Якопо Саннадзаро

Аркадия

    Palina Apanovichцитирует7 месяцев назад
    И, помня ту, что сердце растерзала мне,
    Застыть, как лед, о жизни не заботясь,
    Не чуя боли, столь меня измучившей
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    ни любовь слезами,
    ни луга ручьями,
    ни кóзы ветвями,
    ни пчёлы цветами
    не насытятся никогда.
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    О мать всеобщая, предобрая земля!
    Ты дашь ли мне почить в твоих лугах?
    Дозволь уснуть мне в этот поздний вечер
    И пробудиться лишь тогда, как Солнце
    Лучи прольет моим зеницам темным
    И одиночество прогонит, словно сон.
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    Точно, мы счастливы были, и боги любили счастливых:
    Я еще помню оное светлое время! но счастье
    (После узнали мы) гость на земле, а не житель обычный.
    Песню же эту я выучил здесь, а с нею впервые
    Мы услыхали и голос несчастья, и, бедные дети,
    Думали мы, от него земля развалится и солнце,
    Светлое солнце погаснет! Так первое горе ужасно!
    Palina Apanovichцитирует7 месяцев назад
    и ей во славу
    Быки и овны побеждают в поединках.
    Сергеев Михаилцитируетв прошлом году
    Домой — это значит: в мир лесов, полей, стад и бедных сельских домов, их нехитрого уюта.
    Сергеев Михаилцитируетв прошлом году
    идеальной вергилиевской Аркадии человеческое страдание диссонирует со сверхъестественно совершенной средой, — пишет Панофски. — Ощутив этот диссонанс, поэт должен был преодолеть его, и преодолением оказалась... сумеречная смесь печали и покоя
    Сергеев Михаилцитируетв прошлом году
    самом первом стихотворном цикле — «Буколиках». Уже там Аркадия сближается с Италией, только не в глубинах незапамятной древности и без прицела на исторические обобщения, а очень просто и непосредственно. Аркадия — это как бы и есть Италия.
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    Мне кажется, быки мычат с укором:
    „Твои стенанья небо помрачают“».
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    восклицает:
    «Зачем спешишь с восходом, солнце злое?
    Чтó мне твой свет, коль нет ее со мною?
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    — Не дано всем людям уметь все. Коли в одном оплошал, значит, могу защитить свою честь в другом
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    Проносятся ветры, со стоном вздыхая,
    И я вопрошаю: настанет ли лето?
    Проносятся с громами рваные тучи,
    Эфир взбудоражен от множества молний,
    И мнится, что близко скончание миру.
    О вёсны желанные в юном цветенье,
    В ветвях дуновения, свежие травы,
    Блаженные склоны, о хóлмы, о горы,
    Ручьи, долы, реки, зеленые бреги,
    Оливы и лавры, и мирты с плющами,
    О славные духи лесов многоствольных;
    О эхо в ущельях, о ясные воды,
    О с луками нимфы, о Панова свита,
    О фавны, сильваны, сатиры, дриады,
    О гамадриады, о полубогини,
    Наяды, напеи, вы ныне в печали;
    Фиалки завяли на склонах пустынных;
    И дикие звери, и вольные птицы,
    Что тешили сердце вам, ныне исчезли.
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    Итак, пора душевным силам из могилы
    Восстать, покуда тело не закопано
    В сырую землю с плачем безутешным.
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    Между трудов распределяя время,
    Не дай себе свободы плакать; столько лишь
    Несчастен ты, сколь о несчастье плачешь.
    Так разрыхляй граблями землю твердую,
    Искореняй чертополох с репейником,
    Что подавляют всходы молодые.
    Я
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    Много рассуждая об этом сам с собою, я обдумывал различные и порой странные способы самоубийства; и в самом деле прекратил бы свои печальные дни или петлей, или ядом, или острым мечом, если бы моя болящая душа, преклоненная каким-то малодушием, не ощутила внезапный страх перед тем, к чему так стремилась.
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    а я, разделенный с той, кого люблю, таким пространством неба, такой протяженностью земли, такими безднами моря, снедаю себя непрестанной скорбью и слезами
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    И чтобы не описывать подробно все мои мучения: ни одна вещь не привлекает меня, никакое празднество, никакая игра не может, — не говорю: увеличить мою радость, но хотя бы уменьшить мое горе; и прошу кого угодно из богов, кто внемлет стонам терпящих то же, что и я, — да положит он этому конец, послав мне или скорую смерть, или благоприятный исход.
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    Теперь же знаю: мир непостоянный
    Лишь безобразнее становится, ветшая;
    И всякий раз, когда я размышляю
    Об этом, друг мой, сердце рассекает мне
    Неисцелимая отравленная рана.
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    Ибо, коль выскажу все, что в душе таится,
    Так затрещат леса и кручи горные.
    Молчать? Но боль велит невыносимая
    Alec Silretivцитирует2 года назад
    Одни носили гирлянды из лигустра [45] с вплетенными поочередно желтыми и алыми цветами, другие сочетали белые и пурпурные лилии с сочно-зелеными ветвями апельсина; та шествовала сияя, словно звездами, цветами роз, а иная бе-
    лела жасминами; итак, каждая в отдельности и все вместе, они больше напоминали божественных духов, нежели человеческие существа. Отчего многие из мужчин восхищенно говорили: «О, сколь счастлив будет обладатель такой красоты!» А тем временем девушки, видя, что солнце поднялось уже высоко и наступает сильный зной, непринужденно шутя и пересмеиваясь между собою, направились в сторону прохладной ложбины. Очень скоро они ее достигли и, найдя в ней свежие источники, столь прозрачные, что казались из чистого горного хрусталя, принялись освежать ледяной влагой ли́ца, сияющие неухищренным искусством, и, засучив до половины чистые рукава, обнажали белизну локтей, добавлявших немало красоты к нежности и изяществу перстов и ладоней. И мы, разгораясь все большим желанием любоваться девушками, немедля последовали туда же, куда и они, и здесь расселись кто где у подножия огромного каменного дуба [46]
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз