Колм Тойбин

Дом имен

«Я привыкла к запаху смерти». Так начинается рассказ Клитемнестры о ее жизни после того, как ее покинул муж — Агамемнон, отправившийся завоевывать Трою. Бессмертный древнегреческий миф о троянском герое Агамемноне, о его неверной жене Клитемнестре, об их детях, чью судьбу определили необратимые поступки родителей, запечатлели две с лишним тысячи лет назад Эсхил, Софокл, Еврипид, и всю дальнейшую историю человечество пересказывало и переосмысляло эти судьбы и сюжеты. В романе «Дом имён» Колму Тойбину удалось и открыть совершенно новое звучание античной трагедии об Агамемноне, Клитемнестре, Ифигении, Электре и Оресте, и заполнить пробелы в классических жизнеописаниях этих героев, и придать их нерешаемым нравственным дилеммам современные оттенки и глубину, и написать захватывающий и жуткий детектив в древнегреческих декорациях. Тойбин ведет по коварным лабиринтам памяти, то лживой, то устрашающе честной, по тропам слов, которые можно трактовать пятью разными способами — а от выбора трактовки будет всякий раз зависеть чья-то жизнь, — и по следам всегда судьбоносных решений. Это история о том, как одно предательство влечет другое, как одно убийство обращается в цепь убийств, как осуждение и оправдание идут рука об руку.
236 бумажных страниц
Издательство
Фантом Пресс
Переводчик
Шаши Мартынова

Другие версии книги

Впечатления

    Vadimделится впечатлением3 года назад
    👍Советую
    🚀Не оторваться

    Это чертовски крутецкое чтиво, кроме шуток.

    Кратко вводная в сюжет: древняя Греция, боги и дворцы, войны и герои. Агамемнон, глава семейства и по совместительству полководец, имеющий в активах дворцы и что-то типа царской крови в венах, для победы собственного войска в последующих кровавых банях приносит в жертву свою дочь - Ифигению. Ну, ему так боги сказали, что тут поделаешь.

    Естественно, этот поступок в семье одобрения не получает, и после того, как Агамемнон возвращается с войны спустя три года, его жена, Клемнестра, обзаведясь любовничком-хитрецом, Эгистом, все грамотно спланировав, из мести собственноручно закалывает суженого клинком. Электра, еще одна дочь, помещается в темницу (че?), а люди Эгиста, стражники, похищают младшего из четы, Ореста, и выводят его к черту на кулички, в лагерь похищенных детей (чеееее?).

    А дальше - "Игра престолов". Одно убийство тянет за собой второе, третье, пятое и десятое. Куча крови на руках людей, постепенно сходящих с ума. Друзей теряют и обретают вновь. Связь беглецов становится чуть ли не прочнее семейных уз. Интриги плетутся, как шарфики бабушкой в переходах. До конца книги не имеешь ни малейшего понятия, чем же все это кончится. А когда дочитываешь последнюю страницу, сидишь и думаешь: "И что это со мной произошло только что?".

    Писатель - огромный молодец. Умудрился подать древнегреческую трагедию под видом современного детектива, который до конца держит в напряжении, да еще и простым и понятным, незаумным языком. Буду перечитывать.

    https://t.me/readordiehard - еще больше про книги.

    artanizoделится впечатлением7 месяцев назад
    👎Не советую
    💩Фуууу

    Неинтересно. Логические нестыковки. Переврал мифы.. Между убийством Ифигении и возвращением Агамемнона прошло 10 лет, это важно. Но у Тойбина Оресту как было 8 лет, так и осталось. И даже после пяти лет вдали от людей он как будто остаётся ребёнком. Понимая, что речь идёт о 18-23летнем мужчине, читать невозможно. Других достоинств у текста нет, перевранный миф не компенсируется ни интересным сюжетом, ни важным смыслом, ни языком. Зря только потратила время.

    Polina Galuevaделится впечатлениемв прошлом году
    👍Советую

    Отличнейший роман.

Цитаты

    Слава Хмелевацитирует2 года назад
    Ничто не устойчиво, не замирает в этом свете ни один цвет; тени становятся темнее, и земные предметы сливаются друг с другом, как сливаются в единый поступок действия, которые мы все совершили, и все наши крики и жесты сплавляются в единый крик, единый жест. Утром, когда свет омыт тьмой, мы вновь встретимся с ясностью и отдельностью.
    Сергейцитирует3 года назад
    Ныне среди богов нет никого, кто мне предлагает содействие
    Guzal Khasan-zodaцитируетв прошлом году
    Пока был жив, он и ближние его верили, что боги некогда следили за их судьбами и заботились о них. О каждом. Но теперь скажу я, что нет, не заботились — и не заботятся ныне. Наши призывы к богам суть то же, что призывы звезды в небе перед падением, это звук, нам не слышный, звук, к которому, улови мы его, остались бы равнодушны.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз