Владимир Волков

Постмодерн и его интерпретации

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    forestssingeternallyцитируетв прошлом году
    неспособность государства решать проблемы даже в пределах своих границ, равно как и устанавливать нормы защищенности, коллективные гарантии, этические принципы, которые могли бы ослабить чувство ненадежности и неопределенности, подрывающее уверенность человека в себе. Совокупным результатом этих процессов оказывается расширяющаяся пропасть между «общественным» и «частным», постепенный упадок искусства перевода частных проблем на язык общественных и наоборот, искусства поддерживать диалог, вдыхающий жизненную силу в политику.
    Alexander Chernavskiyцитирует2 года назад
    В европейской культуре вина — важное переживание, в котором задействована скорее речь, чем деяние.
    Alexander Chernavskiyцитирует2 года назад
    Глубокие чувства замещаются постоянным возбуждением, которые проявляются, в частности, в поиске развлечений, в увлеченности чем-то новым, в жажде информации.
    Alexander Chernavskiyцитирует2 года назад
    модерн, базирующийся на идее рационального прогресса, сводящейся к мифологической структуре вечного возвращения, и рассматривается им как эпоха, одержимая мифом, как „мир под властью фантасмагорий“»
    Alexander Chernavskiyцитирует2 года назад
    Жить в этом многообразном мире означает иметь опыт свободы, ощущать его как непрекращающееся «колебание между причастностью и потерянностью» (Дж. Ваттимо).
    forestssingeternallyцитируетв прошлом году
    Национализм зиждется на отождествлении суверенности и автономии. С этой точки зрения экономическая зависимость, культурные различия и кооперация между государствами автоматически приводят к утрате автономии и суверенности. На самом деле усиление взаимозависимости и кооперации — то есть утрата автономности — приводит к укреплению суверенности. Потеря формальной автономии и укрепление реальной суверенности могут идти в режиме взаимоусиления. Глобализация означает и то и другое одновременно. По словам Бека, реальная суверенность коллективных и индивидуальных игроков возрастает в той мере, в какой ослабляется их формальная автономия.
    forestssingeternallyцитируетв прошлом году
    «Оппонирующая сила глобального гражданского общества покоится на фигуре политического потребителя. Потребитель находится по ту сторону диалектического двуединства „хозяин — батрак“. Его противодействие власти вытекает из того, что он везде и в любое время может отказаться от покупок. „Оружие непокупания“ нельзя сократить ни в пространстве, ни во времени, ни материально. Фатальным для интересов капитала является то, что против растущей власти потребителей не существует контрстратегии: даже всемогущие мировые концерны не могут уволить своих потребителей»[19].
    forestssingeternallyцитируетв прошлом году
    Только капиталу позволено играть не по правилам. Неолиберальная идеология представляет собой попытку сделать далеко идущие обобщения на основе краткосрочных исторических побед мобильного капитала. В перспективе капитал позиционирует себя как абсолютную и автономную жажду власти во всемирном масштабе. Впоследствии то, что хорошо для капитала, становится лучшим выбором для каждого. Нарушение или изменение правил остается революционной прерогативой капитала. Однако эта исключительность существенно зависит от государства, не ходящего в масть, от политиков, ограждающих себя от внешних воздействий панцирем из правил национального государства. Кто же может в таком случае сыграть роль контрсилы, противостоящей глобализированному капиталу?
    forestssingeternallyцитируетв прошлом году
    Бек уверен в том, что только решительная критика ортодоксии национального государства может открыть новые возможности для обретения власти. Всякий, кто держится за старый, национальный, догматизм, будет сметен, опрокинут, и ему некому будет даже на это пожаловаться. Это цена, которую придется заплатить некоторым странам за свою приверженность силовым правилам старого, национального, государства, за неспособность перейти на космополитическую точку зрения.
    forestssingeternallyцитируетв прошлом году
    Бек уверен в том, что сейчас происходит глубинная трансформация государства в направлении переориентации на максимизацию власти транснациональных предприятий: средством убеждения становится не угроза вторжения, а «угроза не-вторжения» инвесторов или угроза их ухода с местных рынков. Он указывает на то, что

    «формула власти транснациональной экономики гласит: преднамеренное, целенаправленное не-завоевание. Это ненасильственное, невидимое, намеренное, вездесущее «не-” не нуждается в одобрении и не способно воспринимать его[17].

    Важным выводом Бека является то, что глобализация — это не право выбора, а господство, не осуществляемое никем.

    «В слове „глобализация“ просматривается неявный смысл „организованного отсутствия ответственности“. Вы тщетно ищете, к кому обратиться, на кого подать жалобу, против кого провести демонстрацию. Ибо этот феномен неуловим: нет института, куда можно было бы записаться на прием; нет телефона, по которому можно было бы позвонить; нет адреса электронной почты, по которому можно было бы написать. Каждый видит в себе жертву, и никто — виновника „преступления“. Даже главы корпораций, которые хотят, чтобы их всячески обхаживали, приносят свою волю, мышление и поведение на алтарь стоимости акций, если не хотят, чтобы их самих уволили»[18].
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз