Цитаты из книги «Бумажные города», Джон Грин

В бумажных домишках живут бумажные людишки и отапливают их собственным будущим. Бумажные дети хлещут пиво, купленное им каким-нибудь бомжом в бумажном гастрономе. И все помешаны на том, как бы заиметь побольше барахла. А барахло все тонкое и бренное, как бумага. И люди такие же
Рисуя в своем воображении будущее, мы можем сделать его реальным
Уходить очень тяжело – до тех пор пока не уйдешь. А потом понимаешь, что легче нет ничего на всем белом свете
Другому человеку очень трудно показать нам, как мы выглядим со стороны, а нам сложно показать, как мы себя ощущаем изнутри.
Меня вообще всегда удивляло, что кто-то начинает с кем-то мутить только потому, что ему внешность нравится. Это все равно, что хлопья на завтрак не по вкусу выбирать, а по цвету упаковки.
– Ты не беспокоишься насчет того, что будет потом?
– Потом состоит из множества сейчас, – отвечает она.
Мысль о том, что человек – больше, чем просто человек, предательски вероломна.
Марго обожала всякие загадки. Впоследствии я часто думал, что, может быть, именно поэтому она и сама стала девочкой-загадкой.
Мое мнение таково: с каждым человеком в жизни случается какое-то чудо
В бумажных домишках живут бумажные людишки и отапливают их собственным будущим.
– Потом состоит из множества сейчас
Говорят, что друг не может уничтожить друга.
Да что они об этом знают?
tg
tgцитирует4 года назад
ты можешь почувствовать чистый кайф, только если бросаешь что-то важное, что-то, что для тебя много значило. Выдергиваешь самого себя с корнями. Но сделать это можно только тогда, когда у тебя есть эти корни.
Когда мы начали смотреть друг другу прямо в глаза? Только когда ты заметила мои трещины, а я – твои. А до этого мы видели лишь вымышленные образы друг друга – это как я смотрел на твое окно, завешенное жалюзи, но не видел, что внутри.
– У меня сердце просто бешено колотится, – сообщил я.
– Это верный признак того, что тебе весело, – ответила Марго.
– Реальность никогда не бывает такой, как ты себе воображаешь,
Пространство между нами исчезает. Мы в последний раз пытаемся сыграть что-то на порванных струнах друг друга.
с каждым человеком в жизни случается какое-то чудо
Знаешь, в чем твоя проблема, Квентин? Ты все ждешь от людей, что они перестанут быть такими, какие они есть. Я бы тоже мог беситься, например, из-за того, что ты дико непунктуален или что ты ничем не интересуешься, кроме Марго Рот Шпигельман, или что ты ни разу не спросил, как у меня дела с Энджелой — но мне-то пофиг, чувак, потому что ты — это ты. У моих предков тонна черномазых Санта-Клаусов, но ничего не поделаешь. Просто у меня такие родители. А я так помешан на своем веб-справочнике, что иногда к телефону не подхожу, даже когда звонят друзья или моя девчонка. И это тоже нормально. Я такой. Я же тебе все равно нравлюсь. И ты мне нравишься. Ты прикольный, умный, и хоть и опаздываешь, но ведь приходишь же.

Они не перестанут

Вот что некрасиво: да, ты отсюда не видишь ни ржавчины, ни потрескавшейся краски, ни чего-то там еще, но зато видишь весь город, как он есть. Насколько он фальшивый. Такой из пластмассы нетрудно сделать. Или из бумаги вырезать. Ну посмотри, Кью: все эти тупики, улицы, которые замыкаются сами на себя, все эти постройки-времянки. В бумажных домишках живут бумажные людишки и отапливают их собственным будущим. Бумажные дети хлещут пиво, купленное им каким-нибудь бомжом в бумажном гастрономе. И все помешаны на том, как бы заиметь побольше барахла. А барахло все тонкое и бренное, как бумага. И люди такие же. Я уже восемнадцать лет живу в этом городе и еще не встретила ни одного человека, который ценил бы что-нибудь стоящее.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз