Дмитрий Мамин-Сибиряк

Вертел

Уже прочитали? Что скажете?
👍👎

Впечатления

    b7874349980делится впечатлением6 лет назад
    👍Советую
    💡Познавательно
    🎯Полезно
    😄Весело
    🐼Мило

    Все ок

    Влад Серебряковделится впечатлением3 года назад
    👍Советую

    отличный рассказ только под конец зачем сделали грустную концовку ?

    b3313904437делится впечатлением5 лет назад
    👍Советую
    💩Фуууу
    💡Познавательно
    💤Скучно
    💧До слез

    O

Цитаты

    Ольга Леухинацитирует7 лет назад
    Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
    Вертел
    akbarzaudinovцитирует2 года назад
    Летнее яркое солнце врывалось в открытое окно, освещая мастерскую со всем ее убожеством, за исключением одного темного угла, где работал Прошка. Солнце точно его забыло, как иногда матери оставляют маленьких детей без всякого призора. Прошка, только вытянув шею, мог видеть из-за широкой деревянной рамы своего колеса всего один уголок окна, в котором точно были нарисованы зеленые грядки огорода, за ними – блестящая полоска реки, а в ней – вечно купающаяся городская детвора. В раскрытое окно доносился крик купавшихся, грохот катившихся по берегу реки тяжело нагруженных телег, далекий перезвон монастырских колоколов и отчаянное карканье галок, перелетавших с крыши на крышу городского предместья Теребиловки.

    Мастерская состояла всего из одной комнаты, в которой работали пять человек. Раньше здесь была баня, и до сих пор еще чувствовалась банная сырость, особенно в том углу, где, как паук, работал Прошка. У самого окна стоял деревянный верстак с тремя кругами, на которых шлифовались драгоценные камни. Ближе всех к свету сидел старик Ермилыч, работавший в очках. Он считался одним из лучших гранильщиков в Екатеринбурге, но начинал с каждым годом видеть все хуже. Ермилыч работал, откинув немного голову назад, и Прошке была видна только его борода какого-то мочального цвета. Во время работы Ермилыч любил рассуждать вслух, причем без конца бранил хозяина мастерской, Ухова.

    – Плут он, Алексей-то Иваныч, вот что! – повторял старик каким-то сухим голосом, точно у него присохло в горле. – Морит он нас, как тараканов. Да… И работой морит и едой морит. Чем он нас кормит? Пустые щи да каша – вот и вся еда. А какая работа, ежели у человека в середке пусто?.. Небойсь сам-то Алексей Иваныч раз пять в день чаю напьется. Дома два раза пьет, а потом еще в гости уйдет и там пьет… И какой плут: обедает вместе с нами да еще похваливает… Это он для отводу глаз, чтобы мы не роптали. А сам, наверно, еще пообедает наособицу.

    Эти рассуждения заканчивались каждый раз так:

    – Уйду я от него – вот и конец делу. Будет, – одиннадцать годиков поработал на Алексея Иваныча. Довольно… А работы сколько угодно… Сделай милость, кланяться не будем…
    Надежда Смирновацитирует3 года назад
    – Пошлите камни с этим мальчиком, – просила она, указывая глазами на Прошку.

    – Слушаюсь-с, сударыня!

    Последнее желание не понравилось Алексею Иванычу. Эти барыни вечно что-нибудь придумают! К чему ей понадобился Прошка? Лучше он сам бы принес камни. Но делать нечего, – с барыней разве сговоришь? Прошка так Прошка, – пусть его идет; а у колеса поработает Левка.

    Когда барыня уехала, мастерская огласилась общим смехом.

    – Духу только напустила! – ворчал Ермилыч. – Точно от мыла пахнет…

    – Она и Прошку надушит, – соображал Спирька. – А Алексей Иваныч охулки на руку[1] не положил: рубликов на пять ее околпачил.

    – Что ей пять рублей? Наплевать! – ворчал Ермилыч. – У барских денежек глаз нет… Вот и швыряют. Алексей-то Иванычу это на руку. Вот как распинался он перед барыней: соловьем так и поет.

    – Платье на ней шелковое, часы золотые, колец сколько… Богатеющая барыня!

    – Ну, это еще неизвестно. Одна видимость в другой раз. Всякие господа бывают…

    Дорогой маленький Володя объяснил матери, что Прошка «вертел».

    – Что это значит? – не понимала та.

    – А вертит колесо, – ну, и вышел: вертел. Не вертел, мама, а вертел

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз