Сергей Довлатов

Наши

Двенадцать глав «Наших» создавались Довлатовым в начале 1980-х годов как самостоятельные рассказы. Герои — реальные люди, отсюда и один из вариантов названия будущей книги — «Семейный альбом», в которой звучит «негромкая музыка здравого смысла» (И. Бродский), помогающая нам сохранять достоинство в самых невероятных жизненных ситуациях.
102 бумажные страницы

Другие версии книги

Впечатления

    Lacivərd Məmmədovaделится впечатлением4 года назад
    🌴В отпуск
    🐼Мило

    Dovlatovdur da. Necə deyim... İti haqqında daha dramatik və gözəl yazıb, nəinki qızı haqqında. Yəqin mənim atam da ailəsi haqqında nəsə yazsaydı, belə bir şey alınardı.

    Mari Illiделится впечатлением5 лет назад
    🚀Не оторваться
    😄Весело

    "Я не буду менять линолеум. Я передумал, ибо мир обречен"

    Тот случай, когда влюбляешься с первых строк. Удивительная легкость слога, с которой автор описывает чудовищные вещи: тюремное заключение брата, расстрел деда, свою службу надзирателем на зоне. 12 рассказов, 12 судеб о том, как жили НАШИ родители, бабушки и дедушки, об их страхах и надеждах.

    P.S. Теперь понятно, что читать, когда становится грустно - главу о знакомстве Довлатова с женой. Без всяких соплей, без всяких гвоздей.

    Хотя.. Читать его никогда не устаешь - интересная особенность творчества писателя.

    Tatiana Skornyakovaделится впечатлением6 лет назад
    👍Советую
    🔮Мудро
    💞Романтично

    Одна из любимых книг Довлатова. Короткая биография самых близких людей писателя. Иронично, смешно, порою грустно. Никакой любви и соплей. Рекомендую эту книгу всем, кто хочет начать знакомство с писателем.

Цитаты

    Costa Niceцитирует6 лет назад
    Еще до войны мой дядя решил поступить в университет и стать философом. Решение вполне естественное для человека, не имеющего конкретной цели. Все люди с неясным и туманным ощущением жизни мечтают заниматься философией.
    Julia Prokuratovaцитирует6 лет назад
    Жили мы на пятом этаже без лифта. В окне напротив постоянно торчал Гена Сахно. Это был спившийся журналист и, как многие алкаши, человек ослепительного благородства. Целыми днями глушил портвейн у окна.
    Если к нашему подъезду шла милиция, Гена снимал трубку.
    — Бляди идут, — лаконично сообщал он.
    И я тотчас запирал двери на щеколду.
    Александр Передерейцитирует5 лет назад
    Жизнь пройдена до середины,
    А я все думаю, что горы сдвину,
    Поля засею, орошу долины,
    А жизнь давно уже за половину…

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз