Лишь, Эндрю Шон Грир
Книги
Эндрю Шон Грир

Лишь

Читать в приложении
Дина Ключарева
Дина Ключаревацитирует8 месяцев назад
В мире, где большинство читает по книге в год, немалые деньги идут на то, чтобы подвести читателя к нужной полке, и без блестящей презентации тут никак.
Karina Bychkova
Karina Bychkovaцитирует7 месяцев назад
Почему в зрелые годы столько всего надоедает: философия, радикализм и прочий фаст-фуд — а любовные страдания все так же нестерпимы?
Julia Pomidorri
Julia Pomidorriцитирует5 месяцев назад
Но тому, кто уже любил, этого недостаточно; жить с «неплохим вариантом» еще хуже, чем жить одному.
Дина Ключарева
Дина Ключаревацитирует7 месяцев назад
В любви нет ничего пугающего. Любить значит выгуливать ебучую собаку, чтобы выспался твой любимый человек, чистить унитаз без претензий, вместе считать налоги. Любить значит иметь в жизни союзника. Любовь — это не пожар и не молния.
Илья Казеко
Илья Казекоцитирует7 месяцев назад
Под конец Артур Лишь сидит в своем кресле и тихонько всхлипывает — во всяком случае, ему кажется, что тихонько, но когда зажигают свет, соседка поворачивается к нему и говорит: «Милый, не знаю, что у тебя в жизни произошло, но я очень, очень тебе сочувствую», а потом заключает в объятия с ароматом сирени. «Ничего у меня не произошло, — хочет ответить он. — Ничего у меня не произошло. Я просто гомосексуал на бродвейском шоу».
Мария Подрядчикова
Мария Подрядчиковацитирует4 месяца назад
— Вдруг однажды ты встретишь кого-нибудь, — продолжает она, поворачиваясь к нему лицом, — и после этой встречи уже не сможешь быть ни с кем другим? Не потому, что другие хуже выглядят, или слишком много бухают, или у них проблемы в постели, или им нужно расставлять книги в алфавитном порядке, или загружать посуду в посудомойку каким-то хитровыебанным способом, с которым ты не можешь смириться. А потому, что тебе нужен один только этот человек. Как у Джанет с той женщиной. Если ты его не встретишь, то всю жизнь будешь думать, что любовь — это вещь приземленная, но если встретишь — господь тебе в помощь! Потому что тогда: ба-бах — и тебе пиздец.
Karina Bychkova
Karina Bychkovaцитирует7 месяцев назад
Назо­вите хоть один день, хоть один час, когда Артуру Лишь не было страшно. Заказать коктейль, вызвать такси, провести урок, написать книгу. Он боится всего этого и почти всего остального. Но странное дело: когда всё одинаково страшно, одно не труднее другого.
Karina Bychkova
Karina Bychkovaцитирует7 месяцев назад
«Фредди Пелу — человек, которому не нужно напоминать, чтобы он надел кислородную маску на себя, прежде чем помогать другим».
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует7 месяцев назад
Я смотрю на тебя и вижу тебя молодым. И так будет всегда. Но не для других. Люди, с которыми ты знакомишься теперь, будут не в состоянии представить, каким ты был в молодости. Не смогут вернуться во времени дальше пятидесяти. И это не так уж плохо. Они будут думать, что ты всегда был взрослым. Будут воспринимать тебя всерьез. Они же не знают, как ты однажды весь вечер болтал о Тибете, называя его Непалом.
Mary Sharp
Mary Sharpцитирует4 месяца назад
Ничего у меня не произошло, — хочет ответить он. — Ничего у меня не произошло. Я просто гомосексуал на бродвейском шоу».
Stacy Dementyeva
Stacy Dementyevaцитирует4 месяца назад
Это, — говорит она, показывая на фиолетовый цветок, — десятичасовик. Он открывается в десять и закрывается в пять.
— Прямо как Британский музей.
b4277372092
b4277372092цитирует4 месяца назад
Некоторые люди всю жизнь сидят за одним и тем же ветхим столом, потому что он принадлежал их бабушке, хотя его уже десять раз чинили и он давно отжил свой век. Именно так города становятся призраками. Дома забиваются хламом. А люди стареют.
Александр Сапогов
Александр Сапоговцитирует5 месяцев назад
Нет ничего печальнее, чем юноша двадцати пяти лет, рассуждающий о фондовом рынке. Или о налогах. Или, прости господи, о недвижимости! Об этом ты еще наговоришься, когда тебе будет сорок. Недвижимость! Я бы всех, кто в двадцать пять лет хочет что-то там рефинансировать, отправила на расстрел. Говори о любви, о музыке, о поэзии. О вещах, которые в молодости считаются важными, а потом забываются. Проматывай каждый день, вот тебе мой совет.
Наташа Ямницкая
Наташа Ямницкаяцитирует5 месяцев назад
В мире, где большинство читает по книге в год, немалые деньги идут на то, чтобы подвести читателя к нужной полке, и без блестящей презентации тут никак
Antonevich
Antonevichцитирует5 месяцев назад
«Для писателя единственная трагедия — это скука; все остальное — материал».
ïra chi
ïra chiцитирует6 месяцев назад
Вдруг однажды ты встретишь кого-нибудь, — продолжает она, поворачиваясь к нему лицом, — и после этой встречи уже не сможешь быть ни с кем другим? Не потому, что другие хуже выглядят, или слишком много бухают, или у них проблемы в постели, или им нужно расставлять книги в алфавитном порядке, или загружать посуду в посудомойку каким-то хитровыебанным способом, с которым ты не можешь смириться. А потому, что тебе нужен один только этот человек. Как у Джанет с той женщиной. Если ты его не встретишь, то всю жизнь будешь думать, что любовь — это вещь приземленная, но если встретишь — господь тебе в помощь! Потому что тогда: ба-бах — и тебе пиздец. Как моей Джанет. Она разрушила нашу жизнь! Но что, если все это по-настоящему?
ïra chi
ïra chiцитирует6 месяцев назад
В любви нет ничего пугающего. Любить значит выгуливать ебучую собаку, чтобы выспался твой любимый человек, чистить унитаз без претензий, вместе считать налоги. Любить значит иметь в жизни союзника. Любовь — это не пожар и не молния.
Antonevich
Antonevichцитирует6 месяцев назад
Он совсем близко, Лишь вдыхает апельсиновый запах его бриолина. На мгновение они застывают, словно композиция en biscuit. Глаза в глаза, рука поверх руки. Этот момент будет жить вечно.
Ася Абрамова
Ася Абрамовацитирует6 месяцев назад
Вопреки расхожему мнению, покупать одежду за границей — не лучшая идея. Белоснежные льняные туники, столь элегантные в Греции, за ее пределами превращаются в тряпки хиппи; дивные полосатые рубашки из Рима навсегда отправляются в шкаф; а расписные шелка с Бали — это сначала круизная униформа, потом — шторы, потом — признак прогрессирующего психического расстройства. И конечно, не будем забывать про шопинг в Париже.
Anastasiia Semenova
Anastasiia Semenovaцитирует6 месяцев назад
когда, как и всякая пара, они нашли равновесие, когда вопли страсти уже поутихли, но благодарности еще вдосталь; когда шли их золотые годы, хотя они этого не сознавали.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз