Книги
Филипп Бессон

Хватит врать

Читать в приложении
    mividoeцитирует6 месяцев назад
    Мне семнадцать лет.

    Я еще не знаю, что мне больше никогда не будет семнадцать, что молодость — ненадолго, что это лишь мгновение, что она исчезает, и, когда это поймешь — уже поздно, кончено: она улетучилась, и ты ее пропустил, кое-кто вокруг меня это предчувствует и даже произносит вслух, взрослые повторяют это, но я не слушаю, их слова стекают, не задерживаясь, вот уж действительно как с гуся вода, а я — идиот, беспечный идиот.
    strangenewemberцитирует6 месяцев назад
    И этот ужас, когда нельзя показаться вместе. Ужас, который в этом конкретном случае усугублялся необходимостью — к тому же неожиданной, — находясь в центре сборища, вести себя как чужие. Ужас — быть не вправе демонстрировать свое счастье.
    Викторияцитирует2 месяца назад
    Но никогда я не сверну со своего пути. Никогда не решу для себя, что он плох, что лучше бы я был как все, не стану притворяться, чтобы они меня приняли. Никогда. Я остаюсь самим собой. Естественно, молча. Но в этом молчании — упорство. И гордость.
    Анна Меркульевацитирует4 месяца назад
    ко всему на свете привыкаешь, в том числе и к тому, что от тебя отступаются люди, с которыми ты думал, что связан навсегда
    Мария Мельниковацитирует6 месяцев назад
    Наше детство всегда остается с нами. Особенно если оно было счастливым.
    strangenewemberцитирует6 месяцев назад
    (А когда тебя уже один раз обожгло, тебе страшно потом начинать заново, боишься новой боли, отстраняешься от этого ожога, чтобы избежать страданий; годами этот механизм будет определять мой выбор. Столько потерянных лет.)
    strangenewemberцитирует6 месяцев назад
    И эта мýка, когда не можешь ни о чем рассказать, обязан хранить тайну, и проклятый вопрос, как бездна под ногами: если мы об этом не говорим, как доказать, что оно вообще существует? И когда-нибудь, когда наша история уже закончится, а она ведь не может не закончиться, никто не сможет доказать, что она вообще была. И одно из главных действующих лиц (он) сможет, если захочет, вообще всё отрицать, возмущаться, как можно выдумывать такой вздор. А другой (я) сможет этому противопоставить только свое слово, а оно не так уж весомо.
    b7702672292цитирует3 месяца назад
    Терпеть и молчать — значит соглашаться
    Натальяцитирует4 месяца назад
    наша любовь оказалась возможной лишь потому, что он увидел меня не тем, кем я был, а тем, кем мне только предстояло стать
    Никитацитирует5 месяцев назад
    Я чувствую это влечение: оно трепещет у меня в животе, пробегает по спине мурашками. Но я постоянно должен его сдерживать, не выпускать наружу, чтобы оно не бросилось в глаза остальным. Потому что я уже осознал, что влечение — заметно.
    Дашацитирует5 месяцев назад
    Замечали ли вы, как самые прекрасные пейзажи блекнут, если наши мысли не дают нам смотреть на них так, как они того требуют?
    Мария Мельниковацитирует6 месяцев назад
    всем чувствовалась грошовая экономия, не бедность, а средненький уровень, что, бесспорно, простить куда труднее.
    strangenewemberцитирует6 месяцев назад
    Терпеть и молчать — значит соглашаться.
    Алина Прагинацитирует7 месяцев назад
    Я с болезненной необратимостью заключил, что время, когда все было возможно, закончилось, право делать что хочешь и когда хочешь осталось в прошлом. Будущего не существовало. Все было уже в прошлом и там и должно было остаться.

    Брет Истон Эллис. Лунный парк
    Kisя Розовенбкая нняцитирует23 дня назад
    Поймите меня правильно: я ни на что не жалуюсь. Всё так, как есть. Я ничего этого специально не выбирал. Как и все. Живу с тем, что мне досталось.
    Леночкацитируетв прошлом месяце
    Писать книги — не из достойных профессий, и вообще, это не работа, писательством не прокормишься, ни социальной защищенности, ни статуса. И, в принципе, писательство — не из настоящей жизни, это где-то вне ее или на отшибе. А в настоящей жизни надо пробиваться, добывать себе место под солнцем.
    Kisя Розовенбкая нняцитируетв прошлом месяце
    Он говорит: я решил покончить с любовью к мужчинам, но ты мне понравился.
    Эрве Гибер. Без ума от Венсана
    Dasha Savonkinaцитируетв прошлом месяце
    Терпеть и молчать — значит соглашаться.
    SevenSecondsцитирует2 месяца назад
    Мне вспоминается сцена из кинопроб Джеймса Дина к фильму «Бунтарь без причины»: молодежь собралась в комнате, все привлекательны, лучатся здоровьем и стоят плечом к плечу, как на одной картине Эль-Греко, а потом в комнату входит Джимми; он появляется в кадре — ростом ниже всех, сутулый, в очках, с насмешливой улыбкой, но дальше мы видим только его, остальные перестают существовать; возможно, я преувеличиваю значение этой сцены и что-то в ней домыслил, но я уверен, что человек может затмевать всех остальных одним фактом своего присутствия, от которого у нас перехватывает дыхание
    Станиславцитирует3 месяца назад
    Терпеть и молчать — значит соглашаться
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз