Эдвард Радзинский

Иосиф Сталин. Последняя загадка

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    Великие деяния… Великая кровь… Великая тщета… Приходит ветер и уходит ветер. И все возвращается на круги своя. И кто-то построит очередной Вавилон на крови, который в очередной раз будет разрушен. Дом, построенный на крови, стоит на песке. «И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое».

    Евангельские истины, которые учил маленький друг маленького Фудзи, ученик духовной семинарии Сосо Джугашвили.

    И которые забыл Иосиф Сталин.
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    Я много раз читал, что описывала в книге его дочь: «Отец умирал страшно и трудно… Лицо потемнело и изменилось, постепенно его черты становились неузнаваемы, губы почернели… Агония была страшной. Она душила его у всех на глазах… В последнюю уже минуту он вдруг открыл глаза… Это был ужасный взгляд – то ли безумный, то ли гневный и полный ужаса перед смертью… И тут… он поднял вдруг кверху левую руку и не то указал ею куда-то наверх, не то погрозил всем нам… В следующий момент душа, сделав последнее усилие, вырвалась из тела».

    Так что, если перед смертью он открыл глаза, он должен был увидеть грозное лицо Ильича, висевшее прямо перед диваном.
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    Строгость по нраву нашему человеку, она для него полезнее распущенности, которая к добру не ведет. Русский народ – самый терпеливый и покорный, пока им твердо повелевают, но как только ослабят узду, впадает в анархию. Он нуждается в повелителе. И идет к прогрессу, когда чувствует железный кулак… «Держи все! Держи вот так». – Коба показал кулак.– Это прокричал Николай I сыну на смертном одре. Глупый сын не понял, и Романовы вскоре получили Революцию.
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    с врожденной необузданностью, неустойчивостью народной натуры нужно долго и много бороться. Но побороть ее можно лишь силой и твердостью…
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    Жизнь проста: сперва ты слишком молод, потом слишком стар. Но какой ничтожный период между этими главными состояниями человека…
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    Создатель Мумии и главный Хранитель нетленного Ильича Збарский отправился в тюрьму. Незадолго до ареста я встретил его во дворе нашего дома. Он возвращался из гостей навеселе и громко рассказывал своему спутнику:

    – Все последнее время стараюсь читать легкие книжки, чтобы хоть как-то отвлечься. Даже попивать стал. Я ведь все двадцать четыре часа в сутки подключен к Мавзолею. Я сотрудников учу: любое происшествие с телом – тотчас звоните мне. Без меня – ничего! Если даже случится что-то ужасное, допустим, муха влетит в саркофаг, без меня удалять категорически воспрещаю.

    – Муха вправду может залететь к Ильичу? – в священном трепете спросил его спутник.

    – В том-то и дело, что не может! Но снится! Всю жизнь снится кошмарный сон: звонят из Мавзолея: «Борис Ильич, высылаем машину – муха в саркофаге!» И я просыпаюсь, вскакиваю, как сумасшедший, на кровати… – Он звонко захохотал.

    Но хохотал он зря. Мне рассказывали потом, как его арестовали. Дело было, естественно, ночью. Он крепко спал, когда его начали будить. Он вскочил на постели с диким криком:

    – Муха в саркофаге!

    Услышал в ответ голос оперативника:

    – Чего орешь?! Одевайся, муха!
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    Запиши… и несколько раз запиши… слова Ильича: «Революционеров старше пятидесяти надо отправлять к праотцам, иначе они становятся тормозом идеи, которой до этого посвятили жизнь». Троцкий очень любил повторять эту мысль, но осуществил ее Коба.
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    Как только я умру, Фудзи, на мою могилу нанесут много мусора. Но ветер истории развеет его.
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    А тогда Коба посмотрел на меня с усмешкой и сказал:

    – Ты опять забыл главное: «Что дозволено Юпитеру…» Когда Мао был жалким «быком», он был троцкистом. Сегодня он вождь великой страны и потому – верный ленинец. Запомни это раз и навсегда, глупец… Слепым котятам, которые придут править после моей смерти, будет нелегко. Как говорил Наполеон: «Китай спит. Пусть спит. Горе нам, если он проснется». Думаю, товарищ Мао его разбудит. И неизбежно спровоцирует столкновение с нами… чтобы стать вождем коммунистического мира… Уясни: самые свирепые войны будут происходить между коммунистическими державами.
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    Коба отправил встречать Мао Молотова. Опальный Молотов с восторгом воспринял поручение.

    Молотов – это знаменитое во всем мире имя. Так что, с одной стороны, – это проявление уважения к Мао. Но, с другой стороны, то, что Мао встречал потерявший свой пост Молотов, – это напоминание: ошибки Мао не забыты.
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    Барс Коба играл с раненой дичью? Нет. Мой друг не был садистом. Ему и вправду трудно было расставаться с людьми, которых он ценил. Но как нас учили в семинарии: Авраам согласился отдать в жертву сына Исаака. И он оплакивал вчерашних сподвижников. Возможно, так же плачут крокодилы, заглатывая жертву. Самыми искренними слезами – вероятно, им и впрямь ее жалко.
    kolimbetцитирует8 месяцев назад
    легенду. Недавно он написал «брату во Христе», что закончил рисовать цикл графических композиций. Работающие у него обслугой ваши товарищи доложили, что эта, с позволения сказать, графика представляет какие-то зашифрованные пророческие послания. О них он постоянно треплется с посещающими его товарищами
    kolimbetцитирует8 месяцев назад
    Воистину в последний раз предупреждаю… – Желтые глаза уперлись в меня, и вдруг взгляд вновь стал безмятежен и нежен. – Какая жара… Только здесь и можно дышать… Я много читаю, Фудзи, – сказал он печально. – Трудно не презирать человеческий род, читая историю.
    Стояла тихая июльская ночь.
    – Хорошая ночь, Фудзи, не хочется спать, – и приказал охраннику, стоявшему у дачи. – Принеси секатор.
    Он взял секатор, и мы вышли в сад. Громко пел соловей, залетевший в этот лес на окраине города. Огромная луна висела над садом, наступал таинственный час полуночи
    Эрик Моралесцитирует8 месяцев назад
    И запомните: когда цари не могли договориться о добыче, они отдавали спорную территорию слабейшему феодалу, чтобы потом, в удобный момент, отнять ее у него. –
    Temptation @цитирует9 месяцев назад
    Одновременно неутомимый Коба подготовил «Указ о тунеядцах». Лица, уклонявшиеся от трудовой деятельности, также выселялись в отдаленные районы – читай: переезжали в лагеря. Теперь ушедшие с работы или уволенные лихорадочно искали любую работу, а за ними столь же лихорадочно охотились органы.
    Temptation @цитирует9 месяцев назад
    Ему повезло: народ в России до такой степени живуч и терпелив, что самое жестокое порабощение его не парализовало. В России земля полна таких ресурсов, что самое ужасное расточительство не смогло ее истощить… Сталин – коммунист в маршальской форме, коварный диктатор с добродушным лицом. Но прежде всего – он жестокий монстр…»
    Эрик Моралесцитирует9 месяцев назад
    «Человек умирает и попадает на небо. Видит надписи «Ад» и «Рай». Куда идти? Сначала ангелы показывают рай. В раю серафимы летают, пение херувимское…», – усмехнулся: – Помнишь, как мы пели? «Потом появляется черт – показывать ад. В аду – оргия с блядями, вино льется рекой. Покойник орет: «Хочу туда!» И тотчас черти потащили его на костер. Он вопит: «А где же девки? Где вино?» Ему отвечают: «Дурак, это был агитпункт».
    Temptation @цитирует9 месяцев назад
    Москва теперь не просто столица. Она столица нового мира – лагеря социализма. Между нами говоря, нынче по виду это нищий, грязный город со следами бомбежек. Надо в кратчайший срок поменять облик города. Товарищи спросят: «Как?» Я предлагаю надеть на Москву подобающую корону, которая заставит наших людей гордиться своей столицей.
    Эрик Моралесцитирует9 месяцев назад
    Я впервые увидел их всех вместе: Берия, блестя лысиной и старомодным пенсне, стоял напротив Кобы. Рядом с ним – новый главный идеолог Жданов, маленький полный человек с отечным лицом и мешками под глазами (дурное сердце и дурной сон – все это «на лице налицо», как любил говорить Коба).
    Эрик Моралесцитирует9 месяцев назад
    Тесный дом друга – может ли быть что-нибудь просторней?
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз