Некоторые вопросы теории катастроф, Мариша Пессл
Книги
Мариша Пессл

Некоторые вопросы теории катастроф

Читать
Anastasia Kuzmicheva
Anastasia Kuzmichevaцитирует4 года назад
Что может сравниться с величием преподава­теля? Не потому, что он формирует умы и определяет будущее нации, — это весьма сомнительно. Не очень реально повлиять на поколение, еще в утробе матери предназначенное для ком­пьютерной игры «Grand Theft Auto: Vice City». Нет, я о другом. Преподаватель — человек, наделенный властью заключить жизнь в стройные логичные рамки. Не всю жизнь вообще, боже упаси! Всего лишь кусочек, малюсенькую дольку. Он упорядочивает неупорядочиваемое. Ловко раскладывает по полочкам: тут модерн, тут постмодерн, ренессанс, барокко, примитивизм, империализм и так далее. Размечает все это дело контрольными, курсовыми, каникулами, экзаменами. Красотища! Божественная симметрия полугодового курса. Одними названиями заслушаешься: семинар, факультатив, интенсив только для старшекурсников, аспирантура, практикум... Какое потрясающее слово — «практикум»!
Римма
Риммацитирует4 года назад
— Всегда представляй себе, что о твоей жизни напишут книгу, — повторял папа. — Само собой, ее не напечатают, пока не обзаведешься Веской Причиной, зато жить будешь с размахом.
Katya Bychkova
Katya Bychkovaцитирует3 года назад
Находясь в одном месте, человек думает о другом; танцуя с женщиной, невольно мечтает о плавных контурах обнаженного плеча другой; проклятие человечества — неспособность достичь состояния удовлетворенности, когда и ум, и тело блаженно пребывают в одной-единственной гавани!
Katya Olkhova
Katya Olkhovaцитирует3 года назад
Как будто всем вокруг дозволено быть сосновыми иголками и только тебя заставляют быть смолой
Tasha Ognistaya
Tasha Ognistayaцитирует3 года назад
Мой вывод: человека придавливает не столько случившаяся трагедия, сколько сознание, что о ней известно окружающим.
Кая Фэйт
Кая Фэйтцитирует3 года назад
«Есть нечто опьяняющее в мечте о свободе и в людях, которые ради нее готовы рисковать жизнью, особенно в наше тусклое время, когда большинство граждан еле-еле способны оторвать зад от дивана ради доставленной пиццы».
Anastasia Alekseenko
Anastasia Alekseenkoцитирует4 года назад
Она была книга с увлекательным сюжетом, написанная до крайности небрежно. Часто не заморачивалась с ремарками, кто что сказал, — читатели, мол, сами догадаются. Но некоторые фразы были до того красивы, что дух захватывало.)
Tetiana R.
Tetiana R.цитирует4 года назад
Папа всегда говорил: человеку нужна очень веская причина, чтобы написать историю своей жизни, да еще и ожидать, что ее прочтут.
«Разве что тебя зовут, допустим, Моцарт, Матисс, Черчилль, Че Гевара или Бонд — Джеймс Бонд, — а иначе лучше не трать время даром. Если заняться нечем, лепи куличики из песка или играй в тихие настольные игры, потому что никто, кроме умиленно взирающей на тебя располневшей матушки, не заинтересуется подробностями твоего никчемного существования, которое, несомненно, закончится так же, как и началось, — придушенным писком».
Arina Strelnikova
Arina Strelnikovaцитирует3 года назад
Слава — это миллион испуганных глаз
Валерия Никонова
Валерия Никоновацитирует3 года назад
Ничто так не расширяет кругозор, как путешествия! Взять хотя бы «Дневники мотоциклиста». Монроз Сен-Милле пишет в своей книге «Возраст открытий»: «Сидеть на месте — значит быть глупым. Быть глупым — значит умереть». А мы будем жить!
Julia Dmitrieva
Julia Dmitrievaцитирует3 года назад
Когда тебя неверно понимают, — говорил папа, — да еще и заявляют прямо в лицо, будто всю твою сложную сущность можно выразить десятком слов, небрежно нанизанных на веревку, точно застиранное белье, — это самого спокойного человека выведет из себя.
Nadya Kostryukova
Nadya Kostryukovaцитирует3 года назад
Он постоянно что-нибудь рубил: ладонью воздух, правду-матку, сплеча, сук, на котором сидит.
Anna Zimina
Anna Ziminaцитирует4 года назад
«Находясь в одном месте, человек думает о другом; танцуя с женщиной, невольно мечтает о плавных контурах обнаженного плеча другой; проклятие человечества — неспособность достичь состояния удовлетворенности, когда и ум, и тело блаженно пребывают в одной-единственной гавани!
Дарья Калугина
Дарья Калугинацитирует4 года назад
— Нельзя назвать симпатичным человека, который вламывается в твое личное пространство, приземляется, не спрашивая разрешения на посадку, и позволяет себе исследовать твой ландшафт при помощи радара, да еще и транслировать получен­ные результаты на все космическое пространство.
kiparisovaya
kiparisovayaцитирует4 года назад
«удариться в чеховщину»: надраться, чтобы язык еле ворочался, и упиваться своими страданиями — нежиться в них, как в горячем источнике.
Svetlana Bulavskaya
Svetlana Bulavskayaцитирует4 года назад
Постоянно поджатые губы — специфическая черта женщины-преподавателя, свидетельствует о склонности неожиданно впадать в академическую ярость, — говорил папа. — Очень тебе советую, подумай о цветах, конфетах...
vilgerd
vilgerdцитирует4 года назад
Ничего нет более упоительного для человеческого разума, чем хорошо продуманный тайный план.
Аля
Аляцитирует4 года назад
чуть слышно доносятся девичьи вздохи океана.
Яна Андреевна
Яна Андреевнацитирует4 года назад
В 1802 году средний американский вдовец ждал 18,9 года, прежде чем снова жениться, а в 2001-м он в среднем готов потерпеть всего 8,24 месяца (в таблице, где приведены данные по каждому штату, можно увидеть, что в Калифорнии этот срок сократился до пугающей цифры — 3,6 месяца).
Vladimir Vereshchagin
Vladimir Vereshchaginцитирует4 года назад
Громилы, коротышки, лопоухость и вставные челюсти: истинный портрет ведущих голливудских актеров
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз