Оуэн Хазерли

На площади. В поисках общественных пространств постсоветского города

Созданные в период «реального социализма» 1920–1980-х, огромные, пронизываемые всеми ветрами площади считаются сегодня бессмысленными пространствами, так как их основная функция — запугивать и подавлять горожан и приезжих своим величием — осталась в прошлом. Однако если площади нужны только власти, почему их так успешно смогли использовать протестные движения? Именно площади становились центром массовых протестов на протяжении последнего столетия, от событий в Петрограде в феврале 1917 года до «оранжевой революции» в Киеве в 2004-м. Рассматривая ключевые городские площади сегодняшней Восточной Европы, Хазерли приходит к выводу, что среди них появилось много «демократических» пространств с гражданскими и общественными функциями, однако, как это ни парадоксально, эти новые площади оказываются еще в меньшей степени приспособлены для демократии, чем площади советской эпохи.
98 бумажных страниц

Впечатления

    Анастасия Мотовиловаделится впечатлением4 года назад
    💤Скучно

    Очень недостаёт иллюстраций. Многие вещи автор описывает вместо того, чтобы показать, а к каким-то аппелирует, так, словно читатель хорошо знаком с каждой описываемой площадью да ещё и в разные эпохи. Я бы лучше фильм на эту тему посмотрела.

    Vlad Salmønделится впечатлением5 лет назад
    👎Не советую

    По большей части об описанных пространствах не остается никакого впечатления, особенно если не приходилось видеть их своими глазами. На помощь приходили панорамы Google, но со времени выпуска книги прошло достаточно времени чтобы "стереть" описанные в книге "углы".

    Aigesha Ospanovaделится впечатлением4 года назад
    👍Советую

Цитаты

    Dmitry Beglyarovцитируетв прошлом году
    последний был эдаким Дубаем XVIII столетия — невероятный проект на неосвоенных территориях в малопригодном для жизни климате, возведенный рабским трудом и волей абсолютного монарха. Его самые известные архитекторы — Растрелли, Росси и прочие — были иностранными звездами. Когда эти итальянцы приехали застраивать ядовитое смертоносное болото на Финском заливе, они взяли формальные приемы классицизма и барокко и расширили их до невиданных ранее пределов. Итальянским и французским городам еще нужно было избавиться от средневековой сутолоки, чтобы соответствовать математически выверенным предписаниям градостроителей. И в Москве раздолье Красной площади упирается в безотрадную путаницу средневековых улочек. В Петербурге таких помех не было. Соответственно, отличительной особенностью города стал Невский проспект, широта и простор которого поражают до сих пор. Проспект ведет к Дворцовой площади, чей размер и ровный рельеф производит не менее грандиозное впечатление.
    Georgy Stetskoцитирует2 года назад
    Перепланировка крупнейших городских площадей наводит на мысль о том, что устранение открытых пространств имеет подоплеку политического характера.
    Madina Kabdualiyevaцитирует2 года назад
    В современном урбанизме широкий простор большой площади воспринимается как нечто безвозвратно устаревшее.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз