546 бумажных страниц
В романе Владимира Медведева «Заххок» оживает экзотический и страшный мир Центральной Азии. Место действия — Таджикистан, время — гражданская война начала 1990-х. В центре романа судьба русской семьи, поневоле оставшейся в горах Памира и попавшей в руки к новым хозяевам страны. Автор — тоже выходец из Таджикистана. После крушения СССР русские люди ушли с имперских окраин, как когда-то уходили из колоний римляне, испанцы, англичане, французы, но унесли этот мир на подошвах своих башмаков. Рожденный из оставшейся на них пыли, «Заххок» свидетельствует, что исчезнувшая империя продолжает жить в русском слове.
Впечатление
На полку
Уже читал

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Недавно я услышал призыв Галины Леонидовны Юзефович, крайне уважаемого мной критика, к тому, чтобы люди делились своими впечатлениями о прочитанных книгах. Это один из важных способов развития литературы - и читателям полезно, и издателю приятно, и автору важно. Вот я сам делюсь, и призывая всех: читайте и пишите отзывы/рецензии.

Отзыв о романе Владимира Медведева "Заххок"

Кто бывал в горах Азии или на Кавказе, тот поймёт меня хорошо. Кто не бывал, надеюсь что-то почувствует. Только в горах так останавливается время, а ты сидишь, и долго смотришь на холодные камни, или на белые сахарные головы ледников, или на дорожную пыль, которая клубится после редкого ездока. Живая тишина гор делает волшебным всё вокруг. Это не такая тишина как знают горожане - гулкая и пустая, это тишина простора и большого глубокого неба. Ты находишься там в покое, а суета и треск мира больше не с тобой, ты свободен от них. Только редкие отголоски дольнего мира доносятся до человека в горах, долетают с только что приехавшими из долины людьми, но быстро стихают, тонут в тишине свободного горного мира. Там горная мутная река шумит внизу ущелья. То сильнее стремит талую воду, то слабее, то скрывает себя под валунами, то выстреливает фонтаном из холодного недра. Шумит река, клокочет, но тишину гор не тревожит. Так и в романе "Заххок", буйный и тревожный сюжет увлекает читателя, а вокруг настоящая живая тишина и свобода гор, и несёт тебя и бьёт о сюжетные повороты как о подводные лбы, а декорации как в день сотворения мира.

Кто говорил в горах с жителями тех суровых и чудных мест, неспешно и без замашки на истину, кто слушал как беседуют чабаны за чаем, тот поймёт меня хорошо. Кто не слушал, пусть поверит на слово. Перемена погоды в горах - часто стремительна, беспокойна, навязчива, но под этой скомканной картиной всегда есть неизменные твёрдые линии. Это люди гор, законы природы и законы простой и трудной жизни горцев. Всегда заговаривая с горцем знай, что он скорее часть природы, чем часть человечества, потому что природа вложила в них больше человечества, и продолжает вкладывать каждый день. Разные люди и нравы их бытуют в горах, но они как инструменты в оркестре, настроены одним музыкальным мастером, как разные мелодии начерчены в нотной тетради, все в одной тональности. Этот ключ перед строкой, этот невидимый настройщик - традиции и прямые и простые взгляды на мир. Так и у Владимира Медведева в романе, все люди разные, но все породнены природой и традициями гор. Все его истории особенны и каждая по-своему умело заострена, и все они сводятся к одному исходу, все сплетаются в сюжет, подчиняясь негласной логике жизни в горах.
В романе Владимира Медведева мне понравилось всё. Неправду говорят, что на русском языке не пишут нынче хороших романов. Читайте, пожалуйста, и кто желает, давайте обсуждать.

Anna Rocheva
Anna Rochevaделится впечатлением6 месяцев назад

Если искать свидетельства о Гражданской войне в Таджикистане - то это не сюда. Если искать художественной литературы или глубоких философских мыслей - тоже не сюда. Но если есть желание чуть прикоснуться к реалиям распада государства и анархии, а также к жизни тесных сообществ, откуда, кажется, не выбраться и каждый повязан с каждым, то эта книга, мучительно читающаяся по своим ужасам, прежде всего ужасу безысходности - что надо.

sercovd
sercovdделится впечатлением7 месяцев назад
не оторваться

Выходные в топку, семья в обиде, а я хожу второй день переосмысливаю

В этом и состоит главное искусство власти — управлять не действиями, а желаниями подвластных, чтобы желания в свою очередь управляли их действиями
Князь лют, как волк, но злобней всех волков — Овца, пролезшая в князья из бедняков.
, ну-ка, марш с дороги!
Ненавижу это слово! Марш спать. Марш мыть руки. А, ну-ка, марш делать уроки. Всю жизнь одно и слышу: марш, марш, марш… Я что, солдат? Кукла, чтоб она меня дёргала за верёвочки
Что почитать прямо сейчас?, Горький
Книжечки: выбор критика «Эха Москвы», Эхо Москвы
Книги на лето, Bookmate
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз