Гарри Гаррисон

Планета райского блаженства

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    Olga Tommцитирует3 года назад
    Чтобы эффективно воевать, надо быть параноиком, надо непрестанно создавать все более мощное оружие, не дожидаясь, пока его создаст враг.
    Olga Tommцитирует3 года назад
    Битва за Землю была проиграна. Победу еще предстояло завоевать.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    Удовлетворение потребностей ума — вот единственное настоящее наслаждение.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    Прошлого не изменить, будущего не предугадать.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    Ведь тебе известно, Сэм, какая высокая у вас смертность. Только не надо думать, будто в этом есть и твоя вина. Думать надо совсем о другом: ты молод и здоров и у тебя собственный путь в жизни. О себе следует думать.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    Всю дорогу до дома его не покидала эйфория... вернее, всю дорогу до поворота на Соболь-Крик. Здесь его родина, и он — неотъемлемая частица ее... Но почему-то такие мысли не вдохновляют. Слезая с электроцикла, он поймал себя на том, что сутулится — а ведь так бывает всегда по возвращении. Опять надо говорить со здешним акцентом и слова выбирать попроще, чтобы не подумал кто, будто Сэм задается и умничает.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    Справедливо подмечено, что если и существует на свете место, где могут происходить непонятные вещи, так это северная часть графства Мейо. В Ирландии хватает пустынных торфяников и продуваемых всеми ветрами болот, но это самый бесплодный и заброшенный ее уголок. Совсем как Луна, только покрытая зеленью, но все равно безжизненная. Унылая, однообразная равнина, не оживленная ни единым деревцем, резко обрывается в море. За бесчис­ленные столетия прибой потрудился на совесть, изрезав весь берег опасными узкими заливами. Не лучшее место для человека — и все-таки люди живут здесь, всегда жили, и до сих пор возвышается над этой пустыней мрачный остов Черной башни, возведенной на заре истории, если не раньше.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    — Я сдаюсь в плен! На мне мундир комбатанта! Десять лет вы вот так же громили мою страну! Пять миллиардов долларов в год тратили на бомбы! Убивали, калечили женщин, детей...
    Дверь вырвалась из рук вьетнамца, в него вцепились чужие пальцы.
    — Полиция? Вы же полицейский, помогите мне...
    Тот, к кому обращался Дао, ударил его кулаком в лицо, выбил глаз.
    Множество рук вытащило пилота из кабины, сорвало с петель вторую дверь и швырнуло вопящего Мартина-Лютера наземь.
    Кулаки, носки ботинок и туфель, каблуки-шпильки... Густым градом удары сыпались со всех сторон, слепя, мозжа, разрывая, убивая. С трупов сорвали одежду, чтобы легче было добраться до мягкой плоти.
    Солдатам с расположенной поблизости базы Корпуса морской пехоты пришлось лезть через высокую ограду, поэтому к их прибытию от жертв мало что осталось. Но бравые морпехи все же вволю потоптались тяжелыми ботинками по кровавым ошметкам.
    Поскольку содеянное этими двумя извергами нельзя было назвать иначе как чудовищным преступлением. И не существовало на свете кары, чересчур суровой для них.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    — Хорошо. Мы отправляемся немедленно. Сидите здесь. Сейчас мы переместимся в мир, который одни называют Родиной, а другие — Ненавистью.
    — Это ваш мир?
    — Да.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    — Будет трудно убить их всех, не погибнув самим, — решил Большой Ястреб. — Поэтому мы и пытаться не станем.
    Индейцев не удалось уговорить даже на планирование атаки. Они лежали в густеющих сумерках, жевали полос­ки сушеного мяса и пропускали мимо ушей все доводы Марка. Эти люди были просты и практичны, как животные, и самоубийство их не привлекало. Пума нападает на оленя, олень убегает от пумы — и никогда не бывает наобо­рот.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    Скучная жизнь в перенаселенном городе теперь казалась совершенно чужой. Да, там остались друзья, которых будет не хватать, но он знал, что обзаведется новыми друзьями во множестве миров, где непременно побывает. Тут и думать нечего, выбор очевиден.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    «Окура» — типичная японская гостиница. Иными словами, это средоточие деловой активности, настоящий муравейник. Все куда-то спешат: носятся портье, суетится клиентура; везде живые потоки, от разнообразных рестора­нов на нижних этажах до баров и кафе в башне, что смот­рит окнами на романтически иллюминированное море город­ского смога.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    — Вместе с антагонизмом классов внутри наций...
    — ...Падут и враждебные отношения наций между собой, — ответил Гхам. — Какая необходимость в столь длинном пароле?
    — Это же из Карла Маркса!
    — А, ну да, это все объясняет. Весьма многословный писатель.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    — Не хочу я быть гребаным героем, твою мать! — вспылил Мартин-Лютер. — Я хочу быть американцем, который поможет вытащить из сраной войны свою страну, прежде чем она разорвется напополам и весь мир заодно расхерачит. Я хочу, чтобы часть этих вонючих мегабаксов тратилась не на бомбы, а на черные гетто и чтобы мой народ не копошился в грязи с крысами, а имел то, что имеет любой беложопый пидор, какое-то подобие достойной жизни. А твой народ пусть живет как хочет и вытворяет у себя то, что ему нравится.
    — Совершенно согласен. — В голосе Дао тоже звучал ледяной гнев. — Мы будем жить в своей стране, а вы — в своей. Именно такой вариант меня устраивает больше всего.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    От своей шведской родни он унаследовал светлые кудри и почти белые брови, так что вполне мог унаследовать и характер. Среди воинственных северян время от времени рожда­лись берсерки — вполне добродушные люди, которые, однако, в бою становились совершенно другими, убивая яростно и слепо, словно выпущенные из клетки тигры.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    Но любая военная машина несет зародыш собственной гибели — созданные ею средства нападения должны быть равными по мощи средствам обороны, а то и превосходить их. Чтобы эффективно воевать, надо быть параноиком, надо непрестанно создавать все более мощное оружие, не дожидаясь, пока его создаст враг.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    Однако, брюзжа, я уже вовсю трудился. Пеняя на жизнь, неплохо в то же время делать что-нибудь полезное.
    Irina Isaevaцитирует4 года назад
    Я человек скромный... стараюсь быть скромным в меру своих сил, но дело это очень непростое. Ведь на каждом шагу приходится выслушивать, какой я великий. Мною по крайней мере дважды спасена Вселенная, и общественность об этом прекрасно знает.
    Egor Baydalaцитирует4 года назад
    – Удовлетворение потребностей ума – вот единственное настоящее наслаждение. Если человек ест ради вульгарного удовольствия от употребления пищи, он является пищеманом. Если человек пьет с целью опьянения, он питьефил. Эти разновидности ложного блаженства интерферируют с подлинными радостями ума. Как пищемания, так и питьефилия являются преступлениями, подлежащими наказанию.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз