Книги
Борис Минаев

Детство Левы

За сборник «Детство Лёвы» Борис Минаев получил детскую литературную премию «Заветная мечта» — и не случайно. Потому что «Детство Лёвы» — это не только детство самого автора и его брата, «Детство Лёвы» — это детство миллионов уже выросших мальчиков и девочек. Взрослые с удовольствием прочтут эту книгу и вспомнят себя в Лёвином возрасте, а те, кто помладше, — узнают, как жили их родители или даже бабушки и дедушки. А ещё узнают себя самих — потому что история движется, приметы времени меняются, а детство остаётся таким же, как было: ярким, полным открытий и переживаний, таящим в самых обыденных вещах настоящие чудеса. Книга выходит в авторской редакции с двумя новыми рассказами.
280 бумажных страниц
Правообладатель
WebKniga.ru

Впечатления

    yuliaделится впечатлением2 года назад
    👍Советую
    🔮Мудро
    💡Познавательно
    🐼Мило

    эта книга не для детей и она прекрасна

    Анастасия Офицероваделится впечатлением5 лет назад
    👍Советую

    Книжка не показалась мне детской. Переживания героя описаны взрослым языком, да и некоторые темы тоже показаны с ракурса редко доступного детям. Думаю эта книга скорее для подростков, склонных к рефлексии и некоторых взрослых. Мне же понравилось и пару раз до слез знакомое переживание глядело на меня со страниц со спокойной печалью.

    ludgenwintделится впечатлением5 лет назад
    🔮Мудро

    Сначала интересно, потом нудновато. Больше для пацанов. Но,возможно, полезно для понимания детской психики,мотивов поступков. Но захватывают воспоминания того времени - шестидесятых-восьмидесятых годов прошлого века! Другой мир! Потерянный мир! Другая страна и другие мы. Вспоминаешь всё и сразу : детство, школу, родителей, друзей, себя ТАМ...За это большое спасибо автору!

Цитаты

    Валька Кошкинацитирует5 лет назад
    Я просто не мог без мамы и папы. Не мог без них заснуть. Не мог есть и пить. Ничего не мог делать.
    Делать что-нибудь одному было глупо и неестественно. Страх исчезал. Мой глупый, жалкий и детский страх. Оставалась только одна, вот эта одна-единственная мысль: жизнь остановилась. Я как мёртвый.
    Саша Ермаковцитируетв прошлом месяце
    ДАЛЕКОЕ — БЛИЗКОЕ
    В детстве меня называли Мамин Хвостик. Это обидное прозвище возникло, можно сказать, само. Я действительно мог ходить с мамой куда угодно, стоять в любой очереди, скучать в парикмахерской и химчистке, лишь бы быть рядом с ней.

    Очень мне нравилась моя мама.

    Нравилось главным образом то, что рядом с ней я переставал бояться. Ничего мне было не страшно. А вот как только мама куда-нибудь отходила — пробить чек в кассе, или в парикмахерское кресло, — я начинал ужасно беспокоиться: вдруг она куда-нибудь пропадет?

    Но она не пропадала — возвращалась всегда вовремя.

    Это чудесное мамино свойство очень сильно меня поражало. Иногда, если мы просто шли по улице, я забегал немножко вперед и смотрел на маму издали: как она идет. Шла она тоже очень красиво, постукивая каблучками. И несла легко самую тяжелую сумку. И всегда улыбалась мне издали.

    Если мама уставала и ложилась отдохнуть, я тоже забирался рядом с ней. Но долго лежать просто так не мог. Скоро начинал ворочаться, вздыхать. И тогда мама спрашивала меня сонным голосом:

    — Ну чего елозишь?

    А я отвечал:

    — Ничего. Расскажи что-нибудь.

    Мама вздыхала, думала.

    — Ну что тебе рассказать? — говорила она. — Жил-был волшебник... Построил он однажды дворец. И думает: кого бы в нем поселить?

    Я еще больше елозил, только теперь от удовольствия.

    — Ну-ка тихо! — говорила мама. — Ну вот, построил он дворец и думает: дай-ка я в нем поселю самого послушного мальчика, который кашу хорошо ест, маме помогает и долго играет один.

    ...Постепенно становилось темно. Мне очень хотелось, чтобы мама подольше не зажигала свет. Так было лучше — лежать в темноте и слушать сказку.

    — Да, — говорила мама. — Искал-искал он такого мальчика, но никак найти не мог. И тогда...

    Мама задумывалась.

    Я тихонько подталкивал ее в бок.

    — Чего толкаешься? — недовольно говорила она. — Я сказку вспоминаю... Знаешь что, давай я тебе лучше стихи почитаю.

    — Давай, — тихо соглашался я. Мама редко рассказывала сказки до конца. Обычно они у нее кончались в самом начале. А я привык к этому и не обижался.

    — Значит, так, — говорила мама, — слушай:

    Как ныне сбирается вещий Олег

    Отмстить неразумным хазарам,

    Их села и нивы за буйный набег

    Обрек он мечам и пожарам...

    — Тебе все понятно? — интересовалась мама.

    — Понятно, — говорил я. — Дальше рассказывай.

    — Ну вот, — говорила она. — А дальше встречает он одного волшебника, и тот ему говорит: ты, князь, умрешь от коня своего.

    — Как это — от коня? — не понимал я.

    — Ну вот так вот — от коня! — сердилась мама. — Непонятные слова понимаешь, а простые нет! Ладно, давай я тебе спою...

    И она начинала петь.

    Там вдали за рекой загорались огни...

    В небе ясном заря догорала...

    Сотня юных бойцов из буденновских войск

    На разведку в поля поскакала...
    Екатерина Таболичцитирует9 месяцев назад
    И действительно, в самом дальнем конце двора, где стена делала поворот и образовывала уютный угол, стояла котельная — собственно, не та ручная котельная, в которой сидит кочегар и поддает жару, бросая каменноугольный носитель энергии в железную печку прямо лопатой, всегда в майке, с черным от сажи лицом и страшными белками глаз.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз