратите внимание на имя служанки. Опять эти ирландские бандиты!):

«Миссис Баллард:

В ответ на Вашу записку с вопросом я настоятельно не рекомендую Бриджет Мэлори. Она и не честна, и склонна к несдержанности».

Хуже всего быть уволенной «в упрощенном порядке», т. е. без промедления из-за одного из следующих нарушений, подробно описанных в «Руководстве по домашнему хозяйству Кассела» 1873 года, в томе 1:

«Когда прислуга виновна в безнравственном поведении, упрямо отказывается подчиняться приказам, напивается, отсутствует всю ночь, не имея возможности предоставить удовлетворительное объяснение своих поступков, обычно пренебрегает выполнением его (хозяина) или ее (хозяйки) законных распоряжений, такая домашняя прислуга может быть уволена в упрощенном порядке, без выплаты жалованья большего, чем ей полагается. В случаях выявленного воровства… хозяин или хозяйка имеют право обыскать комнату и ящики служанки».
Так что правильная хозяйка в XIX веке относилась к своим слугам со строгой благожелательностью. Однако, согласно «Этикету для леди», вы никогда не должны:

• Позволять им появляться в вашем присутствии «слишком неряшливыми или слишком хорошо одетыми». Слуга, который «слишком хорошо одет», опасно близок к тому, чтобы считать себя равным хозяйке.

• Позволять им «отвечать вам знаками или грубыми словами». (Знаки включают кивки, грубость – «да» без последующего «мисс».)

• Позволять им вступать в разговор друг с другом в вашем присутствии.

• Ругать своих слуг. Они не дети. Дети получают второй шанс. Этих предпочтительно «прогнать сразу же». Всегда найдется другая девушка, ожидающая на заднем крыльце, которая предпочитает жизни в городе или занятию проституцией изнурительный труд и отношение к себе как к мебели.
В эту эпоху даже семья среднего достатка нанимала по крайней мере одну «служанку для работ по дому» и, если финансы позволяли, кухарку, поскольку приготовление чего-либо, помимо каши и тушеного мяса, было занятием, занимающим целый день. Затем, в зависимости от размера дома и земельного владения, вашим следующим приобретением становился мужчина для разного рода мелких поручений (глава семьи посвящал много часов работе или жене) и тяжелой работы.

Такие слуги не были приметой особого богатства. Даже с кухаркой и служанкой обычный день женщины все еще был заполнен тем количеством хлопот, которое энергичная женщина и сегодня сочла бы чрезмерным.
Молодой человек: Предложите ему кресло или мягкий стул.

Пожилой человек: Настаивайте, чтобы он сел в кресло.

Леди: Попросите ее сесть на диван.

Больше чем одна леди: Дайте самый красивый стул самой важной из них. (Как вариант, самой старшей, но не в каждом случае. Богатство, социальное положение и совершенное владение женскими методами ведения войны также являются приоритетными.)

Зимой: Поместите самый красивый стул в углу возле камина. Это место считается самым почетным в доме. Чем дальше вы от камина, тем ниже ваш социальный статус.

Замужняя леди зимой: Возьмите ее за руку и отведите к месту возле камина.

Если джентльмен принимает гостей: Рассадите гостей, затем поставьте стул на некотором расстоянии от них. Сядьте там. Это позволит избежать манипуляций со стороны гостей или манипулировать ими самой.

Если леди принимает близкую подругу: Она может сесть рядом с ней на диван, которым, как вам следует помнить, леди может воспользоваться, если только она не замужем. В противном случае она должна пройти в уголок почета.

Если леди встречает других леди: она расставляет мебель так, чтобы она образовала подкову, и занимает стул в самом центре.

Если выпал малый стрит: это как в «Ецци» – четыре равнозначные персоны + 1. В этом случае можете потребовать почетный уголок, неважно, зима или лето, если только у стула нет ручек и он не мягкий, иначе пропускаете ход.
Похоже, ключ к тому, чтобы стать хорошей женой, в том, чтобы ничего не делать: не озвучивать потребности, не выражать мысли, не демонстрировать обиды. В целом ваша задача быть ухоженной и служить украшением и поддержкой, а-ля ажурная балка, поддерживающая архитектуру жизни вашего мужа. Но есть одна область, в которой вы обязаны быть инициативной, полной энтузиазма и даже властной. Нет, не в спальне! Вы с ума сошли, как вам только в голову пришло! На кухне.
По правде говоря, женщины много ворчали в XIX веке. Потому что ворчание – реакция на беспомощность. Если бы леди могла пойти и снять деньги с банковского счета своего мужа, самостоятельно найти заслуживающего доверия работника и доверить ему перестелить дранку на крыше, не беспокоя своего мужа, она бы это сделала и не ворчала. Если бы она могла устроиться на работу с неполной занятостью, чтобы оплачивать свои нужды, не объявляя всем, что ее муж – бездельник, не способный обеспечить своих детей и жену, она бы это сделала и не ворчала.

Но она не может. Поэтому вынуждена ублажать, напоминать и даже выпрашивать. И ворчать. И так до смерти.
В 1914 году Маргарет Сэнджер была арестована за публикацию памфлетов о контроле над рождаемостью. Комсток умер в 1915 году, когда его закон все еще был в книгах, а Сэнджер потерпела поражение в суде. Через год после смерти Комстока Сэнджер открыла клинику «Ассоциация планирования семьи». Возможно, она проиграла битву, но не войну.
Технически новый закон не сделал применение контрацепции незаконным. Точно так же, как сухой закон не сделал незаконным распитие спиртных напитков, запретив только продажу и транспортировку. Если вы можете исхитриться так, чтобы их достать, – наслаждайтесь.
Был ли Энтони Комсток полицейским? Юристом? Проповедником? Нет, нет и еще раз нет. Просто он был человеком, уверовавшим, что похоть – корень всех земных бед и люди не грешили бы, если бы у них не было возможностей для этого. Идея изменить порядок в стране показалась ему блестящей. Когда все было сказано и сделано, новый закон, который люди прозвали законом Комстока, гласил следующее:

«Каждая непристойная, развратная или склоняющая к прелюбодеянию книга, брошюра, картина, газета, письмо, печатное издание или другая публикация непристойного характера или истолкованная таковой, каждое изделие или вещь, разработанные или предназначенные для предотвращения беременности или вызывающие аборт, и каждый предмет или вещь, предназначенные или адаптированные для любого неприличного или безнравственного использования, и каждая написанная или напечатанная карточка, проспект, брошюра, реклама или объявление, предоставляющие информацию, прямо или косвенно касающуюся вышеупомянутых пунктов или вещей или могущую быть причисленной к таковой… настоящим объявляются запрещенными к пересылке по почте, доставке из любого почтового отделения и любым почтальоном».
«Комстокеризм» – это синоним крайне жесткой моралистической цензуры, настоящий крестовый поход против непристойности во всем, включая литературные произведения классиков. Как если бы старый английский учитель на собрании школьного совета стал громогласно агитировать всех за то, чтобы запретить все, что содержит слово «кульминация». Включая «Дамбо». Абсолютный комстокеризм.
Маргарет Сэнджер, основательница «Американской лиги контроля над рождаемостью», которая нарушила множество законов ради того, чтобы убедить женщин, что они могут и должны контролировать частоту своих беременностей, была сторонницей не только контрацепции, но и евгеники, что весьма беспокоит тех, кто хотел бы сегодня возвести эту активную даму на пьедестал почета.

Будем откровенны, тогда многие прогрессивные люди верили в евгенику. И не все они были злом, и не обязательно хотели вырастить расу господ. Некоторые из них считали, что евгеника поможет остановить бесконечный поток бедности, болезней и голода, в котором захлебывался XIX век. Евгенику рассматривали как превентивную меру против множества страданий.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз