Кузьма Петров-Водкин

Пространство Эвклида. Моя повесть. Часть II

    Anastasia Bolotnikowaцитируетв прошлом году
    Тела при их встречах и пересечениях меняют свои формы: сплющиваются, удлиняются, сферизуются, и, только с этими поправками перенесенные на картинную плоскость, они становятся нормальными для восприятия.
    Anastasia Bolotnikowaцитирует2 года назад
    У живописца вывесок я увидел другого рода, чем у Филиппа Парфеныча, палитру красок — голых, базарных, вздорящих между собою. Здесь их не охорашивали: они, как беспризорные дети, вели себя грязно и бесчинно. Меня это огорчало. У меня уже устанавливалось уважение к краске, и для меня небрежность к цветовому материалу означала то же самое, как если бы по клавишам фортепьяно барабанили палкой.
    Линда Крицкаяцитирует2 года назад
    Для меня намечается с тех пор, что живопись — не забава, не развлечение, что она умеет каким-то еще неизвестным мне образом расчищать хлам людского обихода, кристаллизировать волю и обезвреживать дурное социальных взаимоотношений.
    annaavalerцитирует3 месяца назад
    Ведь Матисс, Пикассо и Ван Гог и для нас, специалистов, были тогда неожиданными, и мы-то с трудом и с руганью разбирались в них.
    annaavalerцитирует3 месяца назад
    Если К. Коровин, засунув за жилет большие пальцы рук, говорил много и весело, с анекдотами, и кокетничал красивой внешностью, то Серов был немногоречив, но зато брошенная им фраза попадала и в бровь и в глаз работы и ученика. Коровин с наскока к мольберту рассыпался похвалами: прекрасно, здорово, отлично, что не мешало ему в отсутствие студ
    annaavalerцитирует3 месяца назад
    В. Васнецов, Рябушкин, Нестеров, Врубель — в живописи, Мусоргский и Римский-Корсаков — в музыке заговорили на этом языке. Строгановское училище в Москве перестраивалось на новый лад в связи с этим движением. К.Коровин, Е.Поленова и Малютин взрывали в его стенах «техническое рисование» с наносной стилистикой петушков и ренессансов.
    Со смертью Александра Третьего группа архитекторов, возглавляемая Месмахером, утратила свое
    annaavalerцитирует3 месяца назад
    Поставил ему Чистяков задачу «в корень», по его выражению, — взял желтую и красную ленты и повесил их на зеленых кустах при солнечном освещении у нас в садике... Понимаете?..
    За мою практику я знал многие живописные невозможности, но задачи, подобные поставленной Чистяковым Резцову, ко времени этой беседы были уже разрешаемы хотя бы и немногими у нас и за границей.
    Дело заключалось в следующем: заурядный живописец ограничивает свои искания «тоном», то есть разрешает картину в близлежа
    annaavalerцитирует3 месяца назад
    Пришел ко мне, — рассказывал Чистяков, — Виктор Васнецов. Я перед ним карандаш положил и говорю: нарисуй! И вот уже по тому только, как посмотрел Виктор Михалыч на это дело, я уже понял: не дойти ему до «предмета», весь он на «рассказе» изольется, вроде как декорацией для него предмет служить будет... Врубель — этот совсем наоборот: этого анализ предметный так свербил, что покойный из всех вожжей выскакивал. Оглянется с лошади, а сани с живописью во-он где!.. Этого надо было задерживать, чтоб сквозь предмет не проскочил... Не всем, видать, вдомек, что «предмет» от художника всего устремления требует, и что он и где он, — тогда только и «рассказ» проявится полностью. — Дурачок скажет: н
    annaavalerцитирует3 месяца назад
    Я решил тушевать перекрещивающимися линиями.
    Зачернела моя ваза, а ваза в натуре, как назло, все больше и больше высветлялась для моих глаз, и самый фон, чернотой зияющий у реалиста, становился легким и прозрачным.
    Попытался резиной воздействовать на черноту, но угольный карандаш только размазывался от прикосновения к нему резины...
    От неудачи снова зазвенело в ушах: мои сапоги завозились на паркете и запахли
    annaavalerцитирует3 месяца назад
    Для меня намечается с тех пор, что живопись — не забава, не развлечение, что она умеет каким-то еще неизвестным мне образом расчищать хлам людского обихода, кристаллизировать волю и обезвреживать дурное социальных взаимоотношений.
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    изображай на холсте, что тебе угодно, но холст до последнего мазка должен одрагоцениться живописью, иначе все рассказанное на нем будет не более, как предметным наименованием, то есть натурализмом.
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    только сопоставляя, множа и деля мир на человека, достигает художник правдивости образа,
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    Вещи надо принимать всерьез, но никогда трагично, — говорят французы,
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    В жизни меньше величественного, трагического, чем балаганного
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    Все случившееся неизбежно и неповторимо
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    Цвет характеризует прозрение и затемнение целых исторических эпох и говорит о молодости, расцвете и о старости цивилизаций
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    Натюрморт — это одна из острых бесед живописца с натурой. В нем сюжет и психологизм не загораживают определения предмета в пространстве. Каков есть предмет, где он и где я, воспринимающий этот предмет, — в этом основное требование натюрморта. И в этом — большая познавательная радость, воспринимаемая от натюрморта зрителем.
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    всякое произведение искусства всплывает и уходит от нашего внимания в зависимости от нашей непосредственной нужды в нем. Правда, есть мастера и вещи, которые не покидают нас никогда, но это уже личные склонности
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    Фантазия — убийственная вещь, когда для нее нет выхода в реальное событие!
    Anastasia Abdrakhmanovaцитирует4 месяца назад
    Подожди, послушай, Кузьма, — трагическое бывает только во сне... Ты посмотри, с какой выдержкой ведет себя природа. Ведь если бы солнце раскипятилось от гнева, оно бы весь свой котел на нас выплеснуло...
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз