Ляля Кандаурова

Полчаса музыки. Как понять и полюбить классику

Cлушать музыку — это самое интересное, что есть на свете. Вы убедитесь в этом, читая книгу музыкального журналиста и популярного лектора Ляли Кандауровой. Вместо скучного и сухого перечисления фактов перед вами настоящий абонемент на концерт: автор рассказывает о 600-летней истории музыки так, что незнакомые произведения становятся близкими, а знакомые — приносят еще больше удовольствия.
396 бумажных страниц

Другие версии книги

Впечатления

    translatekpделится впечатлением3 года назад

    Ляля Кандаурова - фантастически прекрасная дева, лекции которой на YouTube пышут таким заразительным интересом к академической музыке, что, как кажется, способны перекрестить в свидетелей Лигети и Брукнера даже людей, ничего академичнее Николая Баскова не слушающих. В свою первую книгу Ляля явно постаралась вместить как можно больше из того, что она знает о любимом предмете, поэтому «Полчаса музыки» вышла несколько сумбурной и неровной, но зато кипящей энтузиазмом. Очень хочется увидеть вторую, третью, десятую книгу авторства Ляли, тем более, что избытка серьезных, но популярных книг об академической музыке в магазинах не наблюдается. Очень рекомендуется к чтению для всех, кто любит или хотел бы полюбить не только Штрауса и Моцарта, но и, например, Брукнера или Хенце.

    Tatiana Molchanovaделится впечатлением3 года назад

    читать только с прослушиванием всей упоминаемой музыки! неподготовленному читателю будет сложно. подготовленному - интересно.

    Антон Бузулуцкийделится впечатлением2 месяца назад
    🙈Ничего не понятно

    Если вы не имеете багажа знаний музыкальной школы за спиной, то при чтении данной книги вы вряд ли что-то поймете.

    Не для широких масс однозначно.

Цитаты

    natalyalitrovnikцитирует3 года назад
    Это сравнение важно потому, что именно немцы сделали музыкальный XIX в. — при всех достижениях итальянцев, французов и русских, при изумительном подъеме чешской, скандинавской, чуть позже — испанской национальных школ. Началом начал в XIX в. все равно оставался немецкий способ думать и рассуждать о музыке: от Бетховена и до Вагнера «большая» музыка была территорией глубокой серьезности, вместилищем духа и воли, разума и безумия, но никогда не живописным холстом и ни за что не цирковой ареной.
    Полина Томитовацитируетв прошлом месяце
    Бесконечно штампуемые как «мелодичные композиции», журчащие в массажных кабинетах, лифтах и эфирах радиостанций, они опознаются массовым слухом только при предъявлении, а затем растворяются в воздухе без остатка.
    foiiaцитирует2 месяца назад
    Нельзя забывать, что Шопен родился почти через 20 лет после смерти Моцарта и прожил жизнь в абсолютно другой реальности. Непрограммность музыки была естественным состоянием для моцартовской эпохи: он принадлежал XVIII в. и был художником Просвещения, работавшим в системе выясненных, предсказуемо ведущих себя жанров и форм. Музыка в моцартовскую эпоху была куда более самодовлеющим искусством, чем после его смерти.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз