Остров желтых васильков, Мария Брикер
Мария Брикер

Остров желтых васильков

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
b0253533512
b0253533512цитирует3 года назад
Хорошо, а то на его признательные показания слабая надежда. Откажется, а у нас против него улик мало, так как место убийства так и не определено. А вторая новость какая?
b0253533512
b0253533512цитирует3 года назад
– А вы решили, я малярша из бывших союзных республик? – хихикнула Марта.
– Ээээ… – сказал Веня.
– Ничего удивительного. Ремонт может украсить любую девушку, особенно если она делает его сама, – улыбнулась Марта, и улыбка у нее оказалась белоснежной и волнующей, а глаза вовсе не голубые, а синие-синие. – Проходите в кухню, если сможете. Ноги только не переломайте. Паркетную доску строители содрали, а под ней… Сами видите что. Кухня там, – показала Марта. – Я сейчас.
Трофимов пробрался в помещение, которое прежде именовалось кухней, о чем говорили одинокие раковина и плита.
Веня уселся на табуретку, застеленную газетой, и замер в ожидании подруги Яны Котовой. Сердце отчего-то тревожно билось, а перед глазами стояли смеющиеся глаза и нежная улыбка Марты. Трофимов даже забыл, зачем он, собственно, пришел. Веня попытался сконцентрироваться на предстоящем разговоре, но в кухню вошла Марта, и сосредоточиться не вышло. Клименко переоделась в узкие джинсы и футболку, умылась и сняла головной убор. Она выглядела немного растрепанной и такой настоящей – Трофимов окончательно раскис и принялся нахально ее разглядывать. Пшеничные волосы со светлыми, словно выгоревшими на солнце, прядками, узкие бедра, тонкие кисти с массивным браслетом в этническом стиле, косметика отсутствует, но лицо яркое, чистое и свежее. Марта словно излучала солнце, и пахло от нее летом и медом. Веня вспотел. В памяти всплыли слова Долгова: «Марта особенная девушка. Это для меня она была лишь тенью Яны. А для прочих мужчин… Марта может очаровать любого мужчину. У нее свой уникальный метод обольщения. Глазом моргнуть не успеете, как попадете в ее сети». Трофимов разозлился. Как эта девушка может быть чьей-то тенью? Долгов просто придурок конченый, раз ушел от нее к той, которую они выловили сегодня в реке. Свой ответ Долгову о том, что он женат, Трофимов вдруг резко забыл. Лишь где-то на уровне подкорки Эльза пригрозила ему пальчиком и состроила ехидную физиономию, но Веня отмахнулся от видения, как от назойливой мухи. Он смотрел на эту солнечную девушку и медленно увязал в ее цветочном меду.
– Морс будете? – словно издалека спросила Марта, иронично разглядывая Веню.
– Что, простите? – очнулся Трофимов. В руках Марта держала прозрачный графин, наполненный рубиновой жидкостью.
– Я говорю, что чай и кофе предложить не могу, но у меня есть клюквенный морс. Хотите? – спросила она, сделала глоток, облизала верхнюю губу и протянула кувшин ему. Трофимов сглотнул. Сейчас бы он многое отдал, чтобы помочь ей избавиться от ягодного сока на губах.
Веня поднялся, как солдат, принял кувшин из рук Марты, поискал глазами стакан.
– Да пейте так, у меня со стаканами напряженка. Не бойтесь, я не заразная, – улыбнулась Марта. Трофимов хлебнул морса и с ужасом почувствовал, что кувшин выскальзывает из вспотевших от волнения рук. Веня попытался удержать кувшин – удержал, как фокусник, прижал его к груди, но морс кляксами выплеснулся на светлый свитер и брюки.
– Черт, – сказал Веня, ошарашенно оглядывая себя.
– Снимайте быстрее! – разволновалась Марта и мило покраснела. Вероятно, чувствуя свою вину за эту глупую оплошность.
– Что снимать? – хрюкнул Веня.
– Скальп, – хмыкнула Марта и сама стянула с Вени свитер. Веня покорно дал проделать с собой эту манипуляцию. – Брюки помочь снять или сами справитесь? – поинтересовалась она. – Да не смущайтесь вы! Что я, мужиков в трусах никогда не видела? Сейчас я вам халат дам.
Марта вышла. Веня расстегнул ремень и замер, вспомнив, что сегодня в утреннем коматозе напялил на задницу новогодний подарок-прикол от Эльзы – труселя с оленями и Санта-Клаусами. Перед глазами промелькнула сцена, как он скакал за Эльзой в этих самых труселях по спальне, а жена убегала, называла его «мой грозный олень» и истерически ржала. Повеселились они на славу, но сейчас Трофимову было не до смеха.
Марта вернулась и сунула ему в руки халат, Веня озадаченно на него уставился. Халат был женским, розовым, в бабочках. Вообразив себя в розовом и в бабочках, Веня окончательно затосковал.
– Господи, ну какой же вы тормоз! – вздохнула Марта и удалилась с его свитером в ванную. Из ванной послышался шум воды. Веня торопливо стянул с себя брюки и напялил халат, который все же был меньшим злом, чем новогодние трусы с оленями, и отправился вслед за Мартой.
Ванная комната, в отличие от других помещений квартиры, еще не подверглась ремонтным работам. Марта покосилась на Трофимова в женском халате.
– Ну вот, свитер отстирался. В стиралке программа сушки есть, просушим, не волнуйтесь, – сдерживая улыбку, пообещала девушка. Забрала у Вени брюки и быстро застирала пятна.
Веня наблюдал за изящными руками Марты, отметив про себя, что у заклятой подруги Яны Котовой нет маникюра, ногти обрезаны под корень, лак отсутствует, и ее тонкие пальчики выглядят немного детскими.
Марта сунула свитер и брюки в стиральную машину, включила программу сушки, села на край ванной и вытерла тыльной стороной ладони лоб, оставив на коже влажный след. Ее щеки раскраснелись. Щеки Трофимова тоже зарумянились. Тесное пространство ванной комнаты, мокрые руки и влажная футболка, след ладони на джинсах, все эти детали сводили Трофимова с ума. – Итак, прелюдия окончена, – сказала Марта. – Рассказывайте, зачем явились? Старая перечница из соседней квартиры опять нажаловалась на меня, что стучу ночью кувалдой по стенам и роняю мебель? Со всей ответственностью заявляю, что ночью я не стучу и мебель не роняю. Также заявляю, что у соседки паранойя. Вы мне верите? – Марта иронично посмотрела на Трофимова.
– Верю, – улыбнулся Веня. – Только мой приход не связан с паранойей вашей соседки.
– Да? – Марта удивленно посмотрела на Трофимова. – С чем тогда связан ваш приход?
– С вашей подругой Яной Котовой…
– Что-то с Яной? – пролепетала Марта.
– Она умерла. Ее убили, – тихо сказал Веня. Марта побледнела и покачнулась на краю ванны. Трофимов успел ее поддержать за локоть и сам чуть не кувыркнулся. Их лица оказались рядом.
– Как это случилось? – спросила Марта, пристально глядя ему в глаза. Они словно поменяли цвет, потемнели, как штормовое море.
– Яна скончалась от проникающего ранения в сердце накануне своей свадьбы с Евгением Долговым.
– Боже мой… Янка… Я же предупреждала ее… Не связывайся с Долговым! Это он ее убил.
– Кто он? Долгов? О чем вы предупреждали подругу?
– Долгов выглядит как респектабельный рассудительный человек, но в душе монстр и псих. Он опасен! – твердо сказала Марта. Трофимов отстранился от нее и достал из кармана пригласительную открытку, упакованную в полиэтиленовый пакет. Протянул открытку Марте. Она повертела приглашение в руках, прочитала текст.
– Какая неприятность… – Марта явно смешалась, но быстро взяла себя в руки.
– У вас, я так понимаю, с подругой были не слишком хорошие отношения?
– У меня с Яной не было никаких отношений. И это не Янка писала. Яна не могла. Это написал убийца. Душно тут. – Марта потерла шею ладонью, словно задыхаясь. – Давайте выйдем отсюда. В кухню вернемся.
Трофимов помог Марте подняться. Она отстранилась от него и выскользнула из тесной комнатки. Трофимов вышел следом, но отчего-то ощутил пустоту в душе.
* * *
Марта принесла в кухню стул из гостиной, села на него, задом наперед, к спинке лицом, сложила руки на ней, легла щекой на локоть. Она снова казалась ребенком, который чем-то сильно огорчен. И Трофимову захотелось Марту утешить, только нечем было утешать эту потрясающую нежную девушку. Еще Веня поймал себя на мысли, что вот уже полчаса не может толком допросить Марту из-за ее манеры недоговаривать и менять тему разговора. Но Веню это совсем не напрягало. Это давало ему возможность находиться рядом с ней. Марта рассказала, что познакомилась с Яной, когда приехала из Красноярска покорять Москву и сняла комнату. Другую комнату в квартире снимала Яна. Так и подружились. Обе с севера. Яна приехала из Иркутска, чтобы разыскать родную мать. Случайно узнала, что родители у нее были приемные. После их смерти уже. Сгорели они в бане.
– Я так понимаю, Яна нашла свою родную мать?
– Нашла, но не сразу. Год искала.
– И та признала дочь?
– Да. Признала. Растерялась, правда, сначала. Не ожидала. Даже испугалась, что в поселке все узнают о ее прошлом и заклюют. В Подмосковье она живет. У Раисы Матвеевны частный дом. Они общались, но редко. Яна жила в Москве, как и раньше, в съемной квартире. Иногда она ездила навещать мать, продукты возила. Раиса Матвеевна учительница. По биологии. Странно, правда?
– Что странно? – спросил Трофимов, заглядевшись на Марту. Ее лицо было так притягательно, что Веня терял нить разговора.
– Что она учительница и бросила свою дочь.
– Мне страннее, что учительница по биологии могла не знать, откуда дети берутся и как от них до рождения избавляться, – пошутил Веня, но Марта шутку не оценила.
– Вы женаты? – неожиданно спросила она.
Трофимов чуть не сел мимо табурета.
– Да, – неловко выдавил он. Прежде он с гордостью говорил, что женат, сейчас слово «да» отчего-то с трудом выплыло из недр души. Оно отчаянно сопротивлялось.
– А я не замужем, – просто сказала Марта, и не было в этом ни трагедии, ни сожаления, только легкая грусть. – Но мне всегда хотелось семью иметь! – Марта подняла голову. – И детей хотелось. Я очень люблю детей и даже профессию выбрала, с малышами связанную. Я логопедом в детском саду работаю. С чужими детками вожусь, а своих нет.
– Так вы не старая еще. Двадцать семь лет для женщины в наше время не возраст, – брякнул Веня, желая утешить девушку, и почувствовал себя полным идиотом.
– Да не про то я, – отмахнулась от него Марта. – С детства я ощущаю в себе некую жертвенность, потребность утешать других, более слабых. Когда Яна бросила Долгова, мне стало мужика банально жаль… Как ребенка…
– И вы его пожалели, – заключил Трофимов. Марта кивнула.
– Да, мне Долгов, конечно, нравился, но не настолько, чтобы с разбегу прыгать в его постель. Жалость стала мотивацией. Янку я ненавидела в тот момент. Он ведь ради нее от жены ушел, брак разрушил крепкий. Он с Катей двадцать лет прожил. Долгов ради Яны от жены ушел и ребенка оставил.
– У них кто? – уточнил Трофимов.
– Сын. Двадцать четыре года ему. Похож на Катю.
– Сколько? – ошарашенно переспросил Трофимов. – Долгову ведь только сороковник!
– Я же говорю: он с Катей своей больше двадцати лет прожил. Они за одной партой в школе сидели, а после уроков ребенка, видно, состругали. Катя забеременела в шестнадцать лет. Ее из школы выперли за это.
– Вы ей тоже сочувствуете? – усмехнулся Трофимов, Марта неожиданно восприняла его иронию в штыки.
– А вы что думаете, если я с Долговым спала, то сука бесчеловечная? Я в отличие от Яны его из семьи не уводила! Из-за Янки он все разрушил и обратно в семью уже вернуться не мог. Данила его ненавидит.
– Марта, я ничего не думаю. У меня работа такая – вопросы задавать, – попытался оправдаться Трофимов. – Извините меня. Данила – это кто? Сын Долгова?
Марта смягчилась.
– Да, сын… Это вы меня извините… Нервы… Я поверить не могу, что Янку убили. Это так ужасно, что не укладывается в голове. – Марта потерла лоб тыльной стороной ладони. – Понимаете, как вышло, Яна сделала все возможное, чтобы разрушить семью Жени, и ликовала, когда он ушел от жены. А потом начался такой ад! Катя не хотела отпускать его. Друзья все от Долгова отвернулись. Даже в бизнесе не все стало гладко. Главный партнер Женьки – родственник Кати. Ее брат – соучредитель. Эту фирму сделал ее отец. Такие разборки начались, что мама не горюй. Мало того, Катя начала Яну третировать и запугивать. Яна быстро сдала позиции, а когда Катя ей в лицо что-то плеснула у подъезда…
– Что плеснула? – переспросил Трофимов. Марта потерла лицо, словно бывшая жена Долгова плеснула что-то не Яне в физиономию, а ей.
– Как оказалось, Катя плеснула в лицо Яны воду, но представьте себе девушку, которой в физиономию что-то выплескивают! Забыть не могу несчастную королеву красоты, которую искалечил отморозок.
– Яна, я так понимаю, испугалась.
– Любая девушка на ее месте испугалась бы. Тем более Катя предупредила, что в следующий раз не ограничится водой. Угроза подействовала. Яна заявила Долгову, что ей кровавые разборки на фиг не нужны. Возможно, его женушка просто блефует, но проверять эту версию она не собирается. Яна сказала, что уходит, и посоветовала Долгову возвращаться в семью, к шизофренической Катеньке. И ушла. А Долгов вернуться в семью не мог. Если он раньше испытывал чувство вины перед женой, то после ухода Яны Катю возненавидел. Да Катя и не приняла бы его. Ее поступками двигала месть, а не желание вернуть прошлое.
Трофимов задумался: Марта подозревала Долгова, а Долгов подозревал в убийстве свою бывшую жену. Однако, судя по рассказу Марты, поведение жены Долгова действительно наводило на мысль о возможной причастности ее к преступлению.
– Как долго ваш роман с Долговым длился?
– Четыре месяца. И как выяснилось, в жалости Долгов не нуждался.
– Марта, вы можете конкретно сформулировать, что вы знаете про Долгова криминального? Что именно навело вас на мысль, что он способен на убийство? Может, у вас есть в распоряжении улики какие-то?
b0253533512
b0253533512цитирует3 года назад
перед Мартой. Я должен был набраться
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз