Алексей Юрчак

Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение

Для советских людей обвал социалистической системы стал одновременно абсолютной неожиданностью и чем-то вполне закономерным. Это драматическое событие обнажило необычный парадокс: несмотря на то, что большинство людей воспринимало советскую систему как вечную и неизменную, они в принципе были всегда готовы к ее распаду. В книге профессора Калифорнийского университета в Беркли Алексея Юрчака система «позднего социализма» (середина 1950-х — середина1980-х годов) анализируется в перспективе этого парадокса. Образ позднего социализма, возникающий в книге, в корне отличается от привычных стереотипов, согласно которым советскую реальность можно свести к описанию, основанному на простых противопоставлениях: официальная / неофициальная культура, тоталитарный язык / свободный язык, политическое подавление / гражданское сопротивление, публичная ложь / скрытая правда
809 бумажных страниц

Впечатления

    Yuliya Torgashevaделится впечатлением4 года назад
    👍Советую

    Великолепный Юрчак. Сначала многочисленные повторы кажутся лишними, но, честно сказать, только благодаря им я более-менее и осознала красоту идеи о том, как в общественном сознании форма высказываний (и даже вообще коммуникаций) начинает жить собственной жизнью, оставляя содержанию свободу развития. История непростая, но в итоге, кажется, очень точная. Как после Маклюэна большинство дискуссий о смысле медиа трудно воспринимать всерьез, так и после Юрчака - споры о том, развалился ли СССР от повышения цен на нефть или недостатка колбасы в магазинах. Читать надо всем, кто задумывается о жизни общества. Аналогии с сегодняшним днем иногда мелькают, но в целом нет — мы сегодня живем не так. Но не исключено, что будем так жить, и снова все будет казаться вечным, пока не кончится.

    Slugin Georgyделится впечатлением3 года назад
    👍Советую
    🔮Мудро
    💡Познавательно
    🎯Полезно

    Авторитетный дискурс, перформативный сдвиг, интерсубъективное состояние, вненаходимость, неоднородная дискурсивная формация, воображаемый Запад, публики своих, детерриториализация, гипернормализация, подрыв смысловой ткани системы — после прочтения этой книги мир никогда не будет прежним. 😅

    Alexey Yukhalovделится впечатлением4 года назад
    👍Советую
    💡Познавательно

    Отличная книга, помогла разобраться во многих вопросах, которые у меня были к советскому периоду. Плюс стал лучше понимать, откуда берутся корни некоторых странных и противоречивых на мой взгляд высказываний и действий моих родителей. Короче, суперинтересно и познавательно, начинай читать.

Цитаты

    Karina Bychkovaцитируетв прошлом году
    Диссидент выходит из дома. На улице идет дождь. Посмотрев в небо, он восклицает с негодованием: «Что хотят, то и делают!» На следующий день диссидент выходит из дома, а на улице светит солнце. Он снова смотрит в небо и с негодованием восклицает: «Вот на это у них денег хватает!»
    Karina Bychkovaцитируетв прошлом году
    Советские граждане также повышали непредсказуемость течения времени (например, участвуя в постоянном и не ограниченном по времени общении, которое могло длиться всю ночь или весь рабочий день), создавали множество видов символического свободного времени, предпочитая непритязательную работу, дающую множество выходных (кто-то работал в котельных, кто-то пользовался постоянными отпусками по больничному, кто-то накапливал отгулы и так далее), и, наконец, создавали временной режим вненаходимости, интересуясь темами и занятиями, которые были удалены во времени и пространстве по отношению к текущему авторитетному дискурсу государства (от занятий древней историей и изучения «экзотических» языков до занятий теоретической наукой, поездок в археологические экспедиции, походов в удаленные, малозаселенные, находящиеся как бы «вне» исторического времени участки страны).
    Alexey Yukhalovцитирует4 года назад
    Сталин перечеркнул фразу «союз благородный», которая функционировала в роли определения к понятию «Советский Союз», объяснив это тем, что слово «благородный» обозначает не только «моральный», но и «аристократический», принадлежащий к «благородному классу». В итоговом тексте гимна «благородный» заменили на «нерушимый».

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз