Бесплатно
Игорь Сухих

Русский канон. Книги ХХ века

    Kirillцитирует5 лет назад
    «Вот в чем несчастье русской прозы, нравоучительной литературы. Каждый мудак начинает изображать из себя учителя жизни… Учить людей нельзя. Учить людей — это оскорбление»
    (не)ташацитирует8 месяцев назад
    Чехов любил шутить, что медицина его законная жена, а литература — любовница
    (не)ташацитирует9 месяцев назад
    второй ключевой символ пьесы — звук лопнувшей струны.

    Кажется, впервые эта струна появилась у Гоголя в «Записках сумасшедшего»: «...сизый туман стелется под ногами; струна звенит в тумане; с одной стороны море, с другой Италия; вон и русские избы виднеют. Дом ли то мой синеет вдали?» Параллели чеховскому образу находят в разных местах: у Гейне, Дельвига, Тургенева, Куприна, в русских переводах «Гамлета». Ближе всего к Чехову оказывается все-таки Толстой.

    В эпилоге «Войны и мира» речь идет о сломе эпох, конце одного и начале другого исторического витка. Пьер Безухов рассуждает: «Что молодо, честно, то губят! Все видят, что это не может так идти. Все слишком натянуто и непременно лопнет...» И чуть дальше: «Когда вы стоите и ждете, что вот-вот лопнет эта натянутая струна; когда все ждут неминуемого переворота — надо как можно теснее и больше народа взяться рука с рукой, чтобы противостоять общей катастрофе».
    (не)ташацитирует9 месяцев назад
    Практически каждому персонажу, даже самому нелепому (кроме «нового лакея» Яши, постоянно и безмерно довольного собой), дан в пьесе момент истины, трезвого сознания себя. Оно болезненно — ведь речь идет об одиночестве, неудачах, уходящей жизни и упущенных возможностях. Но оно и целительно — потому что обнаруживает за веселыми водевильными масками живые страдающие души
    (не)ташацитирует9 месяцев назад
    «Искусство есть скорее организация нашего поведения на будущее, установка вперед, требование, которое, может быть, никогда и не будет осуществлено, но которое заставляет нас стремиться поверх нашей жизни к тому, что лежит за ней.

    Поэтому искусство можно назвать реакцией, отсроченной по преимуществу, потому что между его действием и его исполнением лежит всегда более или менее продолжительный промежуток времени» (Л. Выготский. «Психология искусства»).

    Вот в этом промежутке происходят самые поразительные вещи. Меняя и определяя в мире внешнем и сиюминутном немногое, художественный образ постфактум многое меняет в мире прошлого, в конечном счете — перекраивает и переписывает историю.
    Александр Лавровцитируетв прошлом году
    Каждый мудак начинает изображать из себя учителя жизни... Учить людей нельзя. Учить людей — это оскорбление».
    Аня Баландинацитирует2 года назад
    Русская литература очень редко присматривалась к герою, который не просто жил, а делал существование идеей, последним смыслом, ставил физическое сохранение жизни превыше всех мировых проблем.

    Эрдман, Самоубийца

    Dasha Belayaцитирует2 года назад
    Так, уходя от прямолинейной социальности, Чехов в конечном счете подтверждает логику истории. Мир меняется, сад обречен — и ни один добрый купец не способен ничего изменить.
    Dasha Belayaцитирует2 года назад
    Он рвется, как из смирительной рубашки, из предназначенной ему роли: убеждает, напоминает, уговаривает, дает деньги взаймы. Но в конце концов он делает то, что без лишних размышлений и метаний совершил щедринский Колупаев или Разуваев: становится «топором в руках судьбы», покупает и рубит вишневый сад, «прекраснее которого нет на свете».
    Dasha Belayaцитирует2 года назад
    Но — вот второй парадокс этой странной комедии — персонажи-исключения в конце концов разыгрывают предназначенные им историей социальные роли.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз