Джулиан Барнс

Одна история

Впервые на русском — новейший (опубликован в Британии в феврале 2018 года) роман прославленного Джулиана Барнса, лауреата Букеровской премии, командора Французского ордена искусств и литературы, одного из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии.«Одна история» — это «проницательный, ювелирными касаниями исполненный анализ того, что происходит в голове и в душе у влюбленного человека» (The Times); это «более глубокое и эффективное исследование темы, уже затронутой Барнсом в „Предчувствии конца“ — романе, за который он наконец получил Букеровскую премию» (The Observer). «У большинства из нас есть наготове только одна история, — пишет Барнс. — Событий происходит бесчисленное множество, о них можно сложить сколько угодно историй. Но существенна одна-единственная; в конечном счете только ее и стоит рассказывать». Итак, познакомьтесь с Полом; ему девятнадцать лет. В теннисном клубе в тихом лондонском пригороде он встречает миссис Сьюзен Маклауд; ей сорок восемь. С этого и начинается их единственная история — ведь «влюбленным свойственно считать, будто их история не укладывается ни в какие рамки и рубрики»…
245 бумажных страниц

Впечатления

    Nadezhda Pirogovaделится впечатлением3 года назад
    👎Не советую

    Странная и грустная книга о любви.
    Барнс очень сухо пишет, от этого становится ещё печальнее. Как будто вся жизнь покинула героя.
    Поначалу история казалось глупой, а герой подбешивал, как подбешивают девятнадцатилетние молодые люди. Как-то всё казалось так пошло, так банально. Юноша, бунтующий против мещанства и мелкобуржуазного уклада чопорной Англии, заводит рома с замужней домохозяйкой за сорок. «Зачем я это читаю», думаете вы, закатывая глаза. А потом всё без предупреждения скатывается туда, куда обычно не хочется скатываться. Вы смотрите, как история любви превращается в историю всей жизни, но это плохая история. И никакого счастливого конца или катарсиса не будет.
    В общем, не знаю, могу ли я рекомендовать эту книгу.

    Мария Закрученкоделится впечатлением3 года назад

    Вежливая улыбка вместо объяснений, пожатие плеч как принятие невысказанных условий, недомолвки, недоговоры, полуясность, недолюбовь. Барнс - уникальный гид по человеческим чувствам и мотивам, их изменении во времени. В который раз он берётся за тему подведения итогов жизни, и в основу выводит историю любви - единственную уникальную историю каждого человека. С вежливой точностью нейрохирурга раскрывает ткань самого интимного переживания в жизни одной конкретной пары. Он обобщает, ни много, ни мало, весь человеческий опыт любви, но делает это не категорично, а постановкой серии вопросов, универсальные ответы на которые найти невозможно. У каждого - своя история, и каждый в этой истории одинок.

    Lelya Nisevichделится впечатлением3 года назад

    Первая любовь - любовь последняя.
    Настоящая. Такая, как она воспринимается обоими участниками истории, а не наблюдателем-автором. Соловьи здесь не поют, герои не встречают-провожают солнечный диск, а из описания одежды припоминается только теннисное платье героини.
    Кейси-Пол, 19, Сьюзен - 48. Он - неоперившийся студент, у нее - неудачный брак и и две взрослые дочери. Эти отношения должны стать спасением от скуки провинциального городка, и вроде бы Барнс заранее намекает на их бесплодность и скорый финал. Но у жизни свои планы: отношения действительно тупиковые, но никто не решается нажать на стоп и стать виновником разрыва и страданий, проще продолжать мучить друг друга якобы любовью. С этого момента книга читается весьма неохотно - в ожидании конца, а он все никак не случается, страдания героев только усиливаются с каждым абзацем. Как стул с гвоздем - и сидеть неудобно и встать больно. Алкоголизм, одиночество и две сломанные жизни. Понимаешь, что развязкой станет только смерть.
    Барнс написал роман-нравоучение молодым и не только людям о том, что история в жизни одна-единственная, а вот ее участников - двое; не всегда случается так, как мы себе намечали: кто-то отпустил, кто-то не смог, ведь мы вроде как ответственны за тех, кого приручили, если ты выживешь, убив любовь, то как не умереть после боя от чувства собственной вины? Не всем удается легко порвать с прошлым, иногда расплатой за «грехи» становится вся дальнейшая жизнь, посвященная прошлому: человеку, которого ты любил когда-то давно… И думаешь - зачем так, лучше б как Ромео и Джульетта - умереть влюбленными, не разочаровавшись и не сожалея.

Цитаты

    настяцитирует3 года назад
    любовь ощущается как полное и внезапное избавление от недовольства жизнью.
    thromeenkovaцитирует3 года назад
    самокритика может оказаться специфической формой самовосхваления.
    Иван Ивановцитирует3 года назад
    Жизнь Деревни, по его воспоминаниям, базировалась на несложной системе. Против каждого недуга — одно лекарство. От ангины — полоскание, от порезов — деттол, от головы — дисприн, от насморка — викс. Эта система не противоречит универсальной идее, существующей по сей день. Лекарство от секса — брак; от любви — тоже брак; лекарство от неверности — развод; от несчастья — работа; от глубокого несчастья — запой; лекарство от смерти — слабая вера в загробную жизнь.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз