Джон Айдиноу,Дэвид Эдмонд

Кочерга Витгенштейна. История десятиминутного спора между двумя великими философами

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Эта книга — увлекательная смесь философии, истории, биографии и детективного расследования. Речь в ней идет о самых разных вещах — это и ассимиляция евреев в Вене эпохи fin-de-siecle, и аберрации памяти под воздействием стресса, и живописное изображение Кембриджа, и яркие портреты эксцентричных преподавателей философии, в том числе Бертрана Рассела, игравшего среди них роль третейского судьи. Но в центре книги — судьбы двух философов-титанов, Людвига Витгенштейна и Карла Поппера, надменных, раздражительных и всегда готовых ринуться в бой.

Дэвид Эдмондс и Джон Айдиноу — известные журналисты ВВС. Дэвид Эдмондс — режиссер-документалист, Джон Айдиноу — писатель, интервьюер и ведущий программ, тоже преимущественно документальных.
Эта книга сейчас недоступна
358 бумажных страниц

Впечатления

    Федор Попадюкделится впечатлением4 года назад

    Пару лет назад, читая «Священную книгу оборотня», выделил одну цитату: «Никаких философских проблем нет, есть только анфилада лингвистических тупиков, вызванных неспособностью языка отразить Истину».
    Хороша же цитата, правда? Одна из лучших у Пелевина, и так крепко осела у меня в памяти.
    «Как глубоко копнул этот наш Олег Викторович, - подумал тогда я. Как свежо, оригинально и гениально. А главное, снимает весь метафизический дискурс с повестки дня».
    А потом через пару лет, узнал про факт существования Людвига Витгенштейна, узнал про его «Логико-философский трактат» и нетленная цитата «Все что может быть сказано, должно быть сказано ясно. Все, о чем нельзя говорить – о том нужно молчать», которая отчетливо демонстрирует, что брошенная А Хули мысль в общем-то не так уж свежа и оригинальна.
    За такие вещи я и не люблю постмодернизм (и люблю, в общем-то тоже).
    Потому что ты неожиданно понимаешь, что одна из твоих любимых цитат Пелевина – это не совсем он. Он только направил смысл фразы на обозрение другого ракурса. Вроде бы и та же метафизика, которую отвергал Витгенштейн, но только в восточно-религиозном понимании. Потому что А Хули. В общем-то поэтому, я до сих пор и уверен, что истину можно постичь, но не при помощи слов, а на уровне ощущений, и только если провалиться в глубокий медитативный транс или погрузиться в ЛСД-трип. Но не суть.
    В какой-то момент твой взор обратится на одного австрийского философа, о котором ты знал только то, что он жмурился, когда напряженно думал (вскользь упоминалось в одной из книг Ричарда Докинза) и что он учился с Адольфом Гитлером (но на знаменитой фотографии, где они якобы запечатлены, они не запечатлены). Потом прочитается и биографическая статья из одного журнала, где и про огромное семейное состояние, уступающее только Ротшильдам, и решение всех философских проблем в 30 лет в окопах первой мировой, и про аномальное число суицидов в семье, про благотворительность в пользу творческой австрийской богемы и членов семьи, аскетизм, разноплановость, преподавание в Кембридже и смерть от рака простаты.
    И как-то мне стал интересен Витгенштейн. И даже в какой-то момент я решил взяться за его «Логико-философский трактат», но потом вовремя одумался, сообразив, что пока слишком рано и неподъемно. А потом, когда я слушал лекцию о Витгеншейне на «Маяке» в рамках «Объект 22» услышал про книгу «Кочерга Витгеншейна», прочитал ее, и о боже ж ты мой, какая же это крутая биография.
    Взяв за отправную точку эпизод, где в одном Кембриджском кабинете, в споре о философии сошлись Витгенштейн с другим австрийским философом Карлом Поппером, в ходе которого первый начал размахивать кочергой перед носом второго, авторы раскручивают просто шикарнейшую историю. «Кочерга» - это одновременно и биография (с остросюжетными вставками) и срез основных философских идей раннего/позднего Витгенштейна и Поппера и беглый взгляд на мир европейской философии ХХ века и в целом увлекательное чтиво.
    Ну, и как это водится, написанная в лучших традициях западной документальной журналистики и нон-фикшна – когда за стиль повествования автора одновременно безмерно уважаешь и также безмерно ненавидишь.
    В общем, одно только плохо. После прочитанного, у меня появился некий комплекс Витгенштейна. Суть его проста – я не Витгенштейн и с этим уже ничего не поделать.

    Дмитрий Безугловделится впечатлением5 лет назад
    💡Познавательно

    Книга с классным трюком: Витгенштейн трясёт кочергой перед лицом Поппера от силы 15 страниц, а затем читателя утягивают в прошлое и даруют шанс подглядеть за детством и Поппера, и Витгенштейна; в общих чертах увидеть теорию дескрипций Рассела и познакомиться с наработками Венского кружка. Рекомендую тем, кто хотел подступиться к философии языка и логике, но не знал, как это проделать.

    возможностьделится впечатлением5 лет назад
    🔮Мудро
    💡Познавательно
    🚀Не оторваться
    😄Весело

    сюжет довольно занимательным образом сконцентрирован вокруг одного события, причем держание в уме этого факта и как бы отход от него в предысторию не мешает вникать в философию обоих мыслителей, смотреть на их ранние отрезки жизни

Цитаты

    Valeryia Davydovaцитирует5 лет назад
    «Часто приходится слышать, что вся философия — это лишь примечания к Платону,
    Алиса Прохоровацитирует3 года назад
    Основная функция философии, полагали они, — не погружаться в дебри метафизики, а прояснять понятия, которыми оперируют ученые. Ученые — вот главные игроки на поле. Философ лишь помогает им, анализируя тактику игры. Философия всегда будет играть подчиненную роль по отношению к науке.Однако даже в терминах самого кружка все было не так просто. Если высказывание имеет смысл только потому, что его можно верифицировать, то что такое верификация?
    Dasha Ivanenkoцитирует6 лет назад
    идеи Юма имеют огромное значение для научного метода, который асимметричен по своей сути. Никакое число экспериментов не способно подтвердить верность теории

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз