Лили Кинг

Писатели & любовники

    Elena Fofanovaцитирует3 месяца назад
    Пишу не потому, что, по моему мнению, мне есть что сказать. Пишу, потому что, если не писать, все кажется еще хуже.
    Катя Трубейцитирует18 дней назад
    Едва ли не все мужчины, с которыми я встречалась, считали, что им уже пора быть знаменитыми, считали, что величие – их судьба и они уже отстают от расписания.
    Ксения Дмитриевацитируетв прошлом месяце
    Из-под толстенной скорлупы как следует любить не получится.
    strangenewemberцитирует2 месяца назад
    Пишу не потому, что, по моему мнению, мне есть что сказать. Пишу, потому что, если не писать, все кажется еще хуже.
    Erica Nikalsцитирует3 месяца назад
    Среди гостей еще один человек, у кого вышла книга, – это Ева Парк. Ее сборник рассказов получился роскошным, удостоился моря внимания в прошлом году и завоевал премию ПЕН/Хемингуэя. Она осторожно устраивается на низенькой табуретке, слушает объяснения двух коллег Мюриэл, почему Евина книга – шедевр современной беллетристики. Мы познакомились шесть лет назад, когда Ева работала над этим сборником. “Это не рассказы, – говорила она мне тогда, – это жесткие полипчики, которые я пытаюсь выковырять у себя из мозга”. Тогда она была словно объята пламенем нервной энергии. С тех пор, кажется, растеряла всю начинку. Сидя на этой табуретке, она вроде бы смущается быть тем, кто она теперь. Комплименты, которыми сыплют коллеги Мюриэл, ее мучают. На мужчинах успех оседает легче. На другой стороне комнаты Джимбо вскидывает бутылку и вопит, что Серый Гусь52 полетел.
    Polina Karuikцитирует2 часа назад
    Вскидывает взгляд, но не поднимает голову, и от этого глаза у него еще зеленее – в свете с террасы, что падает из-за моего плеча.
    Лиса Петровацитирует3 дня назад
    – Не говори нам, что девушка грустит. Скажи нам, что она не чувствует своих пальцев. Эмоции – они физичны.
    Лиса Петровацитирует3 дня назад
    Труднее всего в писательстве – влезать во все это ежедневно, прорываться сквозь мембрану. Второе самое трудное – выбираться из всего этого
    Лиса Петровацитирует3 дня назад
    Но я не могу пойти на свидание с человеком, написавшим одиннадцать с половиной страниц за три года. Такие штуки заразны.
    Лиса Петровацитирует4 дня назад
    Это особое удовольствие, особая близость – любить книгу вместе с кем-то еще.
    Stanislav Pichuginцитирует4 дня назад
    Не отдаешь себе отчета, сколько усилий вложил в то, чтобы что-то скрыть, пока не попытаешься выкопать скрытое.
    Лиса Петровацитирует7 дней назад
    Я одновременно и печальный человек, и человек, желающий утешить печального человека. А следом мне становится печально за того человека, в ком живет столько сострадания, потому что и сама она, очевидно, пережила то же самое. И так по кругу, по кругу. Все равно что оказаться в примерочной с трехстворчатым зеркалом и настроить его так, чтобы видеть длинный сужающийся коридор с собой в нем, уменьшающейся в бесконечность. Ощущение такое же – будто печалюсь за бесконечное множество самих себя.
    Stanislav Pichuginцитирует7 дней назад
    Думаю о людях, играющих роли, все больше удаляющихся от себя самих, от того, что ими движет, что будоражит их изнутри.
    Anastasia Dergachevaцитирует9 дней назад
    нас с ним было что-то такое безупречное и он знал это с самого начала и ушел только потому, что понимал: это никогда не закончится.
    Stanislav Pichuginцитирует10 дней назад
    Мы познакомились шесть лет назад, когда Ева работала над этим сборником. “Это не рассказы, – говорила она мне тогда, – это жесткие полипчики, которые я пытаюсь выковырять у себя из мозга”. Тогда она была словно объята пламенем нервной энергии. С тех пор, кажется, растеряла всю начинку.
    Stanislav Pichuginцитирует10 дней назад
    Почти все друзья Мюриэл – писатели, настоящие, не то что мои старые друзья, переболевшие этим, как гриппом.
    Taniia Panteleevaцитирует11 дней назад
    На обратном пути держимся за руки, но ощущается это так, будто по-прежнему целуемся.
    Taniia Panteleevaцитирует11 дней назад
    Идем близко и стукаемся друг о друга. Какая-нибудь еще девушка, может, взяла бы его за руку и сказала: ты меня вообще когда-нибудь поцелуешь? Но я не та. Меня вечно застает врасплох чужое желание целоваться, даже если встретиться в полночь, с вином и одеялом. Люди передумывают. Между замыслом и воплощением опускается Тень.
    Stanislav Pichuginцитирует11 дней назад
    Все выглядит как долгий поток слов, будто написал это некто в болезненном бреду.
    Stanislav Pichuginцитирует11 дней назад
    Писать дается с трудом. Любая фраза кажется сплющенной, любая деталь – липовой.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз