Книги
Маргарета Фёрингер

Авангард и психотехника. Наука, искусство и методики экспериментов над восприятием в послереволюцион­ной России

    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Здесь идет речь об обу­словленности ви´дения техникой, то есть о приравнивании человеческого восприятия к восприятию съемочного аппарата.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Он, таким образом, создал эпистемическую петлю: опыт городского пространства использовался для его визуального изучения в закрытой лаборатории и затем возвращался в свободное архитектурное пространство — так проходила тренировка реципиента архитектуры.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    «Основная цель паноптикона — привести заключенного в состояние сознаваемой и постоянной видимости, которая обеспечивает автоматическое функционирование власти. Устроить таким образом, чтобы надзор был постоянным в своих результатах, даже если он осуществляется с перерывами, чтобы совершенство власти делало необязательным ее действительное отправление и чтобы архитектурный аппарат паноптикона был машиной, создающей и поддерживающей отношение власти независимо от человека, который ее отправляет, — короче говоря, чтобы заключенные были вовлечены в ситуацию власти, носителями которой они сами же являются»326.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Один из студентов Ладовского, Попов, создал в 1928 году проект «нового города», исторические прототипы которого можно отыскать не в проектах идеальных городов прошлых эпох, а в тюремной архитектуре конца XVIII века
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    адовский охарактеризовал главные особенности этой дисциплины точно так же, как их сформулировал Мюнстенберг: она была направлена на создание научного обоснования производственных и творческих процессов при помощи приборов, их контролирующих, и применялась намного шире, чем только в рамках фабричного производства. «Психотехника, — начинал Мюнстенберг введение к своей книге, — есть наука о практическом применении психологии в области культуры»275.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Эта смена перспективы привела, прежде всего, к появлению в учебном плане новой методики, развивающей у архитекторов способность «думать пространственно, а не на плоскости»179 и ставшей основой архитектурного образования одинаково как для конструктивистов, так и для рационалистов. Если традиционное художественное обучение начиналось с анализа классических форм, а потом переходило к абстрактной композиции, то есть шло от конкретного к абстрактному, то Ладовский не только отказался от анализа «старых стандартов», но вывернул весь процесс композиции наизнанку: архитектор должен был сначала воплотить свои идеи в форме трехмерной модели, а потом приготовить чертежи для ее конкретной реализации.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    «Пространство, а не камень — материал архитектуры»177, — конкретизировал Ладовский свою позицию, которая ни в коем случае не исключала также и конструктивистского подхода.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Не чертеж, а пространственная модель являлась первым этапом в реализации проектов психоаналитического архитектора — не рисунок на плоскости, а скульптурное моделирование в пространстве характеризовало его работу.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Психоанализ в терминологии Ладовского не имеет ничего общего с фрейдистским его пониманием, а обозначает только анализ влияния пространства на человеческую психику. В отличие от Зигмунда Фрейда, помещавшего психику в область бессознательного, Ладовский понимал ее как функцию зрения и движения, не обладающую определенной физической локализацией и не являющуюся неким «черным ящиком». «Психика» Ладовского проявляла себя через координацию визуального восприятия и телесного движения.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Наиболее известные и смелые представители этого направления художник Владимир Татлин и архитектор Эль Лисицкий объединяли в своих работах применение новых материалов с радикальностью выбора формы. Несмотря на то что «Памятник III Интернационалу» Татлина или «проуны» (проекты утверждения нового) Эль Лисицкого так никогда и не были реализованы вне стен музеев, они, имея статус моделей, стали символами нового искусства, построенного по принципу машин, « с их логикой и ритмом, составными частями и материалами, с их метафизическим духом»151.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    развитие наук о жизни стало крупномасштабной политической программой146, а также, в некоем роде, и использование научного языка и методов в сфере искусства
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    В созданном после революции Народном комиссариате просвещения (Наркомпрос) работали некоторые авангардисты, например футурист Владимир Маяковский и конструктивист Владимир Татлин, адаптировавшие программы обучения следующих поколений художников к новым задачам социалистического искусства136. Эти задачи нашли свое институциональное воплощение, прежде всего, при организации Высших художественно-технических мастерских.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    С началом Первой мировой войны психотехника утратила свой размах и горизонт проектирования, даже если он существовал только на всё терпящей бумаге. После удачного применения при отборе солдат и пилотов наступил настоящий расцвет психотехники, разделившейся на два главных направления: промышленная психология (индустриальная психология, психотехника или психология труда) и военная психология
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    целью психотехники являлись «лежащие в будущем практические жизненные задачи»108. Психотехника занималась выяснением того, «какие психологические средства должны быть использованы, если необходимо достичь той или иной цели»
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    При этом целью являлось не только оформление, но и изменение сознания: «Мы пришли, чтобы очистить личность от академической утвари, выжечь в мозгу плесень прошлого…»
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Другой важной чертой русского авангарда был его прикладной характер, то есть использование художественных способностей автора для создания предметов повседневного обихода.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Психотехника понималась ее адептами как практическая психология, расширившая предмет своего изучения на все сферы человеческой деятельности, готовые ей открыться. Среди них было и авангардное искусство. Возвращаясь к концепции экспериментальных систем, Россию 1920‐х годов можно описать как экспериментальную культуру.
    Alexandra Efimenkoцитирует7 месяцев назад
    Благодаря изучению практик становятся не важны дисциплинарные границы, потому что практики снова и снова их «подмывают, передвигают и определяют заново»70.
    Alexandra Efimenkoцитирует9 месяцев назад
    Рядом с человеком науки работник искусства должен стать психо-инженером, психо-конструктором»
    Alexandra Efimenkoцитирует9 месяцев назад
    на понятие «психотехника» мое внимание впервые обратил Фридрих Киттлер, который в книге «Системы записи» разбирает отношения между психотехникой и сюрреализмом7
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз