Поэтическое искусство, Никола Буало-Депрео
Книги
Никола Буало-Депрео

Поэтическое искусство

Alina Romanova
Alina Romanovaцитирует8 месяцев назад
Но такие полезные для общества произведения может создать только поэт, сам безупречный в моральном отношении:

Так пусть всего милей вам добродетель будет!

Ведь даже если ум и ясен и глубок,

Испорченность души всегда видна меж строк.
Alina Romanova
Alina Romanovaцитирует8 месяцев назад
Малерб
Alina Romanova
Alina Romanovaцитирует8 месяцев назад
Волнует зримое сильнее, чем рассказ,

Но то, что стерпит слух, порой не стерпит глаз.
Alina Romanova
Alina Romanovaцитирует8 месяцев назад
Увлечение изысканной формой как чем-то самодовлеющим, оригинальничанье, погоня за рифмой в ущерб смыслу приводят к затемнению содержания, а следовательно, лишают поэтическое произведение ценности и значения.
Alina Romanova
Alina Romanovaцитирует8 месяцев назад
Основное, требование — следовать разуму, — общее для всей классической эстетики XVII века, конкретизируется в поэме Буало в виде ряда положений., Следовать разуму — это значит прежде всего подчинить форму содержанию, научиться мыслить ясно, последовательно и логично:

Так пусть же будет смысл всего дороже вам,

Пусть блеск и красоту лишь он дает стихам!

Обдумать надо мысль и лишь потом писать.

Пока неясно вам, что вы сказать хотите,

Простых и точных слов. напрасно не ищите…
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
Так же как и в отношении трагического героя, Буало и здесь резко протестует против портретности в изображении персонажей. Поэт не должен буквально копировать ни себя, ни окружающих, он должен создавать обобщенный, типический характер, так, чтобы живые прототипы его смеялись, не узнав самих себя
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
низменному», чувственному началу человеческой природы, Буало считает подобного рода внешние зрительные эффекты недостойными «высокого» жанра трагедии Художественное воздействие на зрителя должно оказываться не через чувственное впечатление, а через осознанное разумом восприятие:

Волнует зримое сильнее, чем рассказ,

Но то, что стерпит слух, порой не стерпит глаз
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
В последующих строках Буало возражает против упрощенного изображения безупречных, «идеальных» героев, лишенных всяких слабостей. Такие характеры противоречат художественной правде. Больше того:.именно слабости этих героев должны оттенить значительность и величие, без которых
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
Буало не мыслит себе героя трагедии:

Герой, в ком мелко все, лишь для романа годен.

У вас пусть будет он отважен, благороден,

Но все ж без слабостей он никому не мил:

Нам дорог вспыльчивый, стремительный Ахилл;

Он плачет от обид — нелишняя подробность,

Чтоб мы поверили в его правдоподобность…
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
Наиболее острые, напряженные моменты сюжетного развития — например, убийства всякого рода ужасы и кровопролитья — должны совершаться за сценой. С характерным для картезианского рационализм пренебрежением
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
Таким образом, предостережение Буало против безвкусного смешения эпох и нравов означает, что поэт должен полностью отрешиться от тех конкретных черт и особенностей поведения, которые характерны для его современников
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
отказаться прежде всего от той плохо замаскированной, сознательной портретности, которая присуща в особенности галантно-прециозным романам. Поэт должен вкладывать в своих героев такие моральные идеалы, изображать такие чувства и страсти которые по мнению Буало. являются общими для всех времен и народов и в образах Агамемнона, Брута и Катона способны служить примером для всего французского общества его времени
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
Буало язвительно высмеивает попытки создания христианских эпопей, главным защитником которых был в ту пору реакционный католический поэт Демаре де Сен-Сорлен. Если античный миф в своей наивной человечности тесно связан с природой, олицетворяет ее силы в образной форме и не противоречит разуму, то христианские святые и чудеса должны быть слепо приняты на веру и не могут быть постигнуты разумом. Введение в трагедию и эпопею христианской мифологии (в отличие от античной) не только не украшает поэтическое произведение, но и компрометирует религиозные догмы
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
Борясь против натуралистических крайностей бурлескной поэзии и бытового романа, классицизм начисто зачеркивал все то здоровое, жизнеспособное, уходящее корнями в глубь народной поэтической традиции, что было присуще бурлеску. Не случайно Буало в «Поэтическом искусстве» зачастую объединяет в своих оценках народный фарс, средневековую поэзию и современный бурлеск, считая все это проявлениями одного и того же ненавистного ему «плебейского» начала
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
нормативность классической эстетики, объявившей себя окончательным и непререкаемым судьей для всех последующих поколений, в этом ее ограниченность и консерватизм. Именно против этой догматичности эстетических требований и идеалов выступила впоследствии романтическая школа
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
Таким метафизически неизменным, «вечным» был и эстетический идеал классицизма: не может быть разных понятий красоты, как не может быть разных вкусов. Вопреки старинной пословице «о вкусах не спорят», классическая эстетика выдвинула метафизическую антитезу «хорошего» и «дурного» вкуса. «Хороший» вкус, единый и неизменный, основан на правилах; все, что не укладывается в эти правила, объявляется «дурным» вкусом. Отсюда — безусловная
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
древнего мира, освобожденной от конкретно-исторической и бытовой реальности, теоретики классицизма видели высшую форму отвлеченного и обобщенного воплощения действительности. Отсюда вытекает одно из основных требований классической поэтики — следование античным образцам, в выборе фабулы и героев для классической поэзии (в особенности для ее основного жанра — трагедии) характерно многократное использование одних и тех же традиционных образов и сюжетов, почерпнутых из мифологии и истории древнего мира
Шохида Эшонбобоева
Шохида Эшонбобоевацитирует10 месяцев назад
моментом этого учения является противопоставление двух начал человеческой природы — материального и духовного, чувственных страстей, представляющих «низменную», «животную» стихию, и «высокого» начала — разума Этот дуализм, которого не знало гармоничное и целостное мировоззрение Ренессанса, сказался и на проблематике основного жанра классической литературы, на том неразрешимом конфликте между разумом и страстями, между личным чувством и сверхличным долгом, который занимает центральное место в трагедиях Корнеля и Расина
Марина Миронова
Марина Мироновацитирует3 года назад
И фата глупого, и старого ревнивца,
Сумеет их для нас на сцене сотворить,
Заставив действовать, лукавить, говорить.
Марина Миронова
Марина Мироновацитирует3 года назад
Лишь тот, кто наделен поэта острым зреньем,
Нас времени рука меняет день за днем,
И старец не похож на юношу ни в чем.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз